Отложенное право

? 18 мая Национальный банк ограничил продажу валюты на Белорусской валютно-фондовой бирже для оплаты импортных контрактов (кроме медпрепаратов). При этом банкам рекомендовано удовлетворять заявки предприятий и организаций на межбанковском рынке. Чем может быть продиктовано это решение, и к каким последствиям оно должно привести?

Александр Чубрик. Прежде всего, важно отметить, что уже 19 мая Национальный банк опроверг информацию о том, что он вводил какие-либо ограничения на продажу валюты, будь то письменные либо устные. Поэтому любые комментарии к упомянутому ограничению являются необоснованными, что, однако, не лишает смысла комментариев к ситуации на валютном рынке, которая сложилась 18 мая. Важным событием этого дня стало то, что валютный курс на межбанковском рынке превысил официальный валютный курс на 4% (в то время как Национальный банк «разрешает» колебания в пределах ±2% – порога, за которым, согласно критериям МВФ, начинается множественность курсов). Выход за рамки указанного диапазона свидетельствует о том, что далеко не все заявки на валюту на торгах БВФБ были удовлетворены по официальному курсу, что косвенно указывает на попытки ограничивать предложение валюты на бирже. Еще одним подтверждением постоянного дефицита валюты на бирже является то, что за апрель золотовалютные резервы Нацбанка значительно сократились (на 390 млн долл. США в определении МВФ и на 490 млн долл. США в национальном определении) – и это при стабильном и даже растущем курсе белорусского рубля к доллару. Получается, что даже если указаний ограничивать покупку валюты не было, то их стоило бы придумать.

Такой придумкой стал принятый неделей ранее (12 мая) указ №240, которым Национальному банку было «дано право не только определять размер обязательной продажи иностранной валюты на внутреннем валютном рынке Республики Беларусь, но и вводить ограничения по осуществлению отдельных текущих валютных операций» (http://afn.by/news/i/118704). При этом Нацбанк получит право на установление нормативов обязательной продажи только через 2 месяца с момента публикации указа. Вполне вероятно, что за эти два месяца Беларусь попытается получить очередную траншу кредита МВФ, поскольку новые полномочия Нацбанка могут рассматриваться как ограничения конвертируемости белорусского рубля по текущим операциям, что противоречит восьмой статье Устава МВФ и соглашению о выделении последнего кредита стэнд-бай. Хотя если сокращение резервов продолжиться нынешними темпами, то кредитов, которые уже запросило белорусское правительство, хватит ненадолго.

Обсудить публикацию

 

Метки