Философия Беларуси

Философия Беларуси: насколько верны диагнозы?

Проведенный в главной государственной газете нашей страны «Советская Белоруссия» («Беларусь сегодня») круглый стол, посвященный современному состоянию отечественной философской мысли*, оставил вполне однозначное впечатление. Из хода обсуждения (в версии самой «СБ») стало очевидным следующее:

- до сих пор не существует четкого и общепринятого представления о том, что может считаться «белорусской философией» («философией Беларуси?»);

- сегодняшняя проблематика подобных исследований до сих пор не очерчена ясно, а в прошлом этого духовного феномена невозможно отыскать какие-либо заметные достижения (не считая «мастеров на все руки» Янку Купалу и Якуба Коласа);

- авторов, чьи тексты были бы актуальны для белорусской реальности и в начале XXI века, в прошлом не отмечено, иерархия же современных интеллектуальных авторитетов никак не выстраивается по причине отсутствия оных;

- те несколько сборников выдающихся творений, которые были упомянуты в качестве прецедента наличия удобоваримых отечественных профессиональных текстов, изданы за кордоном, на Западе (а как же иначе?), и за западные же деньги (кто бы мог подумать по иному?);

- каждый из приглашенных говорил «о своем, о девичьем», не вдаваясь в обдумывание «мелких деталей» типа: «а есть/было здесь хоть что-то, объединившее бы большую часть профессионалов?».

Короче, удручающий характер соответствующей духовной панорамы был очерчен вполне прозрачно. Генеральный же замысел устроения такового действа лично для меня остался совершенно не ясен.

Хотел ли г-н Якубович** наглядно продемонстрировать Компетентным Товарищам из Администрации Президента Республики Беларусь, что творить государственную идеологию здесь некому и не из чего, а посему – вся эта затея – суета сует? (То, что существующие сегодня учебные пособия по данному предмету никуда не годятся, ибо не способны выдержать никакой компетентной и придирчивой критики, понятно, по-моему, в первую очередь самим их творцам.) Хотел ли г-н Якубович – в преддверии теоретически вполне возможного «оранжевого сценария» развития здешних событий – продемонстрировать наличие у себя особой боли за «духовную судьбу Отечества»?

Во всяком случае, замыслы г-на Якубовича при любых ракурсах оценки выглядят вменяемыми, понятными и рациональными. Чего не скажешь о мотивах многих приглашенных на встречу и с удовольствием явившихся туда.

Вопрос ведь заключается вовсе не в факте самого визита. «Жить в обществе и быть свободным от общества невозможно», – говаривал Карл Маркс. В.Мацкевич в свое время потратил значительные силы на организацию общественно-политической передачи «Выбор» на ОНТ. Передача получилась лучшей для этого телеканала (на фоне иных – абсолютно некомпетентных и безбашенных – программ аналогичного формата). Но первая же встреча в «псевдопрямом эфире», на которой состоялся реальный конфликт мнений (посвященная войне в Ираке), закончилась воспоследовавшим кардинальным сломом формата «Выбора» (он стал семейно-досуговым проектом). Заодно за ворота ОНТ попросили и самого г-на Мацкевича.

Вопрос в том, какое впечатление о сути дискутируемых проблем останется у вдумчивого читателя (ибо иной гражданин две полосы тяжеленького текста читать не станет) после знакомства с версией газеты «СБ»? Я охотно верю в то, что на самом деле многие приглашенные говорили не только то, что было изложено в статье (по их собственному приватному признанию). Я охотно верю в то, что беседа – «круглый стол», согласно их планам, должна была составить другое впечатление о сути ситуации. Я абсолютно убежден в том, что все приглашенные, несомненно, оптимистичнее, квалифицированнее, компетентнее, мудрее и ответственнее, нежели демонстрирует сей текст. Но «прибыл в Рим, поступай как римляне». Ты должен был заранее знать, что сделают из твоего устного текста редакторы соответствующей душевно-духовной направленности. Не подписать же представленный на ознакомление конечный материал (ибо Газета соблюла все правила игры), по всей вероятности, действительно было морально затруднительно.

«Нам не дано предугадать, как слово наше отзовется» – максима, каковую пока еще никто не отменял.

На начало 2005 года в Республике Беларусь отсутствует минимально приемлемо признанная и легитимная национальная философия (или хотя бы местная философская школа). Такой вывод бесспорно проистекает из опубликованного материала. Хотели ли именно этого все приглашенные? Не ведаю и не берусь гадать. Бог им Судья.

Теперь о мотивах моей собственной жесткой реакции на сей прецедент.

Я сам несколько раз сотрудничал с «СБ», и ни за один текст, подписанный мной или сделанный с моим непосредственным участием, мне не стыдно. Я действительно считаю Ф. Ницше гениальным мыслителем ХХ столетия, а также убежден в том, что система ответственных за идеологическую работу, таки созданная в стране, абсолютно избыточна (при отсутствии самой идеологии). Любая дополнительная возможность пробудить дремлющее сознание массы подписчиков «СБ» (я могу догадываться о личном мнении некогда блестящего сатирика П.И. Якубовича на их счет) никогда не будет лишней. (Поэтому я в свое время вполне осознанно принял в статусе достойного решение Мацкевича сотрудничать с ОНТ; кое-что – я считаю – он сделать успел…)

Я в корне не согласен с идейной, идеологической и содержательной «тональностью» материалов дискуссии, каковую по корпоративной заинтересованности представила «на-гора» редакция «СБ». И к которой (вольно либо невольно) имеют отношение весьма уважаемые мною гг. Т. Тузова, В. Абушенко, В. Мацкевич, В. Акудович, Т. Короткая и др.

Я убежден:

Благодаря ряду «объективных» («историческо-кадровых») и субъективных («персонифицированных») причин современная Беларусь по критерию сформированности и зрелости собственной национальной философской школы превосходит все постсоветские государства (включая Балтию и не уступая России) и вполне соответствует уровню любой посткоммунистической страны Средней Европы (значимо уступая лишь Польше).

Соответствующий набор значимых и существенных соображений и аргументов по понятным причинам не должен был и поэтому не смог найти свое корректное отражение в упомянутом материале «СБ» (даже если реальная речь об этом и шла в ходе состоявшегося обсуждения). Замечу: о таких выдающихся институциональных и издательско-программных отечественных феноменах, как «Белорусский Коллегиум», «Европейский Гуманитарный Университет» и «международный проект Гуманитарная Энциклопедия» в конечном материале «СБ» не было упомянуто ни слова. Соответствует ли это реальному положению вещей в нашей стране и … действительному содержанию дискуссии – вопрос, оставшийся открытым и для читателей, и для весьма пластичной совести людей, подготавливающих газету «СБ» для ее аудитории.

Вопрос лишь в том (конкретная Власть приходит и уходит, философия же неистребима, если уж она сложилась):

- насколько профессиональная национальная философия совместима с реальным уровнем просветительской работы существующих структур среднего гуманитарного и высшего образования;

- насколько органично она сосуществует с «государственной идеологией» и ее амбициозными творцами (какова ответственность перед страной! – но никакой опаски нет, ибо привыкли, что обсуждений в режиме реальной дискуссии не случится);

- насколько эффективно ее достижения пропагандируются официальными СМИ;

- каков ее «удельный вес» в общем объеме аналогичной печатной продукции, издаваемой в стране.

Но это – проблемы подчиненные.

Что позволяет настаивать на этом выводе, в адекватности коего я абсолютно уверен?

Позволяет следующее. В Беларуси:

1. Присутствует весьма мощная, современная (по используемому языку, по встроенности в мировую традицию, по уровню формулирования соответствующих проблем) и креативная интеллектуальная традиция, посвященная осмыслению судеб Отечества и его культуры (см. работы В. Абушенко, В. Акудовича, А. Антипенко, И. Бобкова, В. Булгакова и др.). Многие из этих текстов нашли позитивный полемический отклик в Средней и Западной Европе. При этом опережающий по отношению к европейскому mainstream характер многие отечественные тексты носили и ранее: вспомним хотя бы Цвикевича – предтечу проблематики «постколониальных исследований».

2. Существует богатая (по объему и разнообразию представленных идей и гипотез) философская литература, изначально обдумывавшаяся и создававшаяся на белорусском языке и более полно, чем, к примеру, российская, отражающая горизонты и реалии современного философского лексикона Европы (см. тексты Акудовича, Антипенко, Бобкова, Рязанова, Булгакова, Дынько и др.).

3. Имеется постоянный доступ к массиву действительно профессиональных философских текстов (в том числе и на иностранных языках) для соискателей философского знания – в первую голову благодаря просветительской деятельности Белорусского Коллегиума и, «в недавней прошлой жизни», Европейского Гуманитарного Университета.

4. Имеется реальная возможность профессиональных обменов с западным сектором европейского философствования (благодаря усилиям Белорусского Коллегиума и, «в недавней прошлой жизни», Европейского Гуманитарного Университета).

5. Существует реальная возможность получить классическое и компетентное университетское философское образование посредством системы коммуникации «педагог – слушатель», а не только на базе чтения необходимых текстов (см. лекции Т. Румянцевой, Т. Тузовой, М. Можейко, Н. Семенова, В. Семеновой, Х. Гафарова, И. Наливайко и др.). Закрытие ЕГУ, конечно, осложнило ситуацию, но жесткого «запрета на профессии» у нас пока нет. Все неленивые профессионалы найдут (уже нашли) приложение собственным силам.

6. Осуществляется на протяжении уже 7 лет многотомный беспрецедентный международный проект «Гуманитарная энциклопедия», не имеющий аналогов на постсоветском пространстве (научные редакторы – А. Грицанов, Т. Румянцева, В. Абушенко и др.). Объемы книг издания – по тысяче и более страниц энциклопедического формата. В рамках проекта увидели свет: «Новейший философский словарь» (три переиздания – 1999, 2001 и 2003 гг.), энциклопедии «Всемирная энциклопедия. Философия» (Москва – Минск, 2001), «Всемирная энциклопедия. Философия ХХ век» (Москва – Минск, 2002), «Постмодернизм» (2001), «История философии» (2002), «Эзотеризм» (2002), «Социология» (2003). В проекте приняли и принимают участие более 300 авторов из Беларуси и десятков зарубежных государств (причем исповедующих зачастую полярные мировоззренческие представления***). Проект полноценно и всесторонне содержательно простроен по действительно энциклопедическим критериям, а также содержит ряд принципиально новых статей, отражающих новации в мировой философии ХХ – начала ХХ I века****. В рамках проекта удалось превзойти традиционный для российских изданий аналогичного формата подход, адекватно описываемый формулой «советская философия, освобожденная от гнета цензуры». Это допустимо и оправданно для России, но не дотягивает до потребной для Беларуси интеллектуальной планки. Ибо мы – европейская страна (пусть сегодня и «провинциально марксистско-ленинская»***** в позиционировании «госидеологии»), а не наследники духа и традиций Евразийской Империи СССР******.

Серьезный анализ обозначенной в заголовке данного материала проблемы – дело ответственное и требует усилий ряда авторов. Это может послужить также и темой для публичной дискуссии. (В том числе и участников полилога в «СБ».) Главное – иное.

Сегодня отсутствие вменяемой и компетентной, логичной и правдивой идеологии белорусского государства и общества понятно даже для самих властей, ставивших перед придворными обществоведами эту задачу. (Не появился бы в «СБ» в противном случае материал-«отмазка» на эту тему.)

Интеллектуальный потенциал и организованные институции, могущие решить эту проблему*******, безусловно, есть.

Надо лишь вспомнить анекдот. В одном городском комитете коммунистической партии Советского Союза постоянно засорялась канализация. После многократных безуспешных попыток ее починить вызываемый сантехник сказал: «Все это – безнадёга. Здесь всю систему менять надо…».


_____________________________________________________

Примечания:

* Материалы были опубликованы в выпуске «СБ» от 3 февраля 2005 года.

** Я не склонен полагать, что Павел Изотович не имел отношения к этой затее, которую вела г-жа Рублевская. Он и соизволил поприсутствовать на части зрелища, и вообще не тот человек, чтобы что-то мастерить, не продумав до конца всех возможных последствий. (Не зря занимает сей завидный пост порядка 10 лет, более представительный долгожитель в нынешней системе власти – лишь В.Б. Шейман, ну и САМИ ЗНАЕТЕ КТО…)

*** Первым, кто обратил внимание на этот чрезвычайно важный момент, был кандидат философских наук К. Скуратович на страницах газеты «Свобода» в 1999 году.

**** На это первым обратил внимание отечественный искусствовед и писатель Д. Подберезский (газета «Имя», 1999 год).

***** Не это будет ретроспективно обусловливать реальный пафос современного белорусского мышления. Если же это, то, значит, данная территория в будущем окажется частью геополитического Евразийского массива российско-китайского (православно-конфуцианского) толка. Тогда все приведенные шесть концептуальных моментов будут памятником тому, что некогда существовала белорусская философская культура подлинно европейского формата.

****** Претенциозный и далеко не бескорыстно-спонтанный «наезд» на наш проект, организованный в 2002 году на страницах московского журнала «Вопросы философии», был полностью выдержан в духе привычных для России межклановых разборок на коммерческой почве. Была очевидной попытка «устранить конкурента». Ответ, помещенный нами в этом же журнале, доказал это. (Автор опуса г-н Кемеров был вынужден уволить с работы за «научную недобросовестность» одного из своих соавторов-сотрудников, а также вынести выговоры за то же самое еще двоим.)

******* Тема нужности / ненужности «государственной идеологии» (вариант: «идеологии государства») – предмет отдельный и дискуссионный. Я убежден в ее нужности даже для общества, всецело фундированного демократическими и либеральными ценностями.
___________________________________________________________________

Метки