Монополией быть дорого

? 22 мая в ходе саммита Россия – ЕС в Хабаровске, Москва отказалась участвовать в Энергетической хартии, предложенной Евросоюзом. ЕС, в свою очередь, отказался нести финансовое бремя Украины в расчетах с Газпромом. Газпром грозит обратить свое внимание на тихоокеанский рынок, – не случайно саммит прошел в Хабаровске. Исполнима ли эта угроза?

Валерия Костюгова: Газпром ведет отчаянную игру. Он готов и в Тихокеанский регион поставки наращивать, и свою долю на европейском рынке довести до 30%. И месторождения осваивать, и новые трубопроводы прокладывать. При этом, конечно, он блюдет свой «сугубо деловой подход». Ответ на поставленный вопрос очевиден: Газпром может надорваться под грузом обязательств. И без всякой Энергохартии он был вынужден уступить своему российскому конкуренту Новатеку треть Штокманновского месторождения.

Сегодня газовый монополист несет крупные издержки и прямые потери за право быть или казаться монополией. И, похоже, готов платить любую цену за иллюзию могущества.

С 2008 года доля Газпрома на европейском рынке газа не растет, а снижается. В 2008 г. импорт газа у стран ЕС вырос на 5%, но доля «Газпрома» в нем снизилась, а у Норвегии несколько выросла. За первый квартал текущего года при снижении потребления газа странами ЕС на 2%, продажи российского газа в ЕС упали на 39%, причем газпромовский импорт главным его партнерам – Германии и Италии – сократился на 50%.

Причина такого резкого падения объемов продаж российского газа в Европу – негибкая ценовая политика. Средняя цена газпромовского газа за первый квартал в ЕС составила около USD500, в то время как цены норвежской StatoilHydro были 360-370, а на спотовых рынках – около 200. Как известно, Газпром предпочитает работать со своими партнерами по «длинным» контрактам на основе формулы, отталкивающейся от цены нефтяной корзины с лагом в 6-9 месяцев. Помимо «формулы», которой Газпром связывает покупателя, но прежде всего себя, подвинуться в цене не дает также еще одна «статусная» установка, дающая право зваться монополией – закупка всего среднеазитского газа по прошлогодним ценам. В итоге, хотя выручка Газпрома – несмотря на снижение ЕС объемов потребления российского газа в пользу других поставщиков – и возросла на 17,5%, прибыль от операций с ЕС упала в пять раз.

Беларусь, надо сказать, в вопросах покупок российского газа в этом году ведет себя вполне по-европейски. Как известно, наш контракт с Газпромом подразумевает поступательное снижение цены на газ в течение года. Поэтому Беларусь снизила потребление газа в 1 квартале на 44,6%, оприходовав гораздо более дешевый газ, закаченный в поземные хранилища в прошлом году. А поскольку годовой контракт не оговаривает, в какие сроки покупатель обязан выкупить весь законтрактованный газ, снижение можно будет компенсировать во второй половине года – в третьем квартале он будет стоить для Беларусь около USD100 за тыс. куб. метров, а не USD230, как в первом квартале.

В целом же итоги торговли Газпрома с ЕС за начало этого года демонстрируют, что никакие декларации, никакие увещевания и требования брюссельских чиновников диверсифицировать поставки газа в ЕС в целях обеспечения его энергобезопасности не могут быть столь же стимулирующими, как рынок. Как только цена на российский газ оказалась несуразно дорогой, европейские компании сами, без всяких понуканий, диверсифицировали свои закупки. В итоге доля Газпрома в странах ЕС упала до 18%.

Обсудить публикацию

 

Метки