Борьба с протянутой рукой

? Масс-медиа вновь полны предчувствий газовой войны. Как выяснилось, во втором квартале Беларусь оплачивает газ из расчета USD119 за тыс. куб. метров, как и в первом. По словам заместителя минэнерго Э. Товпинца, такое решение принял наблюдательный совет «Белтрансгаза», в то время как в Газпроме считают, что газ для Беларуси во втором квартале отпускается по USD128 за тыс. куб. метров. Исходя из своих расчетов, Газпром полагает, что долг Беларуси за первый квартал составляет около USD45 млн., Беларусь же – из своих – убеждена, что такого долга не существует. Что происходит на сей раз, чего добивается белорусская сторона?

Валерия Костюгова. Тут проявляется специфическое чувство справедливости: действительно, отчего это цену должен определять продавец? В нашем случае покупатель – «Белтрансгаз» – сам рассчитал цену по предложенной формуле, и аккуратно ее оплачивает.

Если же серьезно, то, полагаю, белорусская сторона хотела бы навязать Газпрому ценовую дискуссию, которая условиями заключенного четырехлетнего соглашения не предусмотрена, но навязать так, чтобы само соглашение не разорвать, и не выпустить эту дискуссию за рамки ценового коридора, им определяемого.

Напомню, что по контракту от 31 декабря 2006 г. для Беларуси цены на поставляемый газ привязываются к европейским ценам, но – с учетом поступательной передачи 50% акций «Белтрансгаза» – с понижающими коэффициентами вплоть до 2010 г., т.е. переход к европейским ценам предусмотрен постепенный и щадящий. Подобные соглашения были ранее у Газпрома с прибалтийскими странами, что позволило им адаптироваться к росту цен. Именно благодаря этому контракту Беларусь закупает российским газ по самым низким в регионе ценам и может испытывать уверенность, что такое положение будет сохраняться два с половиной года (как определено контрактом). Поэтому на всех официальных встречах белорусское руководство неизменно присягает на верность «всем заключенным договоренностям» и, в частности, условиям контракта между Газпромом и «Белтрансгазом». Например, на заседании союзного совмина в канун нового 2008 г. готовность следовать букве и духу контракта была даже отмечена в специальном меморандуме, подписанном В. Путиным и А. Лукашенко.

Между тем, по условиям соглашения, Беларусь никак не может воздействовать на цены, т.е. лишается важного политического инструмента. Власть нуждается в победах, и одной из важнейших всегда служили цены на газ, отвоеванные, вырванные у российского монстра. Это первая и главная причина, по которой белорусское руководство постоянно возвращается к газовой «проблеме». Ему важно назначенные Газпромом цены представлять в качестве очередной нелегкой, но заслуженной победы.

Есть и другие соображения. Цены на газ существенно выросли, и с учетом недавнего заявления нового председателя совета директоров Газпрома В. Зубкова, вполне возможно, что с третьего квартала она повысятся и для Беларуси. Похоже, белорусское руководство полагает, что дискуссия по ценам на второй квартал отвлечет внимание от цен на третий. Не решен также вопрос по инновационным отчислениям «Белтрансгаза» в белорусский бюджет, и здесь имеется шанс, что эта проблема потонет в общем шуме. И, наконец, имеется проблема 2009 г.: с нового цены для Беларуси должны повыситься до уровня около USD200 за тыс. куб. метров, и белорусское руководство надеется изыскать какой-нибудь механизм, благодаря которому 80% европейской цены на территории Беларуси означали бы, скажем, USD160-170.

Полагаю, что этой же цели подчинены и постоянно объявляемые белорусскими вождями конкурсы на право строительства АЭС в Беларуси – во всяком случае, иначе трудно объяснить, отчего они всякий раз совпадают с окончанием/началом квартала. АЭС – это, в общем, еще один аргумент в пользу снижения цен для Беларуси.

Такая вот интрига с известной подоплекой – и по этой причине неизменно привлекающая внимание.

Обсудить публикацию

 

Метки