Рукописи не горят, пистолеты не выбрасывают

/Место под солнцем/

Рукописи не горят, пистолеты не выбрасывают

Отставка Виктора Шеймана застала всех нас врасплох. Как правило, Лукашенко избавлялся от личностей, ставших почему-либо одиозными не до, а после выборов. Так было, скажем, с Владимиром Заметалиным, проигравшим схватку за влияние на президента простому дипломату Владимиру Макею и простому врачу Ирине Абельской. Почему-то им в тот момент Лукашенко поверил больше.

Сейчас отставка Шеймана кажется логичной. Логичной потому, что – это Шейман. С одной стороны, преданный до гроба (чьего – гроба?!). Потому самое дорогое ему доверили – сбор подписей под выдвижением. Как Булахову в 1994. Как Чергинцу в 2001.

Но с другой стороны, какой из Шеймана глава Администрации? Это же не Синицын, создавший пирамиду по сбору подписей на пустом месте. Не Мясникович, обуздавший государственный аппарат во имя главы государства, пришедшего во власть из оппозиции. Не Латыпов даже – прости, Господи, – положивший свои ум, честь и совесть во имя стабильности – так было ведь, что класть во имя этой самой стабильности! Не ум – выдающиеся аналитические способности были.

Что с Шейманом?

Ничего.

Он был идеален на своем месте – там, где ему приходилось играть роль меча карающего. Выдворить министра внутренних дел из кабинета. Освятить своим именем слухи о насильственном устранении политических оппонентов режима. Принять на себя молча ответственность за эти действия – даже, если их и не совершал вовсе, ни лично, ни отдавая приказы. На это он годился.

Ему можно было подчинить не числящуюся ни в каком нормативном акте спецслужбу – в смысле, службу, осуществляющую политический сыск. Шейман и с этим справлялся – если такая служба была в его подчинении. Но потом его назначили главой Администрации, которому подобные структуры контролировать не полагается. И ее – если она была – переподчинили. Как и в случае с Заметалиным – опять проиграла влиятельнейшая персона какому-нибудь рядовому дипломату Макею.

Но – рано радуются все эти оппозиционеры и неоппозиционеры. Слишком рано радуются.

Просто такое уже было. Однажды. В 2000 году.

Тогда к президенту пришли генеральный прокурор и председатель КГБ страны и попросили отправить Шеймана в отставку. Дескать, мешает следствию.

В отставку отправили всех троих.

На следующий день после этого мой телефон раскалился докрасна. Звонили досужие журналисты и дипломаты: «Не начало ли это перемен?».

Не начало. Шейман – это его личный пистолет. Пистолеты далеко не выбрасывают.

Еще через день, на глазах у изумленной коллегии КГБ, в присутствии телекамеры НТВ, Александр Лукашенко сообщил, что Виктор Шейман назначен генеральным прокурором Беларуси. Телекамера показала торжествующую улыбку нового генерального прокурора.

«И щуку бросили в реку», – как написал бы дедушка Крылов.

Действительно, более нейтрального и незаинтересованного следователя по делу об исчезновениях Виктора Гончара и Юрия Захаренко Александр Лукашенко просто не мог найти. Все остальные, по его мнению, не обладали надлежащей степенью незаинтересованности.

И сейчас, когда накал страстей слегка смягчается наступающим новым предвыборным годом, я могу спокойно сказать своим собеседникам:

– Не нервничайте! Не переживайте за Шеймана! Лукашенко не выбросит свой пистолет. Даже если это – всего только бутафорское оружие. В конце концов, раз в жизни и палка может выстрелить – так зачем рисковать? Вдруг кто-нибудь подберет – и использует в соответствии с собственными представлениями о добре и зле, смерти и бессмертии, власти и оппозиции, законе и беззаконии. Не любит рисковать Александр Григорьевич.

Так что не спешите командовать парадом, господа присяжные заседатели. Вернется ко всем нам еще Виктор Шейман, вернется. Подождем окончания сбора подписей, а там и выборов. Недолго осталось.

Метки