Таможенный союз с минусом

? Российские «Ведомости» опубликовали три возможных сценария развития Таможенного союза Беларуси, России и Казахстана. Первый: снять все разногласия за 2-3 недели и начать существовать полноценным союзом с 1 июля; второй: продлить обсуждение на 2-3 месяца – тогда срок отодвигается на 1 октября; третий: создать союз только с Казахстаном. Любопытно, что последний вариант называется  наиболее реалистичным. Насколько вероятно развитие подобного сценария (ТС без Беларуси)?

Кирилл Коктыш. При всей политизированности вопроса вариант осуществления Таможенного союза только как союза России с Казахстаном вовсе не является априорно невыгодной и «политически мотивированной» альтернативой. Отнюдь. Союз с Казахстаном может стать совершенно прорывной вещью уже только потому, что он может объединить в единое целое наиболее крупные углеводородные ресурсы постсоветского пространства. Понятным образом это позволит участникам союза в значительной степени диктовать свои условия потребителю, и практически на техническом уровне исключить потенциально опасные для себя проекты – каковым, например, для России является проект «Набукко». В отсутствие поддержки Казахстана последний едва ли будет иметь смысл.

Кроме этих возможностей извлечения выгод из торговли энергоресурсами (которые уже сами по себе окупают всю затею), в российско-казахстанском объединении просматривается и прагматика производственной кооперации. Дело в том, что Казахстан последние 20 лет упорно строил производящую экономику, пытаясь создать у себя те базирующиеся на казахстанских ресурсах производства, которые в рамках СССР находились за пределами территории республики. Надо сказать, что определенных успехов на этом пути Казахстан достиг, и в определенном смысле его экономика теперь является и конкурентной белорусской. И это означает, что при двустороннем союзе Казахстан вполне может получить себе те бонусы, на которые изначально должна была бы претендовать Беларусь как страна, обладающая ярко выраженной производственной экономической идентичностью.

При этом надо отдавать себе отчет, что цель-максимум, которая может ставиться перед Таможенным Союзом – а именно, более или менее самодостаточная экономика полного цикла, основанная в первую очередь на внутреннем спросе – нереализуема ни в двустороннем, ни в трехстороннем формате. Самодостаточность, если исходить из подсчетов Олега Григорьева, начинается с разделения труда на 300 млн. чел., до достижения этой планки экономическая зона остается вещью затратной и нерентабельной. Соответственно, объединение России и Казахстана будет объединением 150 млн. чел., что явно недостаточно, а с Беларусью это может быть 160 млн. чел. – что ненамного больше.

Таким образом, при сегодняшнем формате ТС первостепенными становятся не стратегические вопросы, которые все равно пока останутся нерешенными, а тактические, которые как раз таки могут быть полностью и эффективно решены. Этот тренд, мне кажется, и будет в ближайшее время доминирующим.