Сколько стоит «Беларуськалий»

? Белорусские власти открыто заявляют о готовности продать миноритарный пакет «Беларуськалия». Насколько реалистичны их планы выручить за 25-процентный пакет USD6-7 миллиардов?

Елена Ракова. Тот факт, что между правительствами Беларуси и Китая идут трудные переговоры о продаже пакета акций крупнейшего белорусского предприятия, уже не отрицают и сами власти, хотя секретность и кулуарность – отличительная черта белорусской экономической политики. Возможно, отход от «традиций» сделан специально – как приглашение к переговорам еще одного потенциального покупателя – России.

«Беларуськалий» – это не только крупнейший экспортер, бюджетообразующее и валообразующее предприятие страны. Это, наверное, единственное крупное предприятие, способное генерировать cash flow, т.е. постоянный приток валюты в страну, без участия России (российского сырья). Соответственно, расставание с такой собственностью для властей не просто болезненно, а очень болезненно. Отсюда и слова В. Семашко о том, что «Мы никому никогда контрольный или блокировочный пакет не отдадим. Но стране нужны деньги, деньги бесплатные, не кредиты, даже под 2-3%, потому что это все равно кредиты, которые надо возвращать. Если придет хороший акционер, то можно получить для бюджета 6-7 млрд.USD бесплатных денег для того, чтобы вся экономика развивалась».

Это заявления вызывает несколько вопросов. Что выигрывает от этой сделки потенциальный инвестор (китайский)? Ведь не секрет, что обладание и более внушительным пакетом акций (вспомним «Белтрансгаз», Мозырьский НПЗ и пр.) ничего не гарантирует новому собственнику. Допустим, инвестор и не заинтересован в некотором контроле по оперативному управлению своей собственностью (т.е. кому, что, за сколько продавать и пр.). Но ведь и дивиденды призрачны! Основной собственник будет бесконечно принимать решения об инвестировании большей части прибыли в модернизацию и освоение новых рудников (сразу два рудника истощены, а освоение новых требует миллиардных инвестиций), в то время как остальная прибыль будет изыматься в рамках налогообложения и перечисления части средств в Фонд национального благосостояния. Китайцы хотят гарантировать себе продажи? Зачем, учитывая, что Китай и Индия и так являются основными рынками сбыта предприятия. Соответственно, можно сделать вывод, что для Китая это – продуманное решение по медленному «вползанию» в предприятие и страну, ведь сегодня – 25%, а завтра – может и еще 25%. Учитывая структурные диспропорции экономики, потребность в «бесплатных» деньгах белорусские власти будут испытывать еще очень долго.

Еще один вопрос – насколько адекватна произведенная оценка предприятия? Как известно, недавно российский «Уралкалий» был оценен в USD 10 млрд. Наш «Беларуськалий» по мощностям примерно на 50% больше. Соответственно, 25% акций могут стоить в районе USD 4 млрд. И эта оценка явно завышена, учитывая специфику страны и ее инвестиционного климата, отсутствие фондового рынка и пр. Поэтому можно с интересом следить за развитием переговоров, однако очевидно, что заявленной суммы Беларусь не получит.

Анонсирование переговоров и оглашение ставок с белорусской стороны могут являться завуалированным приглашением к переговорам российской стороне. Ведь соединение «Уралкалия», «Сильвинита» и «Беларуськалия» (30-35% мирового рынка) будет означать принципиально другую рыночную ситуацию на рынке калия, получать выгоду от которой можно будет уже в ближайшем будущем. Однако хватит ли на создание такого холдинга политической воли и стратегического мышления с обеих сторон – большой вопрос. Наверное, это отлично понимают китайцы, которые известны своим терпением и упорством в достижении намеченных целей.