Конфликт принципов или сравнительное позиционирование?

? 27 октября представители демократических движений Беларуси подписали соглашение о создании «Беларускага незалежніцкага блока». Бывший лидер одного из участников новой коалиции – партии Белорусский народный фронт – Лявон Борщевский назвал коалицию коллаборационистской, заявив, что в проекте декларации о создании БНБ не имеется ни единого слова о борьбе с режимом. В чем состоят основные различия подходов к политической борьбе нового блока и руководства «старой» партийной коалиции Объединенных демократических сил?

Юрий Чаусов. Достаточно странно слышать из уст Лявона Борщевского такие резкие оценки действий нового руководства Партии БНФ. Ведь создание правой коалиции было одним из основных пунктов программы новой команды, которая позволила ей победить на последнем съезде партии. А в свое время Лявон Петрович достаточно резко выступал против фракционности в БНФ и заявлял о недопустимости публичной критики действий партийного руководства. Вспомним, что Алеся Михалевича исключали из партии и за значительно менее резкие заявления.

Так что в данном случае скорее имеет место продолжение нервной реакции на поражение во внутрипартийной борьбе. Старая команда не может смириться с утратой контроля над партийной структурой, которую считает своей вотчиной.
Что касается разницы в подходах ОДС и Белорусского Незалежницкого Блока – то эта разница лежит исключительно в области позиционирования, но не в области принципиальных установок.

В целом каких-либо существенных, принципиальных различий в подходах ОДС и БНБ к политической борьбе не следует ожидать. Перегруппировка сил внутри оппозиции есть тактическое действие, направленное на занятие более выгодных позиций в преддверии ближайших политических кампаний. Различие геополитических ориентаций в составе двух блоков  и различное отношение к процессам примирения белорусского режима с западом не должны вводить в заблуждение – методы политической борьбы остаются всё те же.

В этом смысле задачи, стоящие перед Белорусским Незалежницким Блоком, достаточно просты. Как уже отмечали некоторые наблюдатели, новое коалиционное образование имеет одно существенное преимущество – такая оппозиция народу понятна. Это оппозиция  белорусскоязычная, проевропейская, консервативная, антикоммунистическая. Лицом новой коалиции, очевидно, будет Александр Милинкевич, которого многие помнят как единого кандидата от объединенной оппозиции на предыдущих президентских выборах. Как таковой содержательной программы либо качественно новой стратегии в декларации БНБ пока нет – там есть лишь констатация ценностного единства участников.

Положение ОДС более двусмысленно – им теперь придется доказывать свою оппозиционность, объяснять электорату, почему именно они (а не БНБ с Партией БНФ в числе участников) являются альтернативой действующей власти. В отличии от БНБ, у ОДС нет не только программы, но и ценностного единства. Поэтому им ничего не остается, кроме как позиционироваться от противного: «Та, другая оппозиция – подставная, контролируемая, фальшивая». И не случайно субъекты ОДС  так акцентируют внимание на версии, что оформление БНБ означает выход субъектов новой коалиции из ОДС – парадоксальным образом им выгодно поддерживать этот радикальный подход некоторых из участников БНБ для презентации себя как «объединенных».

Ловить политиков на слове – неблагодарное занятие. Но если спор идет о различии подходов к политической борьбе, то следует обратиться к программным документам. Сейчас лидеры ОДС обвиняют основателей БНБ в соглашательстве.  Вероятно, Лявону Борщевскому было бы полезно перечитать стратегию коалиции ОДС утвержденную на конгрессе ОДС в 2007 году. В  ней демократические силы предлагают властям конструктивный диалог, отбрасывают революционные сценарии, предлагают властям и обществу пойти эволюционным путем в направлении демократизации на основе согласованных действий демократических сил и властей. Да-да, на конгрессе 2007 года именно теперешние «непримиримые» выступали сторонниками диалога и клеймили Милинкевича за радикализм и революционную непримиримость. А теперь тот … последовательно реализует стратегию своих тогдашних оппонентов.

Так что эти жесткие термины лишь обоснование перестановок внутри оппозиции, которыми традиционно сопровождается подготовка к президентским выборам. И до самой агитационной компании всё может опять поменяться.

Обсудить публикацию

 

Метки