А был ли «удар в спину»?

? Со ссылкой на польский портал www.wpolityce.pl, специализирущийся на анализе внешней политики, появились сообщения, что отказ Александра Милинкевича от участия в президентских выборах был вызван отсутствием поддержки со стороны Варшавы. При этом причиной занятия польской стороной такой позиции было названо её нежелание испортить наметившееся улучшение отношений с Россией. Насколько правдоподобной выглядит такая версия?

Андрей Федоров. Вообще-то публично обсуждать материальные аспекты участия представителей белорусской оппозиции в проводимых в стране электоральных кампаниях в силу понятных причин представляется делом не слишком этичным. Не говоря уже о том, что сторонние наблюдатели вряд ли обладают на этот счет достоверной информацией. Поэтому в данном случае можно высказать только некоторые более или менее общие соображения о политической стороне дела.

 Прежде всего, не кажется очень уж убедительным утверждение, что нашумевшее решение бывшего единого кандидата от демократических сил было вызвано именно финансовыми трудностями.

Например, ближайший соратник Милинкевича по Движению «За свободу» Виктор Корнеенко назвал его отказ «фатальной ошибкой» и привел в пользу своей точку зрения ряд убедительных аргументов. Как-то трудно представить, что столь опытный политик и организатор мог не понимать, что в отсутствие необходимых средств все упомянутые им, безусловно, правильные, цели в принципе не могут быть достигнуты.

Что же касается действий польского руководства, то даже если обращение к нему за поддержкой в самом деле имело место, вызывает большие сомнения приведенная мотивировка отказа: дескать, «Польша очень заинтересована в кандидате, которого поддержит Россия, и не заинтересована в том, чтобы создавать ему конкуренцию».

Потому что буквально на днях Польша разрешила провести у себя Всемирный конгресс чеченского народа, по московским меркам – «сепаратистов». Более того, одновременно польские власти отказали Москве в экстрадиции одного из их лидеров, Ахмеда Закаева.

Можно быть абсолютно уверенным в том, что для Кремля этот поступок стал неизмеримо более оскорбительным, нежели гипотетическое «создание конкуренции» некоему доселе неизвестному российскому кандидату. К тому же в кампании, победитель которой всем уже давно известен.

И если Варшава так опасалась российской реакции на белорусскую ситуацию, то гораздо более последовательным было бы не возбуждать московского гнева из-за чеченской истории.

Возможно, премия Леха Валенсы действительно будет разделена на части, и одну из них получит Владимир Некляев. Это, безусловно, станет свидетельством определенной информированности портала, но все равно не обязательно подтверждением точности других его сообщений.