Валютные доноры слабеют

? По информации <Белорусских новостей>, в правительстве прорабатывается вопрос о выделении белорусским экспортерам отсрочки по уплате налогов, поскольку предприятия-экспортеры испытывают серьезные проблемы со сбытом на российском рынке из- за финансовых трудностей партнеров. А как себя чувствуют экспортеры на других направлениях - финансовый кризис ведь затронул не только Россию?

Татьяна Маненок. Если судить по чисто формальным признакам, белорусская нефтянка не падает явных сигналов "SOS" в связи с мировым финансовым кризисом.

Белорусские НПЗ -- основные валютные доноры страны -- пока работают без
сбоев и на предельной загрузке, перерабатывая, как и в лучшие времена, по
31,5 тыс. т нефти в сутки.

Однако даже в ситуации падения мирового спроса и цен на нефтепродукты
правительство не позволит нефтяникам снизить объемы переработки и
экспорта нефтепродуктов.

Во-первых, нефтяная отрасль -- огромный отечественный монстр, она не
только долларовый гарант, но и сырьевой гарант поставок дешевого сырья
для отечественной нефтехимии.

Во-вторых, объем поставок российской нефти в Беларусь прописан единым
топливно-энергетическим балансом Союзного государства. И если Беларусь не
"выберет" согласованный объем, Москва имеет основания "урезать" поставки
нефти на следующий год. Понятно, что такой вариант белорусское
правительство не устраивает.

Начало нынешнего года, включая август, -- золотое время для отечественной
нефтянки. Благодаря прекрасной мировой конъюнктуре многие предприятия
"Белнефтехима" в первые 7 месяцев текущего года успели накопить
финансовый "жирок".

По данным Белстата, в январе-июле они получили 3 трлн. 95 млрд. BYR
чистой прибыли -- это в 3,8 раза больше, чем за аналогичный период
прошлого года. Рентабельность реализованной продукции, работ, услуг на
предприятиях концерна увеличилась в январе-июле с 13,9% в прошлом году до
34,8% в текущем. Более чем в 2 раза увеличилась рентабельность продаж --
с 9,7 до 20,1%.

В концерне не было ни одного убыточного предприятия. Причем, 41,7% от
всех предприятий концерна работали в это время с рентабельностью от 10 до
20%, у остальных этот показатель составил от 5 до 10% (25%) и от 0 до 5%
(20,8%). С рентабельностью 50% и выше работали 8,3% предприятий, с
рентабельностью от 20 до 30% -- 4,2% предприятий.

Отечественные НПЗ также продемонстрировали хорошие результаты. Например,
Мозырский НПЗ по итогам работы за 9 месяцев заработал около 130 млн. USD
прибыли и имел рентабельность в 9,67%. Несмотря на крайне неблагоприятную
мировую конъюнктуру, завод и в ноябре оставался успешным, заработав 13
млн USD прибыли.

Причина феномена отечественной нефтянки в следующем. Беларусь, в отличие
от соседних стран, покупает в России нефть, как минимум, на 150-200 USD/т
дешевле. Нефтяной рынок в стране полностью регулируемый. Поэтому
финансовое благополучие белорусских НПЗ в меньшей степени зависит от
мировой цены на нефть, а больше от комплекса составляющих, включающих
российскую спецпошлину на нефть, объем экспорта нефтепродуктов и размер
госсубсидий.

Так что экспорт нефтепродуктов, несмотря на небольшие снижение объемов и
эффективности продаж в сентябре-ноябре, по-прежнему приносит белорусскому
бюджету львиную долю валютной выручки -- примерно треть всего объема
экспортных продаж.

Хорошо зарабатывает на нефтепереработке прежде всего белорусское
государство. В розничной цене 1 л белорусского бензина акцизный налог
составляет около 50%, а вся налоговая нагрузка -- около 80%. Помимо
налогов при реализации горючего на внутреннем рынке, в госказну поступает
экспортная пошлина при продажах на внешний рынок. Правда, этой прибылью
бюджету приходиться делиться с нефтепереработчиками.

Размер госсубсидий правительство Беларуси пересматривает каждый
месяц и устанавливает их в зависимости от сложившейся на рынке ценовой
конъюнктуры, российской спецпошлины на нефть и других факторов.

К примеру, по итогам 9 месяцев госсубсидии нефтепереработчикам были
выплачены госсубсидии, в объеме составил 4,4 трлн. BYR -- это 79,3% от
годового плана. Причем, в связи с кризисом переплачивать на госсубсидиях
бюджету не пришлось -- пока истрачено столько денег, сколько и
планировалось.

Однако с декабря 2008 года правительство РФ в связи с резким падением
мировой цены на нефть изменило условия определения экспортной пошлины на
нефть, а также заметно снизило ее размер.

Снижение российских экспортных пошлин на нефть означает, что белорусским
нефтяникам придется заметно меньше платить за покупку сырья. С другой
стороны, снизятся доходы белорусского госбюджета вследствие не только
падения экспортной пошлины на нефтепродукты, но и снижения эффективности
экспорта (цены на горючее на некоторых европейских рынках падают быстрее,
чем цена на нефть), а также поступлений от НДС при поставке нефти в
Беларусь.

Снижение поступлений от нефтянки в белорусскую казну уже подвигло
Министерство финансов выступить с инициативой увеличить акцизный налог на
нефтепродукты примерно на 10%. И хотя Министерство экономики выступило
против этой меры, можно предположить, что при ухудшении ситуации
правительство пойдет на эти меры. Тем более, что вопреки мировой
тенденции цены на горючее на внутреннем рынке устойчиво держатся,
благодаря чему внутренний рынок для экспортеров впервые стал
рентабельным.

Отметим, что белорусское правительство несмотря на двухкратное снижение
цен на импортируемую из России нефть приняло решение не снижать цены
горючее на внутреннем рынке. Оно исходило из своей логики -- мол, незачем
перекладывать государственные деньги из одного кармана в другой. Зачем
сначала менять ценники на заправках, а затем увеличивать размер
госсубсидий для нефтепереработчиков?

Впрочем, в условиях госрегулирования рынка данное решение практически не
повлияет на финансовое состояние бюджета.

Внутренний рынок горючего в Беларуси, в отличие от соседних стран, --
административно регулируемый и не привязан к мировым ценам на нефть.
Сейчас госбюджет получает практически всю выручку от экспорта
нефтепродуктов, оставляя нефтепереработчикам лишь небольшую ренту. Однако
правительство прекрасно понимает, что нельзя держать их на голодном пайке
-- это рискованно для загрузки НПЗ. Нефтяники должны иметь стимулы для
нового производственного цикла и развития, а значит иметь приемлемую
рентабельность и прибыль.

Регулировать эти показатели позволяет инструмент госсубсидий, размер
которых пересматривается ежемесячно в сторону повышения или же снижения
-- в зависимости от размера спецпошлины на российскую нефть, лимита
поставок нефтепродуктов на внутренний рынок и т. д.

Отметим, что экспортные пошлины на нефтепродукты формируют примерно 10%
всех доходов белорусского бюджета. В 2007 году в бюджет Беларуси
поступало 30% доходов от экспорта нефтепродуктов, в бюджет России -- 70%.
В 2008 году Россия получает 80% доходов от экспорта нефтепродуктов, а
Беларусь -- 20%, а в 200 году эта пропорция составит 85:15 в пользу
России.

Согласно прогнозу американского государственного управления
энергетической информации, Беларусь от торговли нефтью и нефтепродуктами
получит в 2008 году за счет повышения мировых цен на нефть дополнительную
экспортную выручку в размере 315 млн. USD, а в 2009 году -- 260 млн. USD.
Эти оптимистичные прогнозы основываются на среднегодовом уровне цен на
нефть на уровне 104,6 USD/баррель. Уже очевидно, что их придется
скорректировать. Сейчас нефть колеблется в пределах 50 USD/баррель, хотя
летом цена достигала 140 USD.

По оценкам, вследствие финансового кризиса и падения мировых цен на нефть
выручка от экспорта нефтепродуктов в Беларуси может снизиться
примерно на 1 млрд. USD (раньше она составляла около 6 млрд. USD).

Беспрецедентно высокие результаты демонстрировал еще недавно и
белорусский калийный гигант -- второй валютный донор после двух НПЗ. В
этом году "Беларуськалий" вошел в тройку лидеров по наполнению бюджета
налогами. В рейтинге основных налогоплательщиков страны по итогам первого
полугодия он занял после двух НПЗ третью строчку (в 2007 году был
четвертым). Удельный вес налоговых платежей объединения в общей сумме
налоговых поступлений консолидированного бюджета составил 4,6% (в 2004
году этот показатель составлял 1,79%, в 2006 году -- 0,78%, в 2007 году
-- 2,11%).

По итогам первого полугодия чистая прибыль "Беларуськалия" составила 1,6
трлн. BYR, а рентабельность за 7 месяцев была вообще сверхвысокой --
234,5%. Ожидалось, что в 2008 году экспортная валютная выручка от продажи
калийных удобрений достигнет 3 млрд. USD (в 2 раза больше, чем по итогам
2007 года), а первый вице-премьер Владимир Семашко назвал даже более
оптимистичный рубеж -- 3,5 млрд. USD.

Однако, эти оптимистические прогнозы с учетом кризиса придется
скорректировать.

Для экспортеров ситуация на рынке калийных удобрений складывается сейчас
крайне неблагоприятно. Финансовый кризис не позволяет покупателям
открывать кредитные линии под закупку удобрений, а низкие цены на
сельхозпродукцию ограничивают выручку фермеров, также не позволяя
произвести закупки калия в предполагавшихся ранее объемах.
У многих оптовых покупателей наблюдается нехватка средств для закупки
удобрений в том объеме, который они планировали ранее.

В результате экспорт белорусских калийных удобрений в IV квартале этого
года будет сокращен, как было объявлено ЗАО "Белорусская калийная
компания" (спецэкспортер белорусских калийных удобрений), на 200 тыс. т.

Пока цены на калийные удобрения на мировом рынке не упали, в отличие от
азотных и фосфорных удобрений. Так что ожидаемые потери доля белорусского
бюджета в этом году будут связаны лишь со снижением объемов экспорта.

На фоне продолжающегося финансового кризиса сложнее будет удержать
высокий уровень цен в наступающем году.

Следует иметь в виду, что БКК работает со своими крупнейшими
потребителями -- китайскими и индийскими импортерами -- по долгосрочным
контрактам (по оценкам, по цене 625-650 USD/т). Отметим, что китайский
контракт подписан до декабря 2008 года, индийский -- до марта 2009 года
750 тыс. т.

Что касается спотовых рынков, то 1 июля 2008 года в связи с
беспрецедентным ростом спроса на калийные удобрения и возросшим дефицитом
БКК увеличила цену для рынков Юго-Восточной Азии и Бразилии до 1 тыс.
USD/т (до этого она составляла 670 USD/т для Юго-Восточной Азии и 600-610
USD/т -- для бразильского рынка).

Кризис ликвидности в банковской сфере, а также на рынках
сельхозпродукции, потребует, как минимум, 2-3 года для восстановления до
предкризисного уровня. Поэтому в следующем году "Беларуськалию" будет не
просто удержать не только объем экспорта, но и цены.

Однако пока планы-2009 этого предприятия можно назвать осторожно
оптимистичными.

По имеющимся данным, при планируемом производстве ПО "Беларуськалий" в
следующем году на уровне 8,5 млн. т калийных удобрений, на экспорт может
быть поставлено порядка 7 млн. т. В 2008 году предприятие планирует
произвести 8,3 млн. т, при этом экспортировать - 7,1 млн. т (в 2007 году
экспорт составил 7,2 млн. т).

Причем, прогнозные данные снижения экспорта здесь объясняют не
мировым кризисом, а прежде всего внутренними потребностями. На росте
поставок хлоркалия для нужд отечественного АПК настаивает Минсельхозпрод
исходя из поручения президента достичь урожайности зерновых в 2009 годы и
в последующие годы 10 млн. т.

Поскольку поставки удобрений на внутренний рынок являются
нерентабельными, очевидно, что "Беларуськалию", который сейчас реализует
масштабную инвестпрограмму, направленную на восполнение сырьевых запасов,
придется нести серьезные финансовые потери.

По имеющимся данным, чтобы в связи с падением спроса не допустить
остановки объединения "Беларуськалий" сейчас интенсивно отгружает
удобрения внутренним потребителям, несмотря на то, что их задолженность
комбинату превысила 20 млрд. BYR.

Пока вопрос, будет ли следующем году пролонгирована экспортная пошлина на
калий, установленная правительством с 1 сентября и до конца этого года в
размере 200 евро/т (между тем, на пике мировой ценовой конъюнктуры
фискальные органы предлагали установить экспортную пошлину на калийные
удобрения в 317 евро/т, что позволило бы пополнить бюджет около 1,4 трлн.
BYR). Данное решение будет для правительства непростым: с одной стороны,
бюджет нуждается в валюте, с другой -- на кону финансовая состоятельность
калийного гиганта.

Надолго ли хватит накопленного в начале этого финансового "жирка"?

Сегодня Нацбанк сосредоточил все свои усилия на том, чтобы предотвратить
отток валюты со страны. На этом фоне позиция правительства страны
выглядит по меньшей мере непонятно и беспомощно.

Руководители предприятий обращают внимание, что новизна нынешнего кризиса
в сравнении с кризисом 1998 года состоит в том, что сейчас над
крупными предприятиями довлеют прогнозные показатели, невыполнения которых
они боятся больше, чем самого кризиса.

Пока реальный сектор практически даже не ощущает результатов
государственной поддержки банковской системы. Процентные ставки даже в
белорусских банках выросли до 17-22% годовых, что делает для многих
предприятий кредит экономически не оправданным. И в такой ситуации
правительство требует от предприятий не снижать заявленных темпов
экономического роста, в результате дефицитные оборотные средства
загоняются на склады готовой продукции.

Очевидно, что в условиях мирового кризиса выживут лишь те предприятия,
которые смогут оптимизировать издержки производства. Как ни странно это
звучит, белорусским предприятиям надо дать экономическую свободу.
Позволить им производить только то, что пользуется реальным спросом. И
производить в количестве, подкрепленном платежеспособным спросом. Это
первый шаг. Пока же правительство не обозначило внятной антикризисной
программы, хотя и дало поручения через отраслевые министерства создать
антикризисные комитеты на каждом предприятии.

 Обсудить публикацию

 

Метки