Надежный сирийский вектор

/Роза ветров /

Надежный сирийский вектор

У современной Беларуси очень мало внешнеполитических партнеров. Сирия – одна из немногих стран, с которыми режим Александра Лукашенко находит сегодня общий язык в мире. Помимо совершенно очевидной двусторонней заинтересованности в закупке дешевого белорусского оружия, оба государства объединяет изолированность от внешнего мира.

Помимо изоляции, сирийское руководство сталкивается сегодня с серьезными экономическими проблемами, которые усиливаются в результате значительно сократившихся в последнее время для сирийских рабочих возможности активно эксплуатировать рынок труда соседнего Ливана. В результате, внутреннее недовольство в Сирии постоянно нарастает. Если ранее сирийцы предпочитали критиковать советников нынешнего президента страны Башара аль-Ассада, то сегодня в фокус критики за отсутствие четкой стратегии развития страны все чаще попадает непосредственно глава сирийского государства. Аналитики отмечают постоянное снижение популярности лично Башара аль-Ассада и заметное ослабление его позиций. Таким образом, нынешняя стратегия вовлеченности Александра Лукашенко в прямое сотрудничество и диалог с Башаром аль-Ассадом в перспективе способны серьезно подорвать основы сирийско-белорусских отношений, особенно если в Дамаске произойдет смена режима.

Основа поддержки нынешней власти в Сирии значительно сузилась за последние годы. Причиной такой ситуации стала концентрация власти преимущественно в руках непосредственно членов семьи Ассада и удаление от властных полномочий представителей семей Алави, которые традиционно были партнерами семьи Ассада прежде всего, в плане контроля за ключевыми позициями в военном аппарате и в сфере безопасности. Прямым подтверждением такого развития событий является назначение на пост командующего республиканской гвардией младшего брата Башара аль-Ассада – Махера, а также недавнее утверждение Ассефа Шафката, мужа сестры Президента Башары, на пост главы военной разведки. Собственно сестра Башара на Западе считается довольно жесткой личностью, а ее муж в своей новой должности называется беспощадным и эффективным исполнителем. В вооруженных силах родственники президента также занимают ряд других важных постов.

Те представители семьи Алави, которые сохранили свои посты, по некоторым сведениям, одновременно значительно снизили степень своего влияния на главу государства. Например, Гази Канаан, который сегодня занимает пост министра внутренних дел, а в прошлом являлся главой службы политической безопасности, утратил былую степень воздействия на решения Башара аль-Ассада. Бахгат Сулейман, ныне занимающий пост главы внутренней безопасности, возможно, более влиятелен, поскольку более близок к семье Ассада. Безусловно, в чрезвычайно секретной и запутанной системе сирийского государственного истеблишмента сложно определить реальную степень влияния ключевых членов кабинета, однако, указанные выше противоречия и несогласованности настолько существенны, что уже вышли за пределы президентских дворцов и открыто обсуждаются в сирийском обществе.

Влиятельные лидеры из числа сирийцев-суннитов также высказывают претензии в том, что Башар аль-Ассад игнорирует их мнение и интересы. Представители деловых кругов Сирии открыто заявляют о том, что президент отказывается вмешиваться в случаях открытого злоупотребления членами президентской семьи своими полномочиями. Отношения между Башаром аль-Ассадом и вице-президентом Абдулом Халимом Хаддамом, который является наиболее высокопоставленным представителем суннитов, чрезвычайно осложнились за последнее время, несмотря на попытки Ассада найти пути примирения. Как предполагают, главной основой для конфликта стало убийство бывшего ливанского премьера Рафика аль-Харири, который был особенно близок к Хаддаму. Большинство министров в кабинете являются суннитами, но это не смягчает напряженности, поскольку министры – за исключением внутренних дел, обороны и иностранных дел – практически не обладают реальной властью.

Конфликты в правящей верхушке Сирии дополняются дискуссией в обществе относительно откровенных просчетов режима Башара аль-Ассада в ряде ключевых областей. В частности, за последнее время Сирия окончательно изолировала себя в отношениях с США, Европейским Союзом и арабскими странами. Это произошло, главным образом, из-за сирийской позиции в отношении Ливана. Убийство бывшего ливанского премьера стало дополнительным фактором, объединившим Запад и арабский мир против Сирии. В самой Сирии почти не найдется тех, кто будет отрицать причастность официального Дамаска к убийству.

Сирия была вынуждена объявить о выводе своих войск из Ливана. Многими сирийцами, традиционно привыкшими к имперским амбициям по отношению к Ливану, вывод войск был воспринят как оскорбление сирийского достоинства, что на арабском Востоке имеет чрезвычайное значение. Кроме моральных последствий, уход Сирии из Ливана имел серьезные экономические последствия, поскольку ливанский рынок являлся источником постоянных доходов многих сирийцев, помогая решать проблему внутренней безработицы.

Сирия потерпела полнейшее фиаско в своей политике по отношению к Ираку и вынуждена была сделать унизительные для себя уступки США и новому руководству Багдада.

И, наконец, Европейский Союз так и не ратифицировал соглашение об ассоциированном членстве Сирии в ЕС.

Население Сирии и особенно молодежь ежедневно получает через спутниковые каналы и интернет информацию о плачевном состоянии экономики страны, смотрит программы каналов ливанского оппозиционного движения, которые не скрывают примеры недостойного поведения сирийских лидеров в отношении Ливана, в особенности фактов личного незаконного обогащения высших лиц сирийского руководства в Ливане.

Большинство сирийцев осознает сложность положения и задают себе вопрос о том, каким образом молодой, полный сил президент-реформатор мог допустить такое ухудшение ситуации. В этой связи многие указывают на то, что Ассад не обладает полным контролем над процессом принятия решений – партийный аппарат аккумулирует часть важных президентских функций.

В последнее время, однако, все чаще высказываются мнения о том, что Башар аль-Ассад сам принимал решения и зачастую занимал чрезвычайно жесткую позицию по отношению к тем, кто пытался возразить его точке зрения. Доклад ООН о ситуации в Ливане указывает, что сирийский лидер лично угрожал Харири в связи с его несогласием на продление президентских полномочий президента Ливана Эмиля Лахуда. Все более широко распространяется информация о том, что в частной обстановке Башар аль-Ассад чрезвычайно жесток в выражениях и склонен прислушиваться лишь к мнениям членов его семьи и тех, кому он лично доверяет.

Положение президента усугубляется тем обстоятельством, что традиционно сильный сирийский властный авторитарный центр обеспечивает собственную поддержку с помощью организаций партии Баас. В нынешней ситуации большинство членов партии предпочитают отдавать приоритет собственным интересам и дистанцироваться от президентских реформаторских предложений в экономике. В частности, Башар аль-Ассад призывал партию еще два года назад начать реализацию экономических преобразований, но был вынужден согласиться на двухлетний дискуссионный форум, в результате которого судьба реформы будет обсуждаться на съезде партии только в июне нынешнего года. Предполагается, что съезд примет очень острожный документ, который не приведет к результатам и переменам, необходимым для устойчивости нынешнего режима.

Таким образом, лично Ассад попал в фокус усиленной внутренней критики в последнее время. Наблюдатели отмечают, что в сирийском обществе зреют определенные сомнения в способности нынешнего президента эффективно продолжать выполнять свои обязанности. Башар аль-Ассад, который был избран как гарант преемственности традиций своего отца, сегодня превратился в проблему общества и государства. Без сомнения, большинство экспертов едины в том, что сын не обладает той степенью твердости и харизмы, которой обладал в свое время отец. После пяти лет пребывания Башара аль-Ассада у власти большинству населения хорошо заметны его слабые места. Сирия нуждается в изменении политики, а для этого ей может понадобиться новый лидер.

Перспективы появления новой подходящей фигуры, однако, чрезвычайно сложно оценить в силу чрезмерной секретности и закрытости сирийской властной системы. В то же время очевидно, что на нынешнем этапе у Башара аль-Ассада отсутствует явный соперник, который способен мобилизовать движение против него. Никто из семьи Алави также не способен бросить вызов действующему главе государства. Однако, западные СМИ активно распространили информацию о секретной конференции, которую якобы провели представители семьи Алави в интересах обсуждения ситуации в стране и обществе. Не исключается, что данный тайный форум может стать катализатором для мобилизации более мощной общественной поддержки в пользу смены лидера.

Эксперты не исключают и возможность внутрисемейного переворота, при котором власть может перейти к сестре Башара или ее мужу. Нынешнему президенту в этом случае может быть предложен символический пост.

При любом из сценариев кризис сирийской власти сегодня очевиден. В этом смысле политика Александра Лукашенко, поставившая целью личный контакт с Башаром аль-Ассадом, может быть ошибочной. В случае смены власти в Дамаске нынешние белорусско-сирийские отношения в долгосрочной перспективе могут стать весьма проблематичными.

Метки