Нет у революции конца?

? Последние события в Киргизии вновь подняли тему «цветных революций». В какой мере случившееся может быть отнесено к такой категории, и не является ли оно сигналом, что на постсоветском пространстве грядет новая волна массовых народных волнений?

Андрей Федоров. Действительно, происходящее в Киргизии во многом напоминает то, что имело место несколько лет назад в ней же и в других государствах – Сербии, Грузии, Украине, а в прошлом году – в Молдове. Однако есть и отличия.

Во всех предыдущих случаях основой для недовольства служили грубейшие фальсификации властей во время избирательных кампаний, главным образом, при подсчете голосов. Здесь же искрой стало стремление президента Курманбека Бакиева вернуть страну к так называемой «традиционной» демократии, согласно которой выборы фактически заменялись бы созывом народных сходов, где и предполагалось решать главные вопросы. Это было воспринято как попытка президента узурпировать власть с последующей передачей ее сыну. Впрочем, поскольку дело все равно в определенной степени касается выборов, данное отличие является, скорее, формальным.

А вот другое намного серьезнее: впервые такого рода события сопровождались большим количеством человеческих жертв. Согласно сообщению отнюдь не официального источника, а известного центральноазиатского оппозиционного сайта Fergana.ru, толпа была неуправляемой, в ней было много пьяных, подростки ходили по улицам с оружием.

Безусловно, свою лепту в случившееся внесли и экономический кризис (резкий рост цен на коммунальные услуги сопутствовал регулярным отключениям электроэнергии на длительное время), и неоправданно жесткие действия властей (при разгоне первых демонстраций милиция повела огонь на поражение).

Пока едва ли можно дать точный прогноз дальнейшего развития событий. Как показывает практика, даже в случае смены власти таким путем победа демократии вовсе не обязательно является окончательной. Тем самым подтверждается справедливость тезиса, что в большинстве стран СНГ гражданское самосознание еще не достигло требуемого уровня.

Опыт всех предыдущих событий такого рода позволяет сделать вывод, что недовольство нарушениями тех или иных демократических стандартов представляет собой необходимое, но не достаточное условие осуществления «цветной революции». Не менее существенными ее предпосылками являются экономический фактор, в первую очередь, заметное снижение уровня жизни основной массы жителей, наличие у протестующих харизматического лидера, а также ряд других обстоятельств.

Тем самым в характерных для них условиях авторитаризма, в отличие, например, от послевоенных Германии и Японии, где в силу известных обстоятельств демократия была фактически навязана извне, для ее достижения требуется достаточно длительный период. При этом события, более или менее схожие с рассмотренными выше, составляют его неотъемлемую часть, хотя, разумеется, они вовсе не обязательно должны сопровождаться кровавыми эксцессами.

С другой стороны, при всех своих негативных аспектах киргизский пример наглядно продемонстрировал, что надолго вернуть ситуацию в прежнее состояние уже не удастся.

В конечном счете, как представляется, нечто подобное рано или поздно будет происходить на всем постсоветском пространстве, если, конечно, власти где-то не окажутся достаточно здравомыслящими и не пойдут на добровольные самоограничения. К сожалению, на данный момент ожидать от них этого оснований нет.

В то же время, как уже отмечалось, ситуация должна созреть, поэтому предсказать, когда и где начнется следующий аналогичный процесс, крайне сложно.