Политика креативного хаоса

? После киевского визита А.Лукашенко, казалось, что вот-вот начнется новый виток «диалога с Европой». Однако президент отказался принять участие в торжественных мероприятиях по случаю 20-й годовщины восстановления независимости Литвы. В то же время официальный Минск в определенном смысле «бойкотирует» белорусско-польсую экспертную комиссию по решению конфликта вокруг Союза поляков в Беларуси (СПБ). На Ваш взгляд, в какой стадии сейчас находятся белорусско-европейские отношения?

Денис Мельянцов. Большинство белорусских экспертов прогнозировали, что Александр Лукашенко примет приглашение президента Литвы поучаствовать в торжественных мероприятиях. Это было бы логично. Минск закрепил бы свой прошлогодний прорыв, и лишний раз продемонстрировал бы свою независимость от Москвы (которая была представлена на праздновании министром транспорта).

Однако, судя по всему, мы наблюдаем «пражский вариант», по аналогии с вопросом участия Лукашенко в инаугурационном саммите Восточного Партнёрства, который состоялся в мае прошлого года в Праге. Тогда тоже гадали, пригласят ли его на саммит и примет ли он это приглашение. Белорусских же лидер членство в инициативе ЕС поддержал, но в Прагу не поехал, дабы не смущать своим присутствием других лидеров демократических стран, присутствовавших на мероприятии. Ещё более элегантно Лукашенко уклонился от встречи с европейскими президентами на инаугурации Януковича – он на неё просто опоздал.

Видимо, следует полагать, что белорусская сторона посчитала для себя достаточным достижением прошлогодний визит в Вильнюс на высшем уровне и решила лишний раз не раздражать европейцев, подставляя тем самым хозяев торжества.

Что касается белорусско-европейских отношений вообще, то они претерпели мало изменений за прошедший год. Официальный Минск продолжает вести сложный дипломатический торг, целью которого является получение европейских инвестиций и финансовой помощи в обмен на незначительные уступки, не ставящие под угрозу властные полномочия существующего правительства. Необходимо отметить, что по большому счету надежды белорусской стороны на скорые выгоды Восточного Партнёрства не оправдались, что в очередной раз привело Минск к необходимости поиска варианта экономической интеграции на востоке (Таможенный союз).

Европейский союз разочарован отсутствием прогресса в вопросах демократизации Беларуси, о чем неоднократно заявляли европейский политики на разном уровне. ЕС до сих пор не разработал стратегию и тактику действий в отношении Минска, реальных рычагов влияния на ситуацию у него также не появилось. Однако нельзя забывать, что на данный момент в вопросе отношений с Беларусью для Запада важна не столько демократизация «последней диктатуры Европы», сколько факт непризнания Минском Абхазии и Южной Осетии. И Минск этим с выгодой для себя пользуется. Допустив изначально ошибку и начав диалог без предварительных условий и четких правил, Европейский Союз поставил себя в весьма невыгодное положение: продолжение диалога с Беларусью без улучшения в ней ситуации с правами человека означает для ЕС отказ от декларируемых принципов, свёртывание же диалога невозможно из-за опасения потерять лицо и расписаться в собственной беспомощности. Поэтому мы и наблюдаем стагнацию отношений при достаточно нелицеприятном для белорусского руководства языке резолюций Европарламента.

Ситуация с Союзом поляков продемонстрировала, что Минск по-прежнему способен манипулировать Брюсселем и добиваться уступок путём захвата «заложников» с последующим требованием их выкупа. Как говорится в последней резолюции Европарламента, ЕС готов обменять права меньшинств, в том числе, и на возвращение Беларуси в обобщённую систему преференций, откуда наша страна была исключена в 2007 г. за нарушение прав профсоюзов. Поэтому, пока Евросоюз будет поддаваться на шантаж и придерживаться политики креативного хаоса в отношениях с Минском, последний будет выходить неизменным победителем из дипломатических баталий.

Обсудить публикацию