Президентский даблбайнт

? 1 октября А. Лукашенко дал пресс-конференцию для ста журналистов, представляющих федеральные и региональными СМИ РФ. Встреча стартовала с ответа, в котором президент Беларуси назвал кампанию «кучки российских политиков», направленную против него, «бредом полным». В свою очередь 3 октября Дм. Медведев в своем видеоблоге посоветовал белорусским властям «заниматься внутренними проблемами». «В том числе, наконец, расследовать многочисленные дела об исчезновении людей». В чем особенность этих публичных обвинений?

Аркадий Нестеренко. То, что два авторитарных режима, с регулярной частотой в последнее время обмениваются взаимными упреками и с помощью СМИ обвиняют друг друга в недемократичности, к этому, наверно, уже все привыкли.

На этом фоне термин «информационная война» стал своего рода затертым банальным клише, который к месту и не к месту используется журналистами. Хотя в нашем случае, корректнее говорить об информационном противостоянии. Всё-таки война, пусть и информационная, ведется на чужой территории. А сообщения белорусских СМИ в подавляющем большинстве случаев направлены на белорусских же граждан.

И задача, которую ставят перед собой на К.Маркса, 38, организовывая массовые пресс-шоу для российских журналистов, и заключается в том, чтобы выйти за пределы традиционных границ влияния белорусских СМИ. Однако здесь и возникает проблема.

Комментаторы с обеих сторон поспешили объявить о том, что точка невозврата в белорусско-российских отношениях была пройдена где-то между 1 и 3 октября… Полноте. За последние годы практика приглашать российских журналистов стала нормой для белорусского руководства. А риторика выступлений колебалась разве что в пределах  смысловых конструкций: «у нас хорошо/у вас плохо»; «у нас очень хорошо/у вас очень плохо».

Пятничная конференция – лишь красивый, вовремя подвернувшийся повод перебросить виртуальный информационный мяч, который на короткое время оказался на российской стороне, назад в Беларусь.

На самом же деле, на мой взгляд, проблема в другом. Публичная дискуссия между главами Беларуси и России давно попала в коммуникационную ловушку, которую принято называть двойным посланием. Некоторые называют это также двойной связью. В общем, речь идет о том, что в терминологии на английском языке называется double bind.

Противоречивая ситуация, которая в практической психологии также известная под названием «шизофреническая ситуация». Классический пример – известное требование: «Приказываю тебе не исполнять моих приказов».

Президентский даблбайнт – это в первую очередь проблема коммуникационного месседжа. Особенно ярко это видно их цепочки последних информационных сообщений.

Медведев: «Ничего хорошего [от декабрьских выборов в Беларуси] не жду. Шутка». «Нам не безразлична судьба Белоруссии, судьба граждан Белоруссии».

Лукашенко: «Плохие отношения, если не сказать хуже. При любом случае пытаются не уколоть, так накатить, а то и замочить». [...] «Вы россияне должны быть уверены в том, что Беларусь – это не только земля белорусская и для белорусов. Это и ваша земля…»

Медведев: «Занимайтесь внутренними проблемами». «Нас объединяет многовековая история, совместная культура, общие радости и общее горе. Мы всегда будем помнить, что наши народы, а мне все время хочется сказать, наш единый народ…»

На первый взгляд даже может показаться, что два лидера копируют друг друга. Однако если сделать поправку на то, что перед нами ситуация двойного послания (наличие явных противоречий, которые сбивают смысл коммуникативного акта – маркеры  классического двойного послания), то возникает совсем другой контекст. В этой ситуации можно пытаться разделить двух президентов. Другими словами отделить ведущего от ведомого.

Как поступить в ситуации, когда любые условия и договоренности в принципе не могут быть выполнены? Потому что в ситуации даблбайнт они просто не могут быть выполнены. Однако невозможность выполнить те или иные условия не означает отсутствие реальных негативных последствий для стороны, которая поставлена в ситуацию двойного послания.

Когда стиль коммуникации между Минском и Москвой сбился на двойную связь? Я не знаю, есть ли ответ на этот вопрос. Но шизофреническую ситуацию, коей и является ситуация двойного послания можно разрешить несколькими путями. 1) Принять как данность. Типа того, что «как есть так есть» (с); 2) Обговорить сложившуюся ситуацию. А если не поможет, подумать о возможности максимального отдаления от конфликта.