Антиспам

? Как заявил в интервью «Новым Известиям» госсекретарь Союзного государства России и Беларуси Павел Бородин, он «уже передал белорусским коллегам» прошение президентов Абхазии и Южной Осетии о признании независимости этих образований. Но вчера же спикер нижней палаты белорусского парламента Владимир Андрейченко сообщил журналистам, что эти документы в Палату представителей Национального собрания Беларуси 4-го созыва не поступали. Чем можно объяснить такое расхождение?

Интересно, это журналисты напутали, или президенты Абхазии и Южной Осетии действительно написали коллективное прошение? Но это к слову.

Не очень понятно также, почему этим занимается госсекретарь СГ. Если Абхазия и Южная Осетия в самом деле считают себя полноценными государствами, то им следовало бы направить свои обращения общепринятым путем. Впрочем, это тоже ненужные формальности…

Что же касается неполучения документа, то не исключено, что госсекретарь что-то напутал.  По его словам, соответствующее поручение Палате представителей дал Александр Лукашенко, и как-то трудно представить, что выполнение его воли могло быть умышленно затянуто.

Зато не вызывает сомнений, что у белорусской стороны спешить нет резона. Причины такой сдержанности назывались уже неоднократно – это нежелание сразу же портить отношения с Европой, которые только-только вроде бы начали нормализоваться, а также вполне обоснованное опасение, что за первым шагом от официального Минска сразу же потребуют сделать следующий – включить уже признанные им страны в состав Союзного государства, чего по целому ряду соображений ему явно очень не хотелось бы.

А поскольку чуть ранее тот же Владимир Андрейченко заявил, что при рассмотрении данного вопроса «надо учитывать мнение народа», то можно сделать вывод, что его предполагается вынести на ближайший общенациональный референдум. Лучше бы лет эдак через пять-десять.

Так что, скорее всего, данное недоразумение будет объяснено плохой работой почты или неразберихой в работе белорусского парламента, возникшей вследствие смены его состава. Все-таки вряд ли упомянутое прошение (или все-таки прошения?) было передано лично спикеру. Это противоречило бы всем канонам работы с документами в любых бюрократических структурах.

Обсудить публикацию

 

Метки