Тестовый режим для опытного образца

? 20 июля состоялись первые общественные слушания «Гражданское общество и государство: механизмы взаимодействия», на которых были обсуждены возможные формы участия гражданского общества в принимаемых органами власти общественно и политически значимых решениях – в частности, посредством взаимодействия с Общественно-консультативным Советом при АП. Как вы оцениваете эффективность состоявшихся слушаний в качестве одного из инициаторов создания этой платформы?

Владимир Мацкевич. Я оцениваю это событие как философ и методолог.  И в организации слушаний я участвовал именно с этой позиции. Попробую пояснить, что это значит.
В январе 2009 года было объявлено о создании Общественно-консультативного совета при Администрации президента. Круг тем и вопросов, по которым этот совет должен совещаться, очень широк, но все они общенационального уровня. Каким образом я (как философ-методолог) должен был понять это объявление? Я понял, что в стране создан орган или механизм для взаимодействия государства (в лице Администрации президента) и общества (через участвующих в нем лиц из гражданского общества). Но все сложные механизмы создаются в несколько этапов. Вот только некоторые из них: замысливание; проектирование; экспериментальный образец; испытание в условиях, близких к реальности; практические испытания; серийное или массовое производство.

Проверка качества создаваемых механизмов осуществляется по-разному на каждом из этапов. Где, на каком этапе место философа-методолога в создании механизма взаимодействия государства и общества? Думаю, что без философа и методолога невозможны первые этапы - от замысла до практических испытаний. Массовое производство и эксплуатация социальных механизмов может обходиться без такой позиции.

Я не участвовал в замысле. Да и никто из философов не участвовал. Не участвовал и в проектировании. Эти два этапа были вообще скрыты от публики и гражданского общества. Обществу предъявили уже готовый образец. Предположим, что и замысел, и проект ОКС были выполнены профессионально (хотя я сомневался в этом с самого начала). В таком случае опытному образцу механизма все равно нужно устроить испытания: хорошо ли он работает, соответствует ли он своему назначению?

И вот несколько граждан Республики Беларусь организовали и провели легкие испытания механизма взаимодействия государства и общества под названием ОКС. Механизм сложный, нужны и сложные процедуры для испытания.

Во-первых, мы проверили связь ОКС с обществом. Общество обратилось к членам ОКС с персональным приглашением на испытания. Большинство членов ОКС не ответили на персональные приглашения. А из полученных ответов несколько было очень странных. От ответа о том, что один из членов совета вообще ничего не знает о существовании в стране гражданского общества, до требования полномочий у обратившихся граждан на такое обращение. Официальный ответ получен в точном соответствии с принятой нормой работы с обращениями граждан вовремя – через месяц, и обычная канцелярская отписка. Теперь каждый может на основании полученного результата судить о том, каково качество связи ОКС и общества. Можно было даже самих слушаний не проводить, чтобы сказать, что эта связь крайне слаба. Но мы ведь на этом не останавливаемся, проводим испытания дальше.

Во-вторых, мы проверили степень участия членов ОКС в планировании его деятельности. Никто из членов ОКС, которые все же откликнулись на наше приглашение, не участвовал в разработке повестки дня работы ОКС. Да и из тех, что не откликнулись, тоже, может быть, кроме покойного Александра Потупы. В ОКС из двух сторон взаимодействия (государство и члены совета) активной стороной является государство. Оно формулирует темы, оно ставит вопросы. Гражданское общество в лице отдельных представителей в ОКС по-прежнему безгласно.   

В-третьих, мы проверили понимание членами ОКС своих функций. У каждого из них есть идеи и предложения. Они хотели бы получать и от общественных организаций и граждан еще больше идей и предложений. Но каковы результаты сделанных предложений? Даже сами члены ОКС не получают обратной связи от государства о том, какие предложения приняты, что уже реализуется, каковы результаты.

В-четвертых, мы получили массу тонких наблюдений, из которых можно сделать заключение о качестве работы в ОКС. Только один характерный пример. Один из участников совета с гордостью объявил о том, разработку какого закона он лоббирует в ОКС. С двух концов зала раздались реплики о том, что проект такого закона уже разработан в 2000 году. Член ОКС, оказывается, об этом не знал. Но мало того, что он занят в ОКС «изобретательством велосипеда», он и после слушаний не поинтересовался судьбой проекта закона и его содержанием.

Достаточно ли приведенных аргументов, чтобы заключить, что ОКС как механизм взаимодействия государства и общества очень плох? Для философа достаточно. Другие пусть делают выводы сами. Мне представляется, что деревянные подшипники могут быть механизмом качения, но только в детских игрушках, но не в автомобилях.

Общественно-консультативные советы нужны (см. мой доклад на слушаниях http://worvik.livejournal.com/110416.html, там названы только три функции, а их у такого механизма значительно больше). Но механизм требует отладки. Думаю, что нужно переделать всю работу с самого начала. И общество должно быть вовлечено во все этапы создания таких советов, нужно переформулировать их замысел. Здесь снова я могу сказать как философ: замысел ОКС очень архаичен, совершенно не соответствует современному состоянию наших знаний о государственном управлении, менеджменте, демократии. От замысла ОКС веет седой стариной – он похож на совет мудрецов при монархе. В наше время от мудрецов никакого толку быть не может. Они могли быть полезны только тем монархам, которые сами не занимались государственными делами, а прожигали жизнь на охоте, турнирах и балах. ОКС же создан не при монархе, а при администрации. И создан не для сбора «народной мудрости», как это когда-то придумали оппозиционеры и как об этом думает одна из участниц ОКС.

А вот для чего он создан? Это и есть главный вопрос на стадии замысливания, на первой стадии создания механизма взаимодействия государства и общества. У меня есть ответ на этот вопрос. Но, увы, в стране есть много людей умнее и мудрее меня, которые дадут лучший ответ. Пусть так, я просто хотел бы его услышать. И как философ, и как гражданин.

Когда будет объявлен замысел ОКС, можно приступать к проектированию самого механизма. Здесь у меня тоже есть свои идеи и предложения. Но они не оригинальны. Я владею методом проектирования по прототипам. А прототипы были предъявлены участникам  слушаний в виде хорошо изданных книг, например, «Государство и гражданское общество: практика эффективного взаимодействия. Международный опыт», Минск, «ФУАинформ», 2009. Ну, и моя книга о печальном опыте участия в диалоге государства и общества в 1999-2000 годах . Я знаю и об идее проектирования без прототипов, иногда работаю в таком подходе, но как метода его не существует.  Главное, чтобы в проектирование были вовлечены представители всех заинтересованных в потребительских качествах будущего механизма сторон. Ничего не получится, если социально-политические механизмы проектируются только теми, кто заинтересован в одних потребительских качествах и не имеет заинтересованности в других. Государство не может спроектировать ОКС без участия гражданского общества.

После завершения проектирования нужно запускать опытный или экспериментальный образец. Экспериментальные образцы существуют не для эксплуатации, а для того, чтобы проверить их на соответствие всем функциям и целям. В технике обычно экспериментальные образцы доводят до полного износа, ломают. И чем больше их сломают, тем лучше будет продукт массового производства. То же самое и с социальными механизмами. ОКС при Администрации президента нужно проверить на прочность по всем функциям. Только тогда можно будет сделать соответствующие улучшения и доработать все остальные советы – от областных и районных по агротуризму, до совета по нравственности. Нельзя жалеть экспериментальные образцы, иначе в массовое производство пойдет брак и халтура.

Слушания, при всем многообразии оценок и отношений к ним, состоялись. Гражданское общество Беларуси в последнее время демонстрирует свою зрелость, а его отдельные представители проявляют высокую ответственность и квалификацию. Это очень хорошо. Нам по-прежнему не хватает солидарности, взаимопонимания, терпимости к иным точкам зрения и позициям. Но процесс идет. И включение в европейскую интеграцию, путь и на восточной окраине Европы, значительно стимулирует этот процесс. Меняется и государство. Диалога пока не получается, но потребность в нем растет все больше и больше.

Мне же особенно хочется отметить, что чем больше общество и государство продвигаются к диалогу и поиску эффективных механизмов взаимодействия, тем больше потребность в философской критике и в методологической проработке ключевых вопросов и проблем. Отношение к критике уже сильно изменилось, к ней прислушиваются и воспринимают. Остается еще заняться и методологической проработкой, проектированием и программированием развития. И в стране есть кому этим заниматься.

Вообще, Беларусь – богатая страна. У нас многое есть, только мы не пользуемся этим.

 

Мацкевич В. Вызывающее молчание. - М., 2006

 

Метки