Агрессивный нейтралитет

? 29 сентября завершились совместные белорусско-российские военные учения «Запад-2009», на финальном этапе которых побывал президент РФ Дмитрий Медведев. Свидетельствует ли проведение совместных учений о потеплении белорусско-российских отношений?

Янов Полесский. Подобные мероприятия, насколько можно судить, исходя из опыта наблюдений за развитием союзнических отношений, сами по себе сложно провести по балансу российско-белорусских потеплений/похолоданий. Здесь нужна, что называется, более комплексная картина фактов и факторов.

Российско-белорусское «союзничество» слагается из нескольких блоков. Сотрудничество, скажем, в энергетической сфере осуществляется по иным канонам, чем в оборонной. Понятно, что некоторые пункты повестки «путешествуют» по нескольким блокам, выступая, например, в качестве дополнительных ставок в игре вида «не сделаете ценовых уступок по газу – мы откроем наше небо для НАТОвских бомбардировщиков», однако общим правилом является относительная несмешиваемость и автономия. Это означает, что можно успешно сотрудничать под эгидой ОДКБ, имея сложности в газовой и/или нефтяной сфере. Что эти флюктуации должны сообщать по поводу российско-белорусской интеграции в целом? В принципе – ничего.

Оперативно-стратегические учения «Запад-2009» проходят в рамках более обширных маневров «Осень-2009». Последние начались в июне, и, помимо, российско-белорусского этапа, включают в себя еще два – «Кавказ-2009» и «Ладога-2009». Т.е. Беларусь подключилась на более позднем этапе – дабы помочь союзнику победить условного противника, с чем можно поздравить обоих. На первый взгляд, этот условный противник один и един.

Хотя это вовсе не так. У России немало потенциальных врагов. Это условно объединенный Запад, Китай и исламский мир. Совсем иначе дело обстоит с такими маленькими государствами, как Беларусь. Самостоятельно армии таких государств не в состоянии оказать полноценной сопротивление ни условной России, ни условной Европе, ни условному исламскому терроризму – словом, никому из достойных внимания условных неприятелей. Оборонная концепция подобных стран явно или неявно тяготеет к нейтралитету, что в белорусском случае официально декларируется как отказ от участия в сторонних военных конфликтах, в т.ч. и тех, которыми затронуты союзники по ОДКБ.

Данная декларация подтверждается и словом, и делом – так, например, Беларусь самоустранилась от участия в российско-грузинском военном конфликте, а вопрос по признанию Абхазии и Южной Осетии остался в подвешенном состоянии. До сих пор не подписано соглашение по КСОР, чего Россия добивается от Беларуси с весны 2009 г. Короче, никаких существенных подвижек в области военно-политической интеграции нет, и, в конечном счете, белорусские ВС функционирует в качестве сугубо внутренних войск, обладающих главным образом символической нагрузкой (военные должны пугать одним своим видом и прежде всего собственный народ). И, наконец, что важно для России, Беларусь предоставляет свою территорию и персонал для российских военных баз с целью западных рубежей Федерации. Такое военное сотрудничество может продолжаться довольно долго – особенно на фоне отсутствия перспектив вступления в какие-то альтернативные военно-политические блоки.


Метки