Хороший момент для нажима

? Белорусско-российские отношения вновь вступили в конфликтную фазу. После безрезультатного заседания Совета министров Союзного государства к публичной полемике подключились А. Лукашенко, С. Сидорский, А. Харковец, В. Путин, Д. Медведев. Наконец в ход была пущена тяжелая артиллерия (т.е. конкретика на уровне хозяйствующих субъектов) – Г. Онищенко, запретивший ввоз белорусских молочных продуктов в Россию. Чем обусловлен нынешний конфликт союзников?

Янов Полесский: Действительно, конфликт «союзных» интересов, проявившийся на минувшем заседании союзного правительства Беларуси и России, перешел в фазу взаимных враждебных деклараций и, наконец, действий. Предметом конфликта, как и прежде, выступают условия, на которых Россия готова предоставлять политическую и экономическую поддержку Лукашенко перед президентскими выборами, которые не за горами.

Выборы упомянуты не случайно: следует помнить об определенной цикличности, в которые российско-белорусские отношения вписаны. Всякий раз приблизительно за год-полтора до начала предвыборной кампании в Беларуси российское руководство начинает декларативно оговаривать условия экономического взаимодействия с Беларусью. В основе требований Кремля лежит «принцип взаимности», т.е. симметричные привилегии для российских экономических субъектов в Беларуси. Можно вспомнить об «ультиматуме Касьянова» (август 2000 г.), а также газовую войну и «список Селезнева» (2004-2005).

На сей раз российская сторона вновь пытается воспользоваться экономическими проблемами белорусского руководства и настоятельной потребностью сохранения социально-экономической стабильности на период до грядущих президентских выборов. В обмен на кредиты и сохранение преференций для белорусских товаров на российском рынке российская сторона хотела бы получить поддержку государственного проекта «рубль – региональная резервная валюта», политическую лояльность, невключение Беларуси в инфраструктурные проекты ЕС и региона без участия России, а на уровне компаний и производственных групп – обеспечение равного доступа российских компаний на белорусский рынок, а также законодательные и институционные гарантии безопасности для российских инвесторов. Сложная композиция требований Кремля, разумеется, дополняется пропагандистскими жестами, которые мы здесь специально оговаривать не станем.

Наступление на белорусские позиции предпринято по трем направлениям.

1. Критика белорусской экономической политики. Это: заявления Кудрина об угрозе дефолта и риске неплатежеспособности белорусской экономики; прояснения Путиным позиции российского министерства финансов и правительства в духе «мы готовы помочь, но это бесполезно, если вы не хотите помочь себе сами»; заявления представителей отраслевых лобби о несправедливом характере торговых обменов конечной продукцией между Беларусью и Россией (глава сельхозпрода РФ Е. Скрынник). Требования перехода на единые правила игры для производителей обеих стран – как в части государственной поддержки, так и в части финансовой отчетности и управления предприятий. Сюда же следует отнести и запрет с 6 июня ввоза белорусской молочной продукции в Россию.

2. Обвинения в невыполнении союзнических и союзных обязательств. В этот ряд попадает: заявления Кудрина об отказе белорусского руководства принять последнюю траншу российского кредита в размере USD500 млн. в рублях, что демонстрирует недоверие к политическим гарантиям стабильности российского рубля; заявление Медведева по поводу политической недопустимости высказываний Лукашенко в адрес российского руководства; многочисленные обвинения в затягивании вопроса признания Южной Осетии и Абхазии, в заигрываниях с ЕС, готовности подключиться к Восточному партнерству на неясных условиях, планах по участию в инфраструктурных проектах, включая наиболее болезненные для России – организация поставок энергетических товаров в обход России.

3. Устрашение лично г-на Лукашенко. Некоторые политические комментаторы позволяют себе прямые угрозы в том духе, что не приняв условия России, Лукашенко потерпит крах: его сместят внутри страны, ему подыщут замену сами россияне, его предадут европейские партнеры и отправят в Гаагу.

Известно, что российская сторона всякий раз выдвигает максимальный набор требований (т.е. вводится в оборот весь комплекс взаимных претензий, угроз и обид), но удовлетворяется куда более скромными результатами. На фоне шума торгово-политических войн об этих относительно скромных результатах чаще всего забывают. Но они есть. Скидки на газ все ниже, доля Газпрома в Белтрансгазе все выше, неконкурентный доступ на российский рынок все уже, присутствие российского капитала в белорусской экономике все шире и пр. Так что результативность подобных попыток не нулевая.

Обсудить публикацию

 

Метки