Навязываемая приватизация

? Интенсификация приватизации – новое требование МВФ для продолжения кредитования по программе stand by. Почему, по вашему мнению, приватизация в стране продвигается так медленно? Только ли низкими ценами вызвано нежелание расставаться с госсобственностью в 2009 г.?

Елена Ракова. Особенность новой политики МВФ в отношении Беларуси – не просто требовать «больше структурных реформ», а конкретизировать свои требования. После ужесточения денежной и фискальной политик дошла очередь и до приватизации. От нас хотят принятия новой редакции закона «О приватизации», создания независимого приватизационного агентства, реализации амбициозной программы приватизации уже в следующем году. То есть тезис о вынужденном, экзогенном характере белорусским реформ полностью подтверждается.

Почему приватизация продвигается так медленно? Почему на волне высоких цен и растущих рынков Беларусь продала так мало? На самом деле, нежелание продавать собственность объясняется целым клубком факторов и фобий. С одной стороны, конечно, идеологические, ментальные причины. Тут и искренняя вера, что «мы сами можем не хуже», что госсобственность эффективна (наемный госменеджмент – компетентен, госрабочие – производительны). Тут и страх потерять рычаги управления, желание контролировать все финансовые потоки в стране. Тут и элементарная жадность, переоценка собственного добра и мировых трендов, желание продать не просто дорого, а очень дорого, да и еще со своими особыми условиями. В результате, с контрольным пакетом государство рассталось буквально в считанных сделках.

Все это давно известно и не раз обсуждалось. Однако мало кто говорит и об огромном нежелании приватизироваться со стороны госаппарата и топ-менеджмента госпредприятий. Госаппарат боится новых собственников, их критики, требований новых условий работы, грамотных законов, понимания современных реалий и пр. Директора элементарно бояться за свои места и уровень жизни. Еще в 2004 г. Исследовательский центр ИПМ проводил исследование о реструктуризации белорусской промышленности. Уже тогда мы получили интересный результат – быть госпредприятием в Беларуси выгодней. Госпредприятиям по сравнению с ОАО (даже со 100% госкапиталом) доставалось больше льгот, кредитов, субсидий и пр. Очевидно, что с тех пор мало что поменялось. Опять же, продай, например, МАЗ новому собственнику – он же половину, если не больше, штата ИТР сократит и поменяет. Кому это надо? В результате, если до 1996 г. акционирование шло «снизу», когда трудовой коллектив выступал инициатором и позже выкупал акции своего предприятия, то сейчас акционирование идет «сверху». И на нем все останавливается.

Еще одна причина – страх деиндустриализации. И тут можно только посочувствовать правительству. С одной стороны, россияне, которые встроят наши предприятия в свои производственно-сбытовые цепочки, жестко их реструктурировав. С другой стороны, западный капитал, которому, по большому счету, вообще не нужны наши трактора и самосвалы. Опять же, продав свои «дойные коровы» бюджета, остальные предприятия нужно или закрывать, или продавать за копейки.

В любом случае, как бы ситуация не развивалась, изменения в стране не остановить. И чем масштабнее будет приватизация, тем больше будет изменений в смежных областях. Что не может не радовать.

Метки