Со свопом не получилось

?На минувшей неделе состоялся официальный визит А.Лукашенко в Азербайджан. Если предположить, что центральное место в повестке дня занимал «нефтяной вопрос», какие предварительные итоги данной встречи можно выделить?

Владимир Дунаев. Причин считать, что заметное место в повестке дня переговоров президентов Беларуси и Азербайджана займет «нефтяной вопрос», было достаточно. Энергетическая тема в последнее время заботит и Александра Лукашенко, и Ильхама Алиева. Азербайджанская сторона проявляла даже большую заинтересованность в переговорах по этому вопросу, чем  Беларуская, хотя накануне визита спекуляций  на тему нефтяных интересов нашей страны в каспийском регионе хватало.

Интерес азербайджанской стороны был сформулирован вполне открыто. Министр иностранных дел Эльмар Мамедъяров в интервью Первому каналу Белтелерадиокомпании подчеркнул заинтересованность Азербайджана в освоении беларуского рынка энергоносителей и транзитных возможностей нашей страны для поставок нефти в страны балтийского региона. Некоторые российские эксперты выражали сомнения в серьезности этих планов, полагая, что у Азербайджана нет достаточном количестве свободных ресурсов для поставок нефти в Беларусь и Балтию. Такая точка зрения не кажется вполне обоснованной. Объемы добычи нефти в Азербайджане быстро растут. В прошлом году из добытых 55 млн т нефти 44.4 млн т пошли на экспорт. По данным Госкомстата АР, за три месяца этого года в Азербайджане было добыто 12,3 млн т нефти, что на 6,4% больше, чем за аналогичный период  прошлого года. План по добыче нефти и газа на этот год втрое превышает внутренний спрос. Поэтому Азербайджан ищет новых покупателей. По оценке экспертов, страна может гарантировать поставки еще как минимум 50 лет. Другое дело, что полностью потребности беларуской нефтепереработки эта закавказское государство покрыть не сможет.  Большую часть нефти Азербайджан поставляет по нефтепроводу Баку – Тбилиси – Джейхан в средиземноморский регион. В прошлом году по этому маршруту было прокачено 36 млн. тонн углеводородного сырья.

Но интерес к диверсификации маршрутов поставки нефти подогревается традиционным интересом этой страны к нефтеперерабатывающим активам. При наличии доступа к беларуским НПЗ условия поставки сырья могли бы быть достаточно выгодными для обеих сторон. В этом случае мог бы получить свое разрешение и весьма болезненный для всех стран Восточноевропейского региона вопрос перевода в аверсный режим нефтепровода Одесса – Броды. Гарантированное наполнение его азербайджанской нефтью было бы серьезным экономическим основанием для нового руководства Украины решиться на такой политический шаг. Однако судьба беларуских НПЗ – слишком чувствительный вопрос для беларуского руководства и важная ставка в сложных геополитических играх для того, чтобы легко отдать ее за азербайджанскую нефть. Хотя  информации об обсуждении этой темы президентами в Баку не поступало, судя по заявлению беларуского посла в Азербайджане Николая Пацкевича, из-за отсутствия подвижек с маршрутом доставки углеводородов выйти на соглашение по поставкам каспийской нефти не удалось. Только ли здесь дело в украинском нефтепроводе – можно лишь гадать.

Просто для закупок азербайджанской нефти президентам встречаться нет нужды. Ее можно приобрести вовсе не в Баку, а на швейцарских площадках, где ее покупают другие потребители. Например, Украина. И это, прежде всего, экономический вопрос. Другое дело, если переговоры касались доступа Беларуси к нефтяным скважинам в Азербайджане. Визит Александра Лукашенко пришелся на время традиционной ежегодной выставки-конференции «Нефть, газ и нефтереработка Каспия». Баку много лет использует этот форум для усиления своего политического влияния в регионе и, прежде всего, для поисков союзников для разрешения Карабахской проблемы. Прежде ему удавалось завлекать выгодными нефтяными и газовыми контрактами высокопоставленных европейских политиков. Но в последнее время интерес к выставке заметно угас, поскольку основные энергетические проекты уже распределены. Поэтому вряд ли обещания беларуского президента содействовать карабахскому урегулированию будут вознаграждены доступом к нефтяным скважинам. Если только не будет поставлен вопрос об обмене активами.

Наконец, перед началом визита Александра Лукашенко в Баку часто упоминалась возможность достижения соглашения с азербайджанским руководством о своповой сделке по обмену потоками венесуэльской и азербайджанской нефти. Благодаря своповым поставкам сырья можно существенно сократить расходы на транспортировку нефти. На первый взгляд, есть возможность перенаправить объемы венесуэльской нефти, предназначенные для Беларуси, в США в обмен на аналогичные объемы азербайджанских углеводородов, закупаемых Америкой. Тем более что США в прошлом году закупили у Баку почти столько же нефти, сколько Уго Чавес обещал поставить в нашу страну в течение двенадцати месяцев. Однако в начале 2010 года американцы более чем вдвое сократили импорт углеводородов из Азербайджана, а поставки венесуэльской нефти все более напоминают пропагандистский проект. В таких условиях слабо верится в положительный исход свопового соглашения. Да и никаких свидетельств того, что эта тема обсуждалась в Баку, не поступило.

Итоги визита Александра Лукашенко в Азербайджан выглядят полным провалом планов беларуской стороны по вопросам  энергетики. Но, похоже, что и азербайджанская сторона не добилась никаких успехов в этой сфере.

Если президенты и смогли договориться о чем-то по энергетическим вопросам, то это осталось секретом для общественности.