Альтернативные процедуры

?В Палату представителей поступил законопроект «О третейском суде». Ожидается, что процедура третейского разбирательства станет более популярной и доступной. Как вы оцениваете потенциал третейских судов в Беларуси? Смогут ли они в перспективе на равных конкурировать с органами государственной юстиции?

Андрей Казакевич. Как отмечено в информации БелТА, основной причиной внимания к третейским судам в Беларуси является устойчивый рост гражданского и хозяйственного производства. Сам по себе такой рост можно считать позитивным явлением, отражающим сокращение «неформальных» (часто незаконных) процедур разрешения споров, а также рост правовой осведомленности.

Тем не менее, рост оказывает серьезное давление на судебную систему. Решением этой проблемы может быть упрощение процедур и (или) расширения штата судей. Упрощение процедур эффективное средство, но имеющее вполне понятные пределы совершенствования. Увеличение штатов является экстенсивной мерой и влечет рост государственных расходов. Именно в таких условиях развитие альтернативы в форме третейских судов приобретает актуальность.

Собственно, в этом и заложен основной потенциал для развития данного института в Беларуси: государство стремится сбросить (перераспределить) нагрузку, даже если это приведет к определенному ослаблению контроля. При этом часть юридической корпорации готова сделать это своим бизнесом.

Вряд ли это приведет в Беларуси к конкурированию между третейскими и государственными судами (тем боле к «равной конкуренции»), скорее первым будет отведено определенное функциональное место в правовой системе.

Успех же института третейских судов, как и любого судебного органа, зависит от  трех факторов: 1) уровень доверия/легитимности/осведомленности, 2) минимизация финансовых и 3) временных издержек.

По первому пункту институт третейского рассмотрения в Беларуси находится в самом начале своего развития (по крайней мере, с точки зрения статистики). Превратить его в существенный институт правового поля будет сложно. И уровень доверия, и  уровень осведомленности об альтернативных процедурах остается низкой.

Изменение ситуации будет требовать усилий, времени, а также последовательности. Быстрых результатов тут не будет, даже если не исключить форсирование процесса со стороны государства.

Третейские суды, без сомнения, могут быть значительно гибче и удобней с процессуальной точки зрения и способствовать снижения для сторон временных и прямых финансовых издержек. Собственно в этом и заключаются основные конкурентные преимущества третейских судов на рынке юридических услуг. Будут ли использоваться эти преимущества сказать пока сложно. Также неясно на сколько «свободным» или, наоборот, «закрытым» в действительности будет процесс создания третейских судов. Возможно, дело ограничится созданием нескольких узкоспециализированных структур находящихся в корпоративных отношениях с государством. В любом случае, ответить на этот можно будет только спустя какое-то время, так как это требует анализа не только (и не столько) законов, сколько практики.