В безнадежных поисках смысла

? В середине июля в египетском городе Шарм-эль Шейхе состоялся XV саммит Движения неприсоединения (ДН). После возвращения оттуда возглавлявший белорусскую делегацию министр иностранных дел Сергей Мартынов провел пресс-конференцию, в ходе которой заявил, что ДН «является не только серьезным фактором международной жизни, не только серьезным игроком на международной арене, но и фактором, значение которого, на наш взгляд, нарастает». Действительно ли данная организация начинает, что называется, набирать «международный вес», и насколько целесообразно членство в ней нашей страны?

Андрей Федоров. Боюсь, что «набор веса» происходит только на взгляд белорусского внешнеполитического ведомства. Несмотря на то, что по количеству участников эта структура, объединяющая 118 стран, уступает только ООН, данное обстоятельство, увы, отнюдь не делает ее второй международной силой. Более того, ни третьего, ни даже десятого места в мировой политической иерархии ДН не занимает. Это как раз тот самый случай, когда, вопреки законам диалектического материализма, количество не переходит в качество.

Движение было создано в 1961 году, в условиях противостояния двух военно-политических лагерей во главе с США и Советским Союзом, и его объединяющим принципом был отказ от участия в военных блоках. Кстати, даже по этому формальному признаку Беларусь, будучи участником Организации Договора о коллективной безопасности государств СНГ и имея на своей территории иностранные военные базы, едва ли может считаться «неприсоединившейся».

Но, главное, если посмотреть на состав участников ДН, то как об их влиятельности, так и о единстве говорить не приходится. Они четко разделяются на три группы: наиболее благополучные – новые индустриальные державы Юго-Восточной Азии, ведущие латиноамериканские страны, ЮАР, Египет и нефтедобывающие африканские и ближневосточные государства; затем около 60 стран со средним для стран Юга, но в целом весьма невысоким уровнем дохода на душу населения; и, наконец, примерно 40 беднейших государств, в основном в Африке и частично в Азии. Из европейских стран там присутствует только Беларусь, видимо, пытающаяся этой исключительностью компенсировать другую – свое отсутствие в Совете Европы.

В свете этого возникает естественный вопрос, какие можно придумать общие для всех этих стран цели, к тому же заведомо выходящие за рамки компетенции той же ООН.

Что касается белорусского участия, то, скажем, на рассматриваемом форуме Мартынов предложил наладить на максимально высоком уровне устойчивый диалог ДН с Евросоюзом, Китаем, Россией и США посредством регулярного участия их представителей в мероприятиях Движения. Интересно, зачем это нужно «первому миру», тем более в отсутствие единой позиции предполагаемых «партнеров»?

Кроме того, официальный Минск предложил проработать механизм, который обеспечит доступ всех стран мира к альтернативным и возобновляемым источникам энергии, поскольку соответствующими технологиями «сегодня владеет ограниченный круг государств». Беларусь предлагает «наладить механизм, который обеспечит доступ всех стран к альтернативным источникам энергии с уважением к интеллектуальной собственности».

Честно говоря, здесь вообще ничего не понятно. Что значит «наладить механизм»? Расчет на то, что дадут бесплатно? Но тогда при чем здесь «уважение к интеллектуальной собственности», которое подразумевает обязательную компенсацию за использование чужих технологических достижений? За исключением военных технологий и технологий двойного назначения никто никогда не отказывает желающим приобрести некие новшества, если те, разумеется, готовы заплатить установленную цену.

Присоединение к ДН 12 лет назад было сделано в попытке прорыва тогдашней международной изоляции. Сейчас же МИД отчаянно пытается найти хоть какой-то смысл в сохранении этого членства, и с этой целью выдвигает инициативы, которые являются просто сотрясением воздуха.

Обсудить публикацию

 

Метки