Право на вмешательство

? Положения о порядке взаимодействия операторов электросвязи с КГБ и Оперативно-аналитическим центром при А.Лукашенко утверждены указом №129 от 3 марта 2010 года. Согласно данному указу, КГБ Беларуси и ОАЦ получили полный доступ в режиме онлайн к абонентским базам белорусских операторов связи. Можно ли говорить, что данный указ фактически лишает граждан права на защиту от вмешательства со стороны государства в частную жизнь?

Сергей Альфер. В последние дни в сегменте Интернета постсоветских стран, в первую очередь, Беларуси, России и Украины появились сотни сообщений, связанных с принятием Указа А.Лукашенко № 129 от 3 марта 2010 года «Об утверждении Положения о порядке взаимодействия операторов электросвязи с органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность». Оценки Указа разные, но в целом большинство корреспондентов сходится на том, что данный указ если не лишает, то существенно ограничивает право граждан на защиту от незаконного вмешательства в их личную жизнь. Такой резонанс свидетельствует о несомненной важности для общества поднятой проблемы.

Очевидно, что в любом демократическом обществе права человека и, в частности, право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь имеют первостепенное значение. Право на личную жизнь – это право вести свою жизнь по собственному усмотрению при минимальном постороннем вмешательстве в нее. Оно касается не только личной, семейной и домашней жизни, физической неприкосновенности личности, его чести и достоинства, но и защиты от незаконного использования частной переписки, защиты от раскрытия информации, предоставленной или полученной на условиях конфиденциальности.

Право гражданина Республики Беларусь на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь устанавливается статьей 28 Конституции: «Каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на тайну его корреспонденции, телефонных и иных сообщений, на честь и достоинство».

Следует признать, что это право не может являться абсолютным. Возможные ограничения этого права устанавливает статья 23 Конституции: «Ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц».

Одним из законов, который устанавливает возможности ограничения этих прав и свобод граждан, является Закон Республики Беларусь от 9 июля 1999 года «Об оперативно-розыскной деятельности». Отметим, что первый закон аналогичного названия был принят еще Верховным Советом 12 созыва 12 ноября 1992 г. Закон определяет условия осуществления оперативно-розыскной деятельности. В соответствии с законом (статья 12), основаниями для проведения оперативно-розыскных мероприятий являются:

1) наличие возбужденного уголовного дела;

2) ставшие известными органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, сведения о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления, а также о лицах, его подготавливающих, совершающих или совершивших, если нет достаточных данных для решения вопроса о возбуждении уголовного дела; событиях или действиях, создающих угрозу национальной безопасности Республики Беларусь; лицах, скрывающихся от органов уголовного преследования и суда или уклоняющихся от уголовного наказания; лицах, без вести пропавших, и об обнаружении неопознанных трупов;

3) поручения и постановления органа уголовного преследования по уголовным делам, находящимся в его производстве;

4) запросы других органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, по основаниям, указанным в настоящей статье;

5) постановления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, в том числе о применении мер безопасности в отношении охраняемых и защищаемых лиц в порядке, предусмотренном законодательством Республики Беларусь;

6) запросы международных правоохранительных организаций, правоохранительных органов и специальных служб иностранных государств в соответствии с международными договорами Республики Беларусь.

В соответствии же со статьей 13 этого Закона проведение оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права граждан на тайну корреспонденции, телефонных и иных сообщений, передаваемых по техническим каналам связи, неприкосновенность жилища и иных законных владений граждан; осуществление слухового контроля допускаются только с санкции прокурора или его заместителя на основании мотивированного постановления соответствующего органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность и при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного преступления; лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших преступление; событиях или действиях, создающих угрозу национальной безопасности Республики Беларусь.

В случаях, которые не терпят отлагательства и могут привести к совершению тяжкого или особо тяжкого преступления, а также при наличии данных о событиях и действиях, создающих угрозу национальной безопасности Республики Беларусь, допускается проведение оперативно-розыскных мероприятий на основании мотивированного постановления органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, с обязательным письменным уведомлением соответствующего прокурора или его заместителя в течение 24 часов. В течение 48 часов с момента начала проведения оперативно-розыскного мероприятия орган, его осуществляющий, обязан получить санкцию прокурора или его заместителя на проведение такого оперативно-розыскного мероприятия либо прекратить его проведение.

В соответствии со статьей 19 Закона должностные лица государственных органов и иных организаций в рамках своей компетенции обязаны оказывать содействие органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность.

Вместе с тем нарушение тайны переписки, телефонных переговоров, телеграфных или иных сообщений, тем более совершенное с использованием специальных технических средств либо должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, по статье 203 Уголовного кодекса является преступлением и наказывается вплоть до лишения свободы на срок до двух лет.

В свете вышесказанного комментируемый указ Президента является в большей мере техническим актом, который устанавливает в соответствии с Законом «Об оперативно-розыскной деятельности» обеспечение уполномоченными подразделениями оперативно-розыскных мероприятий на сетях электросвязи, а также получение и использование этими уполномоченными органами информации, содержащейся в базах данных об абонентах и оказанных им услугах электросвязи и автоматизированных системах операторов. Указ не вносит дополнительных ограничений прав и свобод граждан.

Подобные положения существуют и в других странах, например, в наиболее близких к нам по духу и принципам жизни – в России и Украине. В России, например, действует Приказ N 9 «Об утверждении требований к сетям электросвязи для проведения оперативно-розыскных мероприятий», он был принят Министерством информации и связи 16 января 2008 г. Этот приказ, кроме регламентирования доступа к данным, содержит и условия перлюстрации писем, и т.д. Отметим, что в России для доступа к персональным данным необходимо получить не санкцию прокурора, а решение суда.

Отметим, что использование различных персональных сведений о лице дает возможность заинтересованным субъектам как предотвратить совершение этим лицом преступлений, так и своевременно разыскать преступника. Однако, использование персональных данных может быть использовано как для незаконного личного обогащения, так и для планирования и совершения преступных действий.

В странах развитой демократии возможность передачи персональных данных находится под пристальным контролем гражданского общества, что в существенной степени позволяет быть уверенным в законном использовании этих данных. Любые нарушения этих важных свобод граждан приводят не только к отставке должностного лица, но и к началу его уголовного преследования. Что же касается Беларуси, к сожалению, часто характеризуемой как «полицейское государство», в котором под пристальным вниманием силовых органов находятся не только и не столько преступные организации и индивиды, но, в первую очередь, инакомыслящие, противники действующей политической власти. И в этом случае – такое предположение можно сделать из многочисленных сообщений СМИ – для получения оперативных сведений используются отнюдь не только правовые методы.

Отметим также, что силовые структуры обладают низкой степенью доверия населения, количество выявленных в них коррупционных и иных преступлений весьма велико. Все это позволяет предположить, что установление неограниченного доступа этих структур к персональным данным населения Беларуси может быть использовано не только для выявления преступных намерений либо поиска преступников, но и для собственных корыстных целей, а также для политического преследования оппонентов власти. И в этом смысле также можно говорить, что данный Указ фактически лишает граждан права на защиту от вмешательства со стороны государства в частную жизнь. Ведь сколько мы знаем случаев реального наказания представителей государственных структур за такое незаконное вмешательство?

Обсудить публикацию