Тестируя социальную реальность

? С 1 января будущего года повышаются ставки таможенных пошлин на автомобили, ввозимые юрлицами. Что же касается физических лиц, то решение данного вопроса отложено до 1 июля 2010 года. Как Вы полагаете, чем обусловлен такой временной лаг для физических и юридических лиц по ввозу на территорию Беларуси легковых автомобилей?

Аркадий Нестеренко. Ответ на данный вопрос, на мой взгляд, стоит искать не столько в области экономики, сколько в сфере политической коммуникации. Белорусские власти непрерывно тестируют нашу социальную реальность, принимая различные непопулярные решения, что называется step by step.

Перманентное урезание компенсаций со стороны государства чернобыльцам, отмена льгот студентам и пенсионерам, указ президента № 760, разрешающий ИП нанимать на работу только близких родственников. Этот список можно продолжать очень долго.

Таким образом, возвращаясь к вопросу о повышении таможенных пошлин, это, если угодно, очередной тест на лояльность. Разбежка в полгода позволит «привыкнуть» к мысли о том, что вскоре машины подорожают более чем на 40%. И в июле 2010-го повышение ставок для физических лиц будет воспринято как должное, рутинное событие.

Временной лаг позволит сгладить социальное недовольство по данному вопросу, сводя к минимуму возможность повторения у нас «дальневосточного сценария». Я лишь вкратце упомяну, что аналогичные меры правительства РФ (повышения ввозных пошлин на иномарки) привели к массовым акциям протеста автомобилистов в конце 2008 – начале 2009 гг.

В то же самое время необходимо сказать, что данное решение так или иначе будет способствовать росту протестных настроений. Социологические исследования аксиометрической лаборатории «Новак» и Белорусского института стратегических исследований (BISS, Литва) говорят об усилении депрессивных настроений и апатии в обществе. Однако социальную усталость в данном случае можно понимать по-разному. Безусловно, с одной стороны это снижение предпринимательской, политической, потребительской и иных активностей. С дугой же стороны, социальная усталость – это некоторым образом форма ненасильственного сопротивления, которая все больше и больше развивается в белорусском обществе.

Другое дело, что нарастающий протестный потенциал никак не используется. Лишний раз это говорит об отсутствии эффективной обратной связи между оппозиционными структурами, претендующими на власть и социальными группами, которые выражают протестные настроения.

Обсудить публикацию

 

Метки