Прогноз как аргумент в переговорах

? Как заявил 11 декабря замминистра экономики В. Адашкевич, прогнозный уровень инфляции в 6-8% на 2008 г. удержан не будет, инфляция составит около 13,5%. Главной причиной этого замминистра назвал изменение цены на российский газ до USD119 за куб с 1 января 2008 г. и до USD128 с 1 апреля 2008 г. Почему Минэкономики не учло рост цены на газ при составлении прогноза на 2008 г.?

Валерия Костюгова: Поскольку я не экономист, мне сложно судить, в какой степени превышение запланированных темпов инфляции обусловлено ростом цен на газ, а в какой – другими факторами. Однако очевидно, что Минэкономики и правительство в целом не может заложить точные параметры цен на газ в прогнозные параметры на следующий год. Не может по простой причине – каждый год переговорный процесс по условиям поставок энергоносителей завершается накануне Нового года, в то время как прогнозные планы правительства составляются в конце лета. Ну а поскольку наше правительство является «правительством оптимистов», то и цены на газ берутся по самой низкой планке из возможных.

Также понятно, почему это самая низкая планка из возможных: если в прогнозные планы будет заложена «средняя» цена (т.е. исходящая из реалистичных, а не оптимистичных ожиданий), то велика вероятность, что российская сторона станет отталкиваться от нее как от минимальной стартовой планки переговорного процесса.

Как, например, это происходит в текущем году. Известно, что в прогнозных показателях белорусского правительства на 2009 г. заложена цена USD140 за тыс. куб. м. Когда прогнозы были обнародованы, это была самая низкая цена, которую можно было вообразить на тот момент, можно сказать, цена на грани фола. Это ценовой минимум, в тот время как ценовой максимум по традиции озвучивает российская сторона – устами посла Сурикова и функционеров Газпрома. На тот момент это USD200 за тыс. куб. м., и даже назывались цифры USD240 – скорее в качестве перспективы на второе полугодие 2009 г. Таким образом, ценовой коридор для переговоров очерчен, и это означает, что конечная, контрактная цена должна оказаться приблизительно в его середине. Например, USD160. Следует иметь в виду, что средняя годовая цена не равна «контрактной», поскольку – согласно контракту же – она может измениться в течение года на 7%.

Поскольку цена на газ в конце текущего года несколько упала, а в начале следующего года ожидается ее дальнейшее падение, то USD140 как первоначальная ставка в игре – уже многовато. Хорошо было бы начать хотя бы с USD130 за тыс. куб. м. А вот с точки зрения прогнозных показателей она очевидно маловата. И в следующем году эта «вилка» между прогнозной и реальной ценой на газ снова всплывет в виде неустойки по инфляции. А глобальный финансовый кризис внесет свои поправки. Поэтому к прогнозным планам правительства нужно относиться, как бы это с казать, с пониманием.

Избежать подобных ошибок в прогнозировании довольно просто – достаточно оплачивать газ по факту колебаний конъюнктуры, т.е. перейти на условия, в которых живет регион. Это во-первых. И, во-вторых, отказаться от рудимента плановой экономики – прогноза как плана, а не прогноза как прогноза. Что касается первого, то, пожалуй, нет необходимости отказываться от преимуществ, пока они имеются. Что касается второго – тут сложнее. Но если люди ориентируются на прогнозные планы правительства, например, при размещении депозитов или займах, то они ошибаются вместе с ним.

Обсудить публикацию

 

Метки