ОДС: между плебисцитом и священнодействием

? 22 апреля президиум Объединенных демократических сил рассматривает ситуацию в связи с интервью лидера Белорусской социал-демократической партии (Грамада), сопредседателя ОДС Анатолия Левковича в «СБ» «Оппозиция должна сотрудничать с политической системой, а не ставить ей палки в колеса». На чрезвычайном совещании 21 апреля все присутствовавшие сопредседатели ОДС резко негативно высказались по поводу содержания выступления Левковича (которое, по их мнению, прямо противоречит решениям, принятым на Конгрессе демократических сил), а партия БНФ заявила о возможном выходе из ОДС, если в их составе останется Грамада. Словом, речь идет об очередном вероятном исключении-отлучении. Каким образом партийные стратегии отлучения и исключения, жертвами которых в свое время стали Милинкевич, Козулин, Михалевич, ряд других персон, согласуются с декларируемым лидерами ОДС стратегиями роста популярности и рейтингов, расширения электоральной базы и пр.?

Янов Полесский: Указанное противоречие в принципе является исходной характеристикой поля, о котором мы говорим: поле политики, напоминает, Пьер Бурдье, постоянно колеблется между двумя критериями оценки – наукой и плебисцитом. С одной стороны, для победы во внутренней борьбе профессиональные производители политических эффектов должны апеллировать к силам, которые – по меньшей мере частично – находятся вне поля (в отличие от научного поля, где обращение к непосвященным дискредитирует). Левкович в данном отношении просто торит тропу Статкевича и Козулина, которые предпочитали взывать не столько к носителям сугубо политических компетенций, сколько к массам. С другой стороны – и в особенности в нашей ситуации острого дефицита внешних доверителей – сложно понять, что происходит в ОДС, не принимая во внимание всю совокупность тенденций автономизации на мелкие антагонистические секты и скрытых либо явных договоренностей между представителями корпуса политических специалистов, а также «священных» правил, в соответствии с которыми эти договоренности реализуются.

Понятно, что сила всякого политического выступления зависит не столько от его собственных достоинств, сколько от мобилизующего эффекта, который оно способно произвести. Специфика наших условий, впрочем, состоит в том, что мобилизующий эффект нужно производить не столько среди электората, который является принципиальным алиби профессиональных политиков, но от «силового» давления которого партийные аппаратчики счастливо избавлены, сколько среди людей, политически компетентных. Т.е. партийных аппаратчиков и активистов. Если там сторонников «конструктивного» взаимодействия с властью наберется меньшинство, то исход интриги более или менее очевиден. Грамада будет либо вытеснена на периферию, так сказать, политической жизни, или – в более мягком варианте – Левкович будет от этой жизни отлучен. Это – в первом приближении.

Следует иметь в виду, что «верноподданническая» тональность интервью, которая вменяется Левковичу в вину, – это типовая линия поведения наиболее заметных представителей Грамады, для которых в высшей степени характерен «конструктивизм» и «популизм». В отличие, например, от морального ригоризма БНФ или родовой склонности ОГП к «компетентным» священнодействиям. В действительности сложно понять, чем являются партии и секты внутри партий и что именно они проповедуют, не пытаясь понять, чем являются и что проповедуют их конкуренты. Иными словами, структурные единицы внутри ОДС, имеющие вид партий, – это относительные структурные единицы, которые следует рассматривать лишь относительно друг друга. Будет ли означать отлучение-исключение Левковича общую корректировку курса ОДС, в котором не станет места «конструктивному» диалогу с властью? Специально отметим, что партийные аппаратчики о таком диалоге постоянно говорили – до того момента, пока не стало ясно, что в парламент они не попадут (и это не противоречило программным принципам, принятым на Конгрессе). – Такая корректировка не обязательна. Просто монополия на подобный виртуальный диалог будет закреплена – нет, не за одной из партий или внутрипартийных сект, – за объединением партийных руководителей. Соответствующая возможность будет как бы обсуждаться – достойное занятие на ближайшую перспективу.

В чем действительно повинен Левкович? Вовсе не в том, что посотрудничал с «СБ», чего, насколько нам известно, программные принципы, провозглашенные на Конгрессе, не запрещают. Он повинен в том, что подобно Милинкевичу, пытался присвоить себе право говорить от имени силы, над которой не главенствует. Во всяком случае, эта сила в его словах себя не опознает. Фактически он нарушает сговор партийных руководителей, чей политический капитал обеспечивается многолетним самоотверженным жертвоприношением (во имя торжества демократии) и может быть обесценен сепаратными сделками с властью. Если сделка с власть предполагает участие ветеранов политической борьбы, то это – «конструктивное сотрудничество», если нет – это переход на сторону врага. Коллизия не столь проста, как может показаться на первый взгляд: Левкович тоже 17 лет «на баррикадах», и он искренне недоумевает, почему его не включают в различного рода советы и сенаты.

Обсудить публикацию

 

Метки