Призрачный шанс на дружбу

? Правительство надеется на сокращение складских запасов при сохранении роста производства – несмотря на то, что по итогам января-июня отрицательное сальдо внешней торговли превысило золотовалютные резервы. Вместе с тем, ясной системы мер по разгрузке складов предприятий правительство не имеет, что повышает шансы предпринимательских союзов на внимание властей к выдвигаемым им инициативам – в том числе и по льготному экспортному режиму. Создает ли кризис дополнительные шансы для увеличения политического веса предпринимательских сообществ? 

Сергей Балыкин. Белорусский бизнес получил шанс улучшить свои отношения с властью. Впрочем, шанс этот настолько призрачный, что использовать его будет крайне трудно.

Недавно Александр Лукашенко попросил бизнес помочь в условиях кризиса и затоваривания складов реализовать белорусскую продукцию. «Нужно разговаривать с нашими предпринимателями, которые могут в данной ситуации помочь с продвижением продукции на традиционные и нетрадиционные рынки», – заявил в понедельник президент.

Многие почему-то решили, что этот призыв обращен к индивидуальным предпринимателям которые торгуют на рынках импортным ширпотребом. Однако понятие «предприниматель» более широкое – оно включает в себя и пресловутых «челноков», и частные коммерческие организации, и даже коммерческие организации государственной формы собственности. С последними, впрочем, все ясно – ведь это именно им должны помочь деловые люди.

Получится дружба бизнеса и государства или нет зависит от президента. Если его просьба по старой советской традиции окажется завуалированной формой приказа, и предпринимателей фактически обяжут приобретать белорусский товар, как в свое время обязывали покупать колхозы, то ничего хорошего из этой идеи не выйдет. Если же речь идет об экономических стимулах, если предприниматели смогут приобретать продукцию без предоплаты, с отсрочкой платежа, со скидками – это другой разговор. Любой товар можно продать, вопрос только в цене.
Чтобы стимулировать экспорт белорусскими предпринимателями товаров в Россию, очень важно также решить проблему возврата НДС. НДС и прочие оборотные налоги составляют практически четверть цены белорусских товаров, и в целях стимулирования их экспорта государство возвращает налог на добавленную стоимость при вывозе товаров за пределы страны.

Однако при торговле с РФ возникает проблема подтверждения уплаты НДС в сопредельной стране. Как известно, таможенной границы не существует, и факт вывоза подтверждается российским налоговым органом, который уведомляет МНС Беларуси об уплате ввозного НДС в России. Понятное дело, что процедура затягивается, а иногда даже подтверждения и вовсе пропадают. Особенно болезненно это бьет по небольшим компаниям, которые не располагают существенными средствами для того, чтобы нанять «специалистов по возврату НДС».

Как это ни парадоксально, наилучшим решением этой проблемы стало бы установление полноценной таможенной границы с Россией, ведь в этом случае факт вывоза товаров подтверждался бы белорусской таможней и не требовалось бы «межгосударственного взаимодействия налоговых органов». В качестве альтернативы возможен также возврат к существовавшей ранее практике взимания НДС в торговле с РФ по стране происхождения. 

Вместе с тем мне представляется крайне сомнительной и непродуманной сама идея экспорта белорусской продукции индивидуальными предпринимателями с уплатой фиксированного налога, выдвинутая недавно одним из объединений мелких предпринимателей. Во-первых, это не решает проблему возврата НДС, то есть цены, по которым ИП будут приобретать товар, будут высоки и он станет неконкурентоспособен.

Во-вторых, возникает проблема легальности деятельности этих ИП на территории России. Ведь уплата фиксированного налога означает выполнение налоговых обязательств перед Беларусью. В свою очередь, Россия имеет законное право требовать уплаты налогов на своей территории, в частности ввозного НДС. В случае уклонения от уплаты ввозных налогов и таможенных пошлин белорусские торговцы могут быть, по сути, обвинены в контрабанде со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Смогут ли предпринимательские объединения использовать ситуацию и нарастить свой политический вес? Крайне сомнительно. Наше государство не умеет слушать других и диалогу предпочитает монолог. С другой стороны предпринимательские объединения крайне слабы и не имеют серьезных навыков лоббисткой деятельности.

У бизнес-союзов нет необходимого количества серьезных экспертов, а элементарными навыками работы с прессой и формирования общественного мнения, в том числе и в чиновничьей среде, обладают считанные единицы руководителей и специалистов бизнес - ассоциаций.

Скорей всего, некоторых (очень небольших) уступок сумеют добиться традиционные предпринимательские объединения типа Минского союза предпринимателей или Союза им. Кунявского. Новые объединения, ориентированные на работы с рыночными торговцами и уличные акции протеста, не добьются ничего.

Обсудить публикацию

 

Метки