RUB как резервная vs. RUB как единая валюта

У нас возникла новая актуальная тема – приватизация. В любой стране начинают продавать государственную собственность тогда, когда она становится убыточной. Либо приносит весьма скромную прибыль. Или есть корпоративные группы, которые «положили глаз» на те или иные интересные и перспективные предприятия.

А что у нас? Хуже или лучше работают наши предприятия? Насколько они прибыльны? И стоит ли нам вообще продавать национальное достояние при сложившихся экономических условиях?

Финансовая ситуация в секторах экономики

Начнем с общей оценки ситуации. С начала года агрегаты прибыли до налогообложения в стране выросли на 73.3%. Что касается чистой прибыли, то она выросла еще больше – на 82%. И это при новых тарифах на газ, при высоких ценах на нефть. Получается, что все в мире и у нас дорожает. И на этой волне предприятия просто пухнут от прибыли. Парадокс для малой открытой экономики Беларуси. Отметим специально, что стоимостной объем экспорта страны вырос на 60.8%. А мы так боялись новых тарифов на газ, и ценового шока, который должен был по утверждению ряда озабоченных экономистов развалить нашу экономику. А тут резкий взлет экспорта и прибыли. Прямо по принципу: чем хуже, тем лучше.

Дальше – больше. Прибыли может быть в валовом исчислении много, но эффективность производства и продаж при этом станет меньше. Это – к вопросу о прибыльности, которую у нас до сих пор любят называть рентабельностью. Привычка социалистической теории. И практики, ибо другой многие просто не ведают.

Еще в советские годы все политэкономы СССР знали, что 14-15% нормы прибыли мы признаем в качестве среднего показателя для любой успешно работающей экономики мирового сообщества. Такой страновой показатель считается устойчивым и ориентировочным для полисимейкеров. Многие экономисты рассчитывают показатели средней прибыльности для разных периодов времени, уточняют эти параметры. Возможно, что при развитой конкуренции средние величины могут быть ниже 14%, находятся на уровне 11-12%.

Конечно, когда страна имеет энергетические ресурсы и хорошо ими торгует, то один только рост цен и тарифов на мировых рынках резко изменит статистическую оценку прибыльности. Получается, что и страна работает лучше. Но это не так.

Импульсы мировых рынков искажают общую ситуацию в национальной экономике. То взлеты цен, то посадки (не бизнесменов, хотя...) нервируют финансовые рынки. Перераспределяются потоки денег и меняются оценки. Если сейчас крупным ипотечным компаниям США плохо, то и вся экономика Старого и Нового света вибрирует в отношении размеров прибыльности на миллиарды долларов. И на более высокие величины убытков.

Скажем, кто знает, что известная американская автомобильная корпорация, выпускающая джипы «Hammer» в этом году оказалась убыточной. Ей пришлось применить методы антикризисного управления. Пойти на поиск нового собственника. Но сами джипы своего авторитета не потеряли. Они пользуются популярностью среди СНГ-ской элиты. На них раскатывают, но по разным дорогам, и Филипп Киркоров, и Михаил Саакашвили. Правда Киркоров на белом, а грузинский стратег – на черном «Хаммере». А американцы делали эти машины себе в убыток. Парадоксы современной рыночной экономики.

Трясет мировую экономику. То хорошие прибыли, то вдруг нечаянные убытки. Или отчаянные? К нам это не имеет отношения. Что хорошо в целом. Но есть и свои собственные заморочки. По этой причине есть и свои лузеры и винеры. Что часто зависит не только от эффективности управления. Или от компетентности высших эшелонов топ менеджмента. И на что пора обратить внимание.

Прошлый год пугал ужасами нефтепереработки. Ровно год назад она по норме прибыли сравнялась с переработкой молока. 3.3% - как итог нефтяной войны с российскими олигархами. И их политическими руководителями. А, что происходит дальше?

С начала 2008 года концерн «Белнефтехим» показал прибыльность в 32%. Это относится ко всему концерну, включая и нефтехим. Что делает сами предприятия нефтехимической и химической промышленности генераторами успешного экономического развития всей страны. Не только сегодня, но и завтра. Но зачем тогда их продавать? Боясь повторение ошибок прошлого года? Или есть нечто другое? Просто хочется приватизировать сегодня, чтобы другим не досталось завтра?

Вспышка энергетических цен и тарифов не взорвала национальную экономику. Хотя этого боялись больше всего. Особенно политики. Опасения подтвердились по нескольким отраслям. Впрочем, в ряде из них ухудшение финансового положения наблюдается уже несколько лет.

Кстати, что касается нефтепродуктов, то ситуация в их производстве интересная. Вот плохо было год назад. Вот цены на нефть взлетали выше потолка. Сейчас они пошли вниз, и остановились на уровне 112-116 долларов на баррель. На 30-40% цена нефти стала ниже. А у нас в стране именно в период снижения цен произошло их повышение. Реакция динозавра? Отсутствие стратегического управления ситуацией? Да, это именно так.

А что в других отраслях? Что касается винеров, то они являются собой картину безусловно положительную. Приводим графическую диаграмму отраслей с минимальным удельным весом убыточных предприятий.

Это и есть наши победители 2008 года. Что и делает общую ситуацию динамичной и положительной. Хотя логика процессов в ряде случае нарушена. Обратим внимание по этой причине на сельское хозяйство, находящееся на пути к своему официальному возрождению. Будем держать этот факт в памяти.

Связь, аграрный комплекс и химики с нефтехимиками добились самих высоких результатов. Точнее, они так лоббируют свои интересы, что отдают убыточность, образно говоря, на сторону. Особенно сие характерно для аграриев и нефтехимиков. Одни получают субсидии из бюджета, другим передается часть акцизов для улучшения собственного самочувствия. Так убыточность передается другим сегментам и секторам национальной экономики.

Что получается в результате такой селекции можно увидеть, на  составленной нами диаграмме.

Топливная и легкая промышленность болеют своими собственными хроническими болезнями. Но пищевая вынуждена брать на себя ошибки аграриев, последствия административного регулирования цен, затрат. Машиностроение также пока в хроническом недомогании.

Особый случай – строительная отрасль. Как и в советские годы строительство отличается в большей степени лукавством. Сие есть и следствие игр не экономических на строительных площадках и вне их. Надо же, при таких высоких ценах на ремонт и строительство 11.6% фирм в этой сфере работают вообще без прибыли. Этакие некоммерческие общественные объединения и организации. С очень высокими заработками и доходами занятых в этой сфере. Строительный феномен нового типа.

А где же прячется прибыль наших предприятий и кто ее получает?

Прибыльность как концентрированная эффективность

В целом, финансовое положение национального частного и государственного бизнеса опасений не вызывает. Норма прибыли в промышленности к 1 июня 2008 года (мы и дальше будем в основном оперировать данными на эту дату) выше обычного, и составляет 17.8%. Для иностранных инвесторов цифра привлекательная. У них депозиты и банковские доходы в среднем на уровне 5-7%. По этой причине вложения в белорусские предприятия выгодны для банковского капитала. Иностранного и своего. Собственно, если бы у нас работал эффективный рынок ценных бумаг, то население с большей доходностью могло инвестировать деньги в сами белорусские предприятия.

Конечно, ситуация привлекательная и завлекательная. Но есть дифференциация, показатели прибыльности секторов и сегментов национальной экономики разнятся. От 49.2% прибыльности в химической и нефтехимической промышленности до 4% в ЖКХ. И, что же это все означает? Лучше вкладываться в переработку нефти, нежели строить и сдавать в аренду квартиры и дома?

Но все знают, что в реальной жизни не все так. Даже все не так. Для домашних хозяйств Беларуси выгодно до сих пор покупать квартиры. Химические предприятия им пока никто не продает, и даже не обещает это делать в обозримом будущем. Хотя можно было бы и пообещать.
Самые выгодные вложения в отрасли экономики страны могут быть определены на основании параметров представленной графической диаграммы. Нами использованы официальные статистические данные, которые рассчитаны по первой половине текущего 2008 года. При среднем уровне 15.1% прибыльности предприятий во всей национальной экономике винерами страны можно признать следующие отрасли.

 

Отметим, что показатели химической промышленности включают и предприятия нефтехимической промышленности. Вообще, первые 3 отрасли и есть самые выгодные фрагменты экономики страны. Приходится повторять который раз: надо ли их приватизировать? Они же сейчас непосредственно дают высокую прибыльность.

Для некоторых неожиданностью является МТС. Что это такое? Не просто материально-техническое снабжение, как это было в советские годы. Это и есть сектор оптовой торговли, в значительной степени огосударствленный и использующий ресурсы страны. В какой-то мере он является монополистическим, закрытым. Особенно в отношении самых доходных групп сырьевых и товарных продуктов.

Подчеркнем, что мы имеем дело со статистическими наблюдениями. Что называется, в целом. Хотя различные предприятия разных секторов могут быть высоко прибыльными при плохих секторальных показателях. Легкой промышленности в целом плохо, но брестским частным средним фирмам легко и радостно. Можете проверить.

Когда мы знаем успешные отрасли, можем обратиться и к тем, кто стал лузерами, неудачниками 2008 года. В секторальном «исполнении», что называется. Более подробно ситуация представлена на графической диаграмме.

Отметим сразу, что эти секторы экономики не являются самыми лежащими и явно убыточными. Судите сами. Строительство просто купается в заказах и деньгах. При прибыльности менее 10% они, безусловно, деньги прячут. Идут на расчеты наличностью, скрывают свои реальные доходы. Спросите, сколько надо платить каменщику? Меньше чем за 1500 долларов и разговаривать не будет. И все они пристроены, все заняты. И в ус не дуют.

А тут малая прибыльность строительства. Можно прослезиться. Но как бы не так. А вот легкая промышленность явно в отстающих и слабых. Может по причине того, что женщинами командуют управленцы-мужчины. Или – причина слабое качество маркетинговой работы, отсталость персонала и наивность руководителей. Которые все стараются списать, то на китайцев, то на турок. И на наших челноков.

Среди отстающих – жилищно-коммунальное хозяйство и бытовое обслуживание. ЖКХ – старая рана всей нашей экономической истории. И эта отрасль прибыльна, эффективна, когда она разумно выстроена. 4% норма прибыли в ЖКХ вызывает подозрения в том, кто и как использует наши деньги, ежемесячно передаваемые ЖЭСам. А они только и меняют трубы, копают и закапывают. Легче каждому построить собственный дом, и поставить точку на том, что называлось ЖКХ? Мы этого еще не пробовали. Россияне же на такой стратегии выстраивают свое красивое жилищное будущее.

Среди малодоходных отраслей – сельское хозяйство. Если бы не высочайшие цены в магазинах, то можно было бы сочувствовать нашим аграриям. Но это неправильно. Мы платим очень много за продукты питания. А предприятия аграрного комплекса так взвинтили цены, что не замечают тупиковости ситуации. Хотя аргумент у них есть – рост цен на продукты питания на мировом рынке.

Это – правда. Но и при нынешних ценах 42% наших колхозов и совхозов получают прибыль на уровне от 0 до 5%. Что, вообще, делает их финансово ползучими. На ногах они уже стоять не могут. Еще 21.8% вышли на рубежи прибыльности от 5 до 10%. Они, что называется перестали быть, образно говоря, пластунами. Остальные еще дышат и конкурируют. Сами с собой.
Рынок наш до сих пор принципиально закрыт от иностранной продукции. Всего 15% продуктов питания произведены зарубежными предприятиями и ввезены в Беларусь. И в этом деле есть свои особые приметы. И примеры, которые пора приводить.

Так, в обмен на скобы и кнопки, продаваемые жителям Апеннинского полуострова, мы завозили в зимний и весенний период из Италии яблоки и груши по цене 1.34 доллара за килограмм. Представляете, как недорого, примерно по 3000 рублей. А цитрусовые вообще обходились по 1.06 доллара за один килограмм. Апельсины, мандарины и лимоны по столь низким ценам явно бы способствовали витаминному обогащению белорусского народа. Кстати, дороже 1.5 доллара агрегированной цены, в Италии мы фрукты вообще не закупаем. Это выгодно. Свои фрукты обходились дороже.

Удивляют необычайные сюрпризы импорта в 2008 году. По каким неведомым законам мы увеличили покупки в Бельгии свинины свежей и охлажденной в 6.31 раза. Такой резкий взлет может быть понятным при высоком лоббировании сделок по мясу. Неизвестными благодетелями продовольственного рынка. В пользу производителей Бельгии. Что обижает украинцев и поляков. И правильно. Конечно, мясо не было дорогим, каждый килограмм обошелся всего в 2.49 доллара. Что, соответственно, сопоставимо с 5300 рублей в белорусских деньгах. Хорошие цены, дружественные белорусским покупателям. И по другим группам продуктов.

Кто будет против покупки по цене в 0.5 доллара рыбы из Латвии и в 1 доллар за килограмм рыбы из Перу? А любимая народом селедка? Особенно вкусная импортная. При том, что средняя цена ввозимой рыбы из Норвегии составляет всего 1.67 $. Как здорово было бы ее покупать в магазинах страны. Причем выгодность таких покупок возрастает.

Заметим, что это – сельдь, из которой получаем вкусные продукты, которые сами потом экспортируем в соседние страны. Между прочим, в этом году цены импортной рыбы из Норвегии стали ниже, по сравнению с 2007 годом на 5%, а перуанская рыба подешевела на 12%. Польская стала дешевле в 3 раза, возможно, поменялись товарные группы и сорта. Хотя, и привозимая из США рыба стала нам обходиться в 2.49 доллара, что на 30% дешевле прошлого года. Замечательные цифры, которые не подтверждают наступление продовольственного кризиса в Беларуси.

Кстати, самую дорогую рыбу мы завозим из Китая и Дании. Надеюсь, что не по причине Олимпийских игр. Под 4 доллара за 1 килограмм. Строго говоря, средняя цена дорогой импортной рыбы выше этого уровня не поднимается. А, импортное мясо, что парадоксально, дешевле в 2 раза.

Норвежская, американская и польская рыба стала дешевле. Кто заметил это? Никто. Рынок продуктов питания имеет колоссальные возможности роста физических объемов продаж под воздействием ценовых факторов на мировом и региональном рынках.
И, вообще, рост нормы прибыли, увеличение объемов ВВП, значительное возрастание поступления прибыли предприятиям дает хорошие шансы для многих предприятий страны. В итоге наличие всего 9% убыточных предприятий становится главным критерием проверки финансового положения Беларуси.  Чего проще – приватизировать именно эту одну десятую часть нашей экономики. И не трогать «фамильное серебро». Разве не так?

А самый «сильный», по существу олимпийский рекорд принадлежит сельскому хозяйству. 1.5% убыточных предприятий к началу летней страды является феноменальным показателем для любой страны. А мы почему-то занимаемся возрождением села. Хотя по статистике этим стоит заниматься в легкой и топливной промышленности.

Но даже четверть убыточных предприятий для 2008 года в двух отраслях – это сверхмалая величина финансовых проблем страны. Опасности и угрозы нашей финансовой системы надо искать в другом. Но – это другая тема. И для специального обсуждения. Несколько позже.

Обсудить публикацию

 

Другие публикации автора

Метки