Отсутствие явной поддержки

/Мгновенный подсчет/

Отсутствие явной поддержки

Трудно поверить в то, что пресс-конференции президентов России и Беларуси никак не связаны между собой. Достаточно взглянуть на белорусский вариант программы ТВ. В вещательных планах БТ, СТВ и ОНТ не было даже упоминания о возможной пресс-конференции А.Лукашенко. А о времени начала традиционной, пятой по счету пресс-конференции В.Путина было известно заранее, ибо ее анонс  напечатали загодя. Думается, руководитель Беларуси решил своеобразно упредить выступление Путина. Почему?

Ответ, как всегда, дал сам Александр Григорьевич, который  неустанно подчеркивал, что ему публичная  поддержка Кремля не нужна. Позволим себе с этим не согласиться. На наш взгляд, еще как нужна! Рискнем предположить, что именно за ней А.Г. и поехал в Санкт-Петербург, где, видимо, прозвучали не самые приятные для него вещи.

Слова о ненужности поддержки, прежде всего, предназначены для российских политиков. Дескать, обойдемся. Кроме того, они в некотором роде оправдывают столь показательное отсутствие громогласного кремлевского «Добро!», где хорошо знают, что «единственный настоящий союзник» может в очередной раз «кинуть».

Еще раз была наглядно подтверждена истинность одесской поговорки про две разницы, ибо между событиями прошло всего 86 часов. И дело не только в том, что на одной встрече присутствовали только три журналиста с известным реноме, а на другой больше тысячи, где почти треть были иностранцами. Если белорусско-российским отношениям А.Лукашенко уделил, как говорится, львиную долю своего внимания, то В.Путин  об этом  сказал всего несколько слов.

По большому счету, обиды на Путина понять можно. По словам А.Г. в Украину он ездил для выражения поддержки Л.Кучмы больше десяти раз, а к нам заглянул ненадолго несколько лет назад. Вероятно, кое-кем в «вертикали» это могло бы быть воспринято не так, как следует. Именно таких чиновников и пытался убедить А.Лукашенко в той самой  поддержке, которую публично Путин не высказал.  Насколько он был в этом убедителен, судить каждому из вас.

Кстати, насчет поддержки спросили и самого Путина, и ответил он весьма конкретно: «Что касается моих встреч с президентом Белоруссии, то они объясняются не поддержкой режима, а поддержкой братского нам белорусского народа…  С Белоруссией у нас происходят интеграционные процессы. Процессы непростые, сложные. Они часто выливаются и в очень острую дискуссию, как это было два года назад при откреплении цен на энергоносители в Белоруссии  от внутренних российских цен…  Говорить о том, что мы любой ценой поддерживаем того или иного политического деятеля абсолютно неправильно».

Безусловно, серьезным аргументом в данном контексте является льготная цена на газ для Беларуси. Однако здесь много вопросов и сомнений. Во-первых, если верить белорусскому президенту, они в два  раза выше той, которую установил Б.Ельцин. Во-вторых, она действует только в течение первого квартала текущего года. В-третьих, неясно, какова истинная стоимость этих «льгот», так как некоторые говорят, что на самом деле она была совсем «не льготной».

Метки