«Диалектический регионализм»: официальная версия 2.1

Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно.
Карл Клаузевиц

Кризиса у нас нет, кризис бродит где-то вокруг нас, но последствия кризиса, как ни странно, сказываются и на нас. Вот несколько цифр для примера.
В Беларуси, по данным таможенной статистики, объем внешней торговли товарами в январе 2009 года составил $ 3,1 млрд., что на 40,7% меньше, чем в январе 2008 года. Сальдо внешнеторгового оборота сложилось отрицательным в размере $403,3 млн. (в январе 2008 года отрицательное сальдо составляло $107,5 млн.). Экспорт Беларуси составил $1,3 млрд., снизившись по сравнению с соответствующим периодом 2008 года на 47,4%.
Агентство БелаПАН со ссылкой на данные Национального статистического комитета сообщает, что в Беларуси соотношение запасов готовой продукции и среднемесячного объема производства на 1 февраля 2009 года в фактических ценах составило 84,6%, или 5 трлн. 968,4 млрд. рублей. Для сравнения: на 1 февраля 2008 года этот показатель был на уровне 50,2%. Наибольшее соотношение запасов и среднемесячного объема производства сложилось в легкой промышленности — 196,4% (за год выросли на 51,8%). В машиностроении и металлообработке этот показатель составил 148,6% (на 65,8% больше), в лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности — 102,6% (на 43% больше), в пищевой — 92,6% (на 18,5% больше), в промышленности строительных материалов — 78,8% (на 24,7% больше), в химической и нефтехимической промышленности — 74,8% (на 36,2% больше), в топливной — 7,2% (на 1,6% больше), в черной металлургии — 46,4% (на 39,5% больше).
Внешний государственный долг Беларуси вырос в январе 2009 года на 15,9% по сравнению с декабрем 2008 года до рекордных $4,310 млрд. Об этом сообщили в Национальном статистическом комитете.
Соответственно, в такой «бескризисной» ситуации надо принимать экстренные меры, а то можно и «помереть» ненароком и не так важно, что «здоровеньким». Но вот о том, какие именно меры надо принимать, мнения различаются кардинально. "Пятилетка практически заканчивается. И какие бы в мире кризисы ни полыхали, отката назад быть не должно. Невыполнение этой пятилетки означает невыполнение следующей. Главная задача - 2010-й год завершить так, чтобы пятилетка была не только выполнена, но и перевыполнена", - цитирует БЕЛТА главу государства. Выполнить и перевыполнить показатели по валу - таков наш ответ на мировой кризис. Или еще: "… Главное сегодня, когда вокруг полыхает финансовый экономический кризис, не заработная плата, а главное - сохранить производство. Сегодня мы можем раздать последние деньги, но завтра у нас ничего не останется". Соответственно, и на более низких уровнях принимается решение ничего не менять в планах на этот год, обеспечивая рост и вал. Согласно данным Статистического комитета СНГ, Беларусь заняла первое место среди стран СНГ по приросту промышленного производства в январе 2009 года. По сравнению с аналогичным прошлогодним показателем прирост промышленной продукции составил 1,2%, в то время как в других странах (кроме Азербайджана с приростом 0,5%) произошло падение. ВВП в Беларуси, который вырос на 4,2%, также является лучшим результатом в СНГ, сообщает БелаПАН.
Между тем независимые экономисты уверены, что сокращение промышленного производства - наиболее грамотная мера в условиях финансового кризиса. «По сути, наша методология ВВП проходит по статье «инвестиция в складские запасы», — отметил, например, в интервью «Салідарнасці» экономический аналитик Сергей Чалый.  Похоже, что ВВП в нашей стране – это нечто вроде такого фетиша, по которому мы меряемся со всеми остальными странами. Раньше главным критерием стабильности у нас был курс рубля, сейчас -- ВВП. Причем, как подается информация о росте ВВП? Оказывается, что производим мы хорошие вещи, но почему-то у наших соседей нет денег, желания или возможностей покупать их. И вроде как получается, что у нас просто проблема со сбытом. И выглядит все очень здорово, если не учитывать того, что в реальности мы производим то, что сейчас на рынке просто не востребовано. На самом-то деле проблема у нас не со сбытом, а с производством. Действительно, в ситуации, когда во всем мире падает внешний спрос в силу экономического кризиса, нормальной реакцией было бы уменьшение производства адекватно уменьшению спроса. Вместо этого мы продолжаем работать на склад… Поддерживая производство и производя то, что не находит сбыта, мы фактически уничтожаем ресурсы, уничтожаем базу для будущего роста, который должен быть после кризиса. Для экономики было бы намного лучше ту же зарплату людям выплатить просто в виде пособия по безработице. Гораздо хуже производить, затрачивая сырьё, электроэнергию, рабочую силу, то, что продано не будет.
Реальная жизнь вносит свои коррективы и показывает, что предложения независимых экспертов более близки к истине.
Например, Минский тракторный завод в январе 2009 года снизил производство тракторов и машин на 49,6%, сообщает БелаПАН со ссылкой на предварительные данные МТЗ. В течение месяца выпущено 3.000 тракторов и машин. Объем промышленного производства за первый месяц текущего года составил 188 млрд. 917 млн. рублей, что в сопоставимых ценах на 29,3% меньше, чем за аналогичный период прошлого года. Специалисты предприятия падение производства связывают с финансовым кризисом и сужением рынков сбыта.
ОАО «Могилевхимволокно» в январе 2009 года сократило производство товарной продукции на 45,9% по сравнению с аналогичным периодом 2008 года до 38 млрд рублей, сообщили ПРАЙМ-ТАСС на предприятии. В том числе производство химического волокна предприятие снизило на 59% к уровню января 2008 года до 3,43 тыс. тонн, диметилтерефталата – на 40% до 10,783 тыс. тонн, технических нитей – на 39,5% до 930 тонн; товарного полиэтилентерефталата – на 39% до 7 тыс. тонн.
Объем производства в легкой промышленности в январе снизился на 17,4%, выпуск строительных материалов сократился на 20,1%, белорусское машиностроение и металлообработка продемонстрировали снижение объемов производства на 20,2%. В лесной, деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажной промышленности также произошло падение объемов производства - на 19,5%.
В феврале работники 240 белорусских предприятий и организаций трудились в режиме неполной занятости или были вынуждены уходить в отпуска по инициативе нанимателей. Такие данные обнародовал на брифинге 5 марта в Минске заместитель министра труда и социальной защиты Петр Грушник.  И  получается, что реально выполняются указания независимых экспертов, а не руководства страны.
В то же время и полностью останавливать заводы и увольнять работников тоже нельзя, даже ради «сокращения издержек» и сохранения «оборотных средств». Кратковременная польза тут будет, но конечный результат может быть еще хуже. Возьмем для примера «великую депрессию» в США. После финансового обвала из кризиса пытались выйти путем сокращения издержек. А как проще всего сократить издержки? Проще всего сократить производство и уволить часть работников, а остальным заработки урезать. Но обычно «предприниматели» не думают, что работник есть одновременно и потребитель. Особенно про это не думают создатели «финансовых пузырей», крах которых практически всегда и является первопричиной кризиса. Однако сокращение доходов вызывало вполне естественное снижение спроса. А снижение спроса, опять же естественно, потребовало нового сокращения производства и вызывало новые сокращения персонала и ограничения заработков. В результате крупнейшую экономику мира «разбил паралич». В принципе, все ведь было в наличии, заводы – пожалуйста, и лучшие в мире, избыток рабочей силы - да, причем весьма квалифицированной и высокомобильной, необходимое сырье – без вопросов, но политика «сокращения издержек» убила спрос и все встало. Причем спрос уничтожили сами же и в своей же стране. Это мы можем кивать на то, что россияне, к примеру, не берут белорусское. А экономика Америки тех времен примерно на 90% была ориентирована сама на себя, то есть была самодостаточной. Недаром в аналитической стратегии есть такой термин – действия естественные, но неправильные. В данном случае мы имеем дело именно с такими действиями - естественными, но неправильными. Так что и это, как будто, не выход, во всяком случае - это не стратегия, в крайнем случае - тактический ход.
Слабым местом, как мне кажется, является то, что обе концепции, по сути, придерживаются одной основополагающей установки: кризис когда-нибудь пройдет и все, как говорится «вернется на круги своя». Только одни предлагают переждать кризис, продолжая работать по-старому, делая вид, что кризиса никакого нет, а другие - остановиться, переждать в бездействии, а уж затем начать работать, но тоже по-старому. Как лично мне кажется, обе концепции неверны, поскольку ориентируются на неверную основополагающую установку – после кризиса все восстановится в докризисном виде. «Все» должно восстановится после кризиса, это правда, но восстановится оно не в старом, а в видоизмененном, вероятнее всего даже в очень мало похожем на докризисный виде. Это подтверждает история мировых кризисов и даже наш прошлый опыт. Например, мы говорим, что руководство страны полностью восстановило «совок». Видимо, утверждая так, мы и сами поверили, что после кризиса 90-х годов прошлого века все восстановилось в абсолютно советском виде. На самом деле это не так. Взять хотя бы тот же производственный цикл. В советские времена государство полностью снабжало предприятия сырьем, энергией, деньгами на зарплату и государство же забирало и распределяло продукцию. Сегодня же предприятия, даже государственные, в общем-то, сами покупают сырье и энергию, в значительной степени сами занимаются сбытом своей продукции и сами ищут деньги на зарплату. Да, государство «поддерживает штаны» избранным безвозвратными «кредитами», лоббирует их интересы на внешних рынках, занимается защитой внутреннего рынка, контролирует цены, душит «посредников» и «вшивых блох», в общем, очень сильно вмешивается в действия «субъектов хозяйствования», но это другая система и другое вмешательство, не идентичные советскому. Этакий «рыночный социализм» получается. И хотя последние события показывают, что такая система еще менее жизнеспособна, чем советская, но она все-таки другая. Так что после «лихих 90-х» восстановление произошло, но в другой форме. Нынешний мировой кризис, как считают многие аналитики,  тоже должен в корне изменить структуру мировой экономики. Во всяком случае, он настолько масштабен, что масштабные изменения просто неизбежны, да они уже и идут. Надеяться при этом, что наша «чудесная» экономика сможет встроиться в посткризисный мир и новую структуру мировой и даже российской экономики, не изменившись, - очень наивно, тем более, что она и в докризисный мир и даже российский рынок вписывалась с трудом, причем с помощью российских дотаций. Поэтому надо меняться, чтобы не погибнуть. «Если перемены внутри компании отстают от перемен во внешнем мире, то ее конец фактически предрешен. Когда он наступит, это лишь вопрос времени» - Клауди Сантьяго. И первый, и второй сценарии быстрым переменам мало способствуют, а именно такие и нужны, раз уж мы их затянули, хотя в обоих и говориться о «либерализации», «инновациях» и так далее. Но ни либерализация, ни инновации практически невозможны ни в случае, если работать, никак не увязывая свои действия с кризисом, ни в случае, если все остановить ради сохранения ресурсов.
Отсюда вытекает и программа действий на период кризиса для тех «субъектов хозяйствования», которые имеют желание жить и работать и в посткризисном мире. Не работать на склад, считая, что кризиса нет, проедая оборотные средства и копая себе могилу в виде «долговой ямы». И не впадать в «анабиоз», из которого потом с очень большой вероятностью можно и не выйти, а начинать видоизменяться в соответствии с происходящими и прогнозируемыми изменениями мировой экономики в целом и экономик наших главных потребителей и поставщиков, в частности.
Например, если не берут товар, займись усовершенствованием производства. Это, вероятно, может помочь пройти по лезвию бритвы между полной остановкой производства с массовыми сокращениями и бездумным выпуском никому в данный момент не нужной продукции, лишь бы сохранить производство любой ценой. Заняться усовершенствованием и модернизацией производства и вообще инфраструктуры экономики - это самый выигрышный вариант. И ресурсы не тратятся впустую на выпуск ненужной продукции, и люди не выброшены на улицу без средств к существованию, и после возобновления экономической гонки, производства и экономика в целом будут к новому этапу развития готовы. Если невозможно этим занять всех, отправь часть персонала на учебу для повышения квалификации, пусть даже и с сокращением зарплат. Грамотные специалисты в посткризисном мире будут востребованы. Это лучше, чем отправить их на улицу, пусть даже с «достойным» пособием по безработице. Спившись от безделья окончательно, вряд ли они потом смогут адекватно включиться в посткризисную экономическую гонку. Те же, кто сохранятся как специалисты, весьма вероятно, найдут себя в тех экономиках, которые начнут выходить из кризиса раньше нашей. Поэтому кадры надо сохранить, но не путем «клепания» никому не нужной продукции.
Ну и от лишнего надо избавляться ради сохранения необходимого - без этого в кризис никак. Но от лишнего и в рамках переустройства и модернизации экономики, а не просто ради сокращения издержек или когда уже все окончательно «проели».
И в любом случае надо понимать, что однозначных универсальных рецептов тут нет. Выйти из кризиса, это сродни тому, чтобы пройти по лезвию ножа, а то и бритвы. Как сказал Клаузевиц: «Военное дело просто и вполне доступно здравому уму человека. Но воевать сложно». К этому и надо себя готовить.

Обсудить публикацию

 

Метки