Трудные времена

? Поток новостей создает впечатление, что сегодня почетное звание «слуги режима» требует все большей и большей самоотдачи. К примеру: 1. Глава государства запустил очередной цикл антикоррупционной машины, под лопасти ее попали работники генпрокуратуры, силовых ведомств, судьи и работники администрации президента; 2. Под секвестр могут попасть надбавки за воинские звания; 3. Депутаты 3го созыва в большинстве своем не могут найти работу; 4. И даже – впервые – за фальсификации осуждена учительница, член избирательной комиссии. Где теперь служить режиму наиболее безопасно?

Янов Полесский: Трудно сказать, где ныне всего безопасней – возможно, в МИДе, но это до тех пор, пока идет «диалог» с Западом и пока не началась волна посадок различного рода «европейцев» и «отличников диалога». Случай с учительницей из. д. Ходцы Сенницкого района показателен в том смысле, что инициатива наказуема:  бедная женщина слишком старалась получить нужный результат. Опытный аппаратчик должен понимать, что бежать впереди инициативы нельзя: хотя краткосрочные выгоды в случае успеха превышают типовые бонусы, штрафные санкции еще выше. Важно не увлекаться, поддаваясь воздействию конъюнктурных, а потому недолговечных и обманчивых стимулов. Важно также не отставать, привлекая к себе избыточное внимание вышестоящих инстанций.

Бюрократическое пространство неоднородно, и там всегда имеются лакуны, находящиеся на безопасном отдалении от основных «магистралей развития», – но в обществе стабильного риска и они иной раз могут стать сценой показательного наведения порядка. Риск тем и замечателен, что не подвержен гипнозу планирования, и если вы не рискуете лично – во имя своих, так сказать, эгоистических целей, то рискуют вами. Стабильность – это иллюзия.

Если же говорить об актуальной повестке в таком вот разрезе – антикоррупционная кампания, лишение надбавок за звания и пр., то энергия новостных лент здесь, по видимому, питается из двух основных источников. Во-первых, это финансовый кризис. Или, говоря точнее, кризис ликвидности. Он побуждает к экономии. Милиция – это, если не ошибаюсь, последняя социальная группа, которой до сих пор удавалось удерживать свои социальные льготы в полном объеме. Просто пришел ее черед. Второй источник – социальная мобильность, или, выражаясь точнее, лифт, который возобновил свою работу после пересмотра основных контрактных положений Союзного государства. Единственным механизмом работы лифта в Беларуси являются антикоррупционные кампании (широкие, узкие и разовые – см. Хрупкое равновесие). Настала пора нового набора, потому несколько столоначальников должны упасть в самый низ, достичь условного основания пирамиды, несколько – просто отстранены в сторону. Каким должен быть новый набор? Должны ли его представители разговаривать на европейских языках? Возможно. Но важнее, чтобы их не связывали обременительные долговые обязательства по отношению к тем, чье нахождение на вершине пирамиды становится несколько обременительным в новых финансовых условиях. Таким образом, обе эти тенденции тесно взаимосвязаны.

Обсудить публикацию

 

Метки