Приватизация: новый закон и старые правила

?Новый законопроект о приватизации, принятый в первом чтении нижней палатой парламента, закрепляет за президентом право прямой продажи объекта приватизации. Как эта норма согласуется с желанием изменить правовое поле приватизации, сделав его максимально приближенным к западным практикам?

Елена Ракова. Белорусское законодательство о приватизации давно нуждается в модернизации, поскольку изменился ее внутренний и внешний контекст. Старое законодательство было направлено скорее на разгосударствление, чем на приватизацию, содержало нормы о безвозмездной и чековой приватизации, льготах трудовому коллективу и пр., что оставляло и меньше простора властям в новых экономических условиях, и служило хорошим поводом для внешней критики. Изменился контекст – изменяется и парадигма приватизации, ведь помимо вышеназванного законопроекта, готовятся существенные изменения в закон о стратегических объектах, неподлежащих приватизации. В новой редакции их будет существенно меньше.

Новая редакция закона «О приватизации» исключит за ненадобностью приватизацию за чеки «Имущество» (все равно никаких стоящих активов на них не обменять), и такой ее способ (достаточно популярный у бизнеса, занимающегося производством, но кто же его слушает!) как выкуп арендованного имущества арендным предприятием, и ряд других норм и способов. Зато появятся новые – приватизация без проведения конкурса или аукциона по результатам доверительного управления (кто они – эти антикризисные (доверительные) менеджеры ряда белорусских предприятий – не знакомые ли все лица?) и приватизация без проведения аукциона или конкурса в случаях, установленных президентом. Что особенно пикантно, поскольку абсолютно бесконтрольно.

Таким образом, налицо попытка не только упорядочить и обновить нуждающееся в переменах приватизационное законодательство, но и сохранить отдельные старые практики искусства ручного управления и монетизации его результатов. Было изначально понятно, что власть, под давлением внешних кредиторов, пойдет и на саму приватизацию, и на изменение правил ее осуществления (новые законы, создание Агентства, внешние консультанты и оценщики и пр.). С другой стороны, было очевидно, что полностью весь контроль по продаже предприятий власть не уступит никому. Поэтому вновь созданное Агентство по приватизации вместе с Фондом госимущества будут продавать на конкурсе большинство белорусских активов, но самые интересные предприятия будут продаваться по личной санкции президента. Что, в принципе, и происходило все эти годы – основные приватизационные сделки, где речь шла о реальных суммах (пакетах акций, обязательствах инвестора) оформлялись указами президента (вспомним «Велком», «Белтрансгаз», «БПС-банк», завод «Луч» и многое другое).

Соответственно, одна эта маленькая норма в новом большом и хорошем документе по-прежнему делает нас похожими скорее на восточные автократии, чем на западные демократии.