Принуждение к независимости

В  первом комментарии по поводу событий в Южной Осетии премьер-министр России Владимир Путин процитировал бывшего президента США Рональда Рейгана, который будто бы так отозвался о диктаторе Никарагуа: «Самоса – негодяй, но это наш негодяй». Этот риторический прием  должен был подчеркнуть две вещи. Человеческую непорядочность «всенародно избранного» президента Грузии Саакашвили и неизбывную порочность внешней политики США, которая в погоне за своим корыстным интересом не только не гнушается обществом негодяев, но из их числа выбирает самых негодяистых.

Причем Саакашвили (по формуле грузина И. В. Сталина: Гитлеры приходят и уходят, а народ остается) меньшее зло – гнойник на здоровом народном теле, который можно и нужно вскрыть, а США – зло абсолютное, борьбе с которым достойному человеку не зазорно отдать всего себя. Как не вспомнить, что в определенных кругах на Руси, о чем откровенничал еще грибоедовский Фамусов, достоинство измерялось количеством холопов, которыми даже «плохонький»  может распорядиться по своему усмотрению. И в чисто русских, освобожденных от метафизического гарнира обстоятельствах, суть такого диалога определяется безыскусно: «Ты чьих будешь?.. Чей холоп, спрашиваю!». И, кажется, она было оформлена российским послом в Беларуси Александром Суриковым в выраженном недоумении: «Нам очень непонятно, почему власти Беларуси хранят скромное молчание по ситуации в Южной Осетии. Гуманитарная составляющая могла бы присутствовать...»

Действительно, политики, первые лица обоих государств, слитых в союзную, получается, сверхдержаву неоднократно заявляли о полной взаимной солидарности в вопросах внешней политики. Только не совсем понятен механизм ее формирования. Эта солидарность осуществляется путем взаимных консультаций и  компромиссных решений? Или, как это принято в военно-морском флоте, лидер дает сигнал – делай, как я, и все корабли эскадры повторяют его маневр. А накануне и сразу после «грузинской агрессии» сигнала не было, его не заметили, сделали вид, что завязывают шнурок на ботинке?

Разумеется, недоумение, тем более осторожное, отличается от публично высказанного неудовольствия, за которым обычно следуют организационные выводы. Но, в отличие от дипломатов, простые люди обладают большей свободой поведения. Так, недавно простой российский политолог Андрей Суздальцев, цыкнул, что называется, зубом: «Александр Лукашенко должен был выразить не просто соболезнования, а политическую поддержку! В Кремле вспомнили слова «мы не пустим танки на Москву». Вот они, танки! И что? Лукашенко ищет варианты уйти на Запад. Ему важно признание Западом сентябрьских выборов в парламент, а потом – и президентских».

Если в Кремле только вспоминают, то Лукашенко всегда помнит о танках, не позволяет забывать о них другим. Даже разрешил организовать специальный аттракцион на так называемой линии Сталина. То есть на западном направлении, если смотреть из Москвы, а не на южном, где российские танки отбили у грузин город Гори – малую родину тов. Сталина, разбив бивак у его памятника на проспекте имени Сталина. То есть фактически повторили и превзошли подвиг крестоносцев, некогда отвоевавших гроб господень у супостатов на непродолжительное время. А эти, говорят, не уйдут, до полной победы.

Лукашенко обещал отбивать танки, которые пойдут на Москву с Запада и ничего более. И у народа он на это согласия не спрашивал, потому что знает: ни завтра, ни послезавтра они не пойдут. А если все-таки пойдут, то белорусы их не задержат, как не задержали в 41-м. Тогда у них не было снарядов, а теперь особого желания.

Вот кубинцы, поддерживая российскую миротворческую практику в духе действенного гуманизма, могут демонстрировать такое хотение, поскольку у Америки нет инструментов для эффективного воздействия на остров Свободы. Кубинцам после давнего фиаско американцев в Заливе Свиней вообще все с рук сходит. Как никарагуанским сандинистам  при Ортеге.
Может быть,  Лукашенко и похож на Самосу, но это именно наш Самоса. И тем он ценен. И потому одни от него не могут избавиться, а другие (из ближнего и не совсем уж узкого круга) рассчитывают при нем прожить долгую политическую и вполне устроенную в бытовом плане жизнь. Не требующую проявления особого геройства. То есть гуманитарная составляющая не только присутствует, она в их поведении преобладает.

Даже самая прекрасная девушка может дать только то, что у нее есть. Коль намекала – обязана, с нашей точки зрения. С учетом этого надо оценивать желания и возможности. Виталий Силицкий, например, отмечает, что Кремль решил взять быка за рога, прекратить метания официального Минска между Россией и Европой и четко обозначить лояльность Москве. Грузию уже принудили к миру, а сейчас будут принуждать Беларусь к дружбе! Военная операция в Грузии была сигналом, что в выборе методов внешней политики Россия церемониться не будет. А когда она особенно церемонилась? Не церемонилась даже с собственным первым президентом, травила его за понятные чисто национальные (всем в разной мере присущие) слабости  и позволяла Александру Лукашенко проводить в регионах собственную народную антиельцинскую дипломатию. А вспомнить «от мертвого осла уши», обещанные Путиным Латвии. А притчу о мухах и котлетах, об аншлюсе в составе минской губернии, о неизбывном нефтегазовом шантаже...

Этому движению конца не видно, в рядах первыми вступивших на интеграционную тропу уже изрядная естественная убыль, а все остается на своих местах. Риторически обозначается готовность к совместному сопротивлению продвижению «демократии» на Восток, ставятся в Беларуси хитроумные российские радары, но все это делается с надеждой (надо верить, что с надеждой) – даст Бог, не понадобится. А если произойдет, то тем более никому не понадобится. В общем, интересно людям военным, да инженерным, сделавшим разработку средств уничтожения человека и человечества любимым занятием. И к тому же денежным.

Сейчас модно заниматься прогнозами, которые обычно составляются по оптимистичному, пессимистичному и наиболее вероятному сценарию. Наиболее вероятный – западные ракеты с ядерными боеголовками никогда на нас не полетят, если Кремль в своих провокациях явно не перегнет палку. А оптимистический полностью совпадает с пессимистическим – после нажатия кнопки «пуск» время жизни белорусов будет измеряться подлетным временем  всех этих «проракет» до Ганцевич и Вилейки.

Больше Беларусь Российской империи дать ничего не может. Хоть в лепешку расшибись. Вполне можно расслабиться и получать удовольствие. Тем более что основания для этого есть. Да, особо не усердствовали мы в деле модернизации нашего общества, в отличие от других, менее созерцательных народов. Но крот истории прилежно роет, и жизнь все-таки течет и изменяется. Доказательством тому могут служить изложенные выше соображения и многочисленные примеры из социальной практики. Например, колхозы уже фактически исчезли, но не потому, что кто-то «ломал колхозников через колено». Они тихо состарились при минимально-достаточном пенсионном обеспечении и теперь потихоньку помирают в своих постелях, выбегая во двор по нужде, а не потому, что над ними летают «сушки» и бросают взрывающиеся «баранки».

А новых колхозов не будет, поскольку нет в достаточном количестве необходимых для раскулачивания мироедов. И не будет при нынешнем равнодушии  немногочисленных селян к жизни вообще и к земле в частности.

Промышленность вполне убедительно демонстрирует способность к копированию зарубежных образцов и по внешнему виду белорусские товары уже вполне похожи на импортные. А в содержательном плане наш народ всегда отличался в лучшую сторону, вкладывая душу даже туда, где в этом нет особой необходимости. Например, в производство гвоздей и порошкового молока. В итоге йогурты на нашей молочной (духовной) основе уже пьют и маленькие японцы, а гвозди не поддались на своих позициях напору импортного метиза.

Почивать на лаврах не стоит, не стоит и злорадствовать, но вполне можно радоваться нашей стабильности, наблюдая за напрасными попытками амбициозной соседки не то повернуть колесо истории вспять, не то ускорить его движение к справедливому мироустройству.

Разумеется, Россия подает сигналы, и их видят в Беларуси. Но, разумеется,  хотелось бы большей определенности. Как сказал один российский думец, чужой территории нам не надо, своей девать некуда. Это на самом деле так. Было бы, если бы не амбиции. Судя по всему,  нынешнему поколению кремлевских мечтателей нужна не просто покоренная территория, а «принужденное» к дружбе ли, к союзу ли государство. Это требует денег, но они сейчас у России появились и с каждым финансовым днем их количество прибывает. Богатеет население, раздувается казна.

Соответственно,  рост амбиций не остановится до той поры, пока не лопнет кошелек. И, что бы не твердили ястребы-миротворцы, военная агрессия не может быть универсальным способом для самоутверждения даже Российской империи. Уж этого ей не позволят. Но коль так, то она обречена быть экономическим донором для всего остального мира. Развитые страны от нее будут получать энергоресурсы, иначе не будет доступа к новым технологиям, а истэблишмент, претендующий диктовать моду и стиль уже и в Европе, зачахнет в суздальском или тверском захолустье.  Многочисленных и отпетых последователей почвенников среди них не наблюдается.
А к развитым, по крайней мере, завершившим рыночную модернизацию, странам  уже следует отнести не только субъектов старой Европы, но и новых – из бывшего соцлагеря и прибалтов. К тому же, они под прочным натовским бронеколпаком.

Эти платят за российские ресурсы полную цену, но суммарная стоимость получаемых от демократического мира преференций, в первую очередь, современных социальных и экономических технологий, не только превышает издержки, но и позволяет во встречной торговле с Россией получать значительный профит. Если цели этих народов рассматривать в сугубо прагматическом контексте, то именно ради этого они так упорно добивались независимости.

Украина настойчива в борьбе за независимость и в последнее время демонстрирует растущее стремление к рыночной модернизации. Все, что может дать ей Россия – ресурсы (в общем, деньги), и она их даст. В противном случае Киев получит их от Запада, возможности которого обеспечиваются,  в том числе,  и российскими ресурсами.

А Минск – это, вспомним, столица СНГ. Беларусь остается чуть ли не единственной демонстративно верной союзницей, интересной для России именно в этом, а не в ином каком-либо качестве. Значит, необходима демонстрация известной отстраненности. Возможно, что в суматохе первых часов после умиротворения об этом забыли российские послы и политологи, но надеемся, что главный миротворец – время – их поправит.

А наш Самоса нам и останется. По крайней мере, пока…

Обсудить публикацию

 

Метки