Чавес проверяет друзей в беде

? В Латинской Америке разгорается конфликт, который может перейти от обмена угрозами и оскорблениями в фазу военного противостояния. Венесуэла объявила о разрыве торговых отношений с Колумбией, добилась осуждения странами Южной Америки колумбийской военной операции на территории Эквадора, к границам Колумбии стянуты войска Венесуэлы и Эквадора. По вашему мнению, может ли этот конфликт сказаться на белорусских планах в Венесуэле ?

Валерия Костюгова : Многое зависит от того, затянется ли этот конфликт, перерастет ли он в вооруженное противостояние. Но в любом случае многое зависит также от того, каким другом Уго Чавеса проявит себя Александр Лукашенко. В свою очередь, и г-н Чавес получил превосходную возможность проверить узы дружбы на крепость. Ведь именно сегодня он как никогда нуждается в друзьях.

Разумеется, дипломатическая и медиа-поддержка приветствуется, и несложно предположить, что ее Чавесу будет несложно получить от Лукашенко. Но специфика настоящей ситуации как раз том и состоит, что официальных заверений в дружбе недостаточно. Нужна конкретная материальная помощь, позволяющая разрешить конфликт в свою пользу, не прибегая к силе собственно военного аргумента. Т.е. задача Чавеса состоит в том, чтобы сосредоточить такие ресурсы, которые убедили бы Колумбию в том, что в прямом военном столкновении ей не выстоять. Следует отметить, что в ситуации, когда такие ресурсы удается сосредоточить в реальности, начинает действовать иная логика, ведущая к эскалации конфликта, когда «исходные» цели уступают место «инструментальным» (т.е., например, когда право «разрегулировать» ситуацию принимает на себя военное лобби).

Если учесть, что на стороне официальной Боготы выступают Соединенные Штаты, то обеспечить реальный перевес сил Чавесу не просто. Даже если принять во внимание, что за его спиной – целый «Южноамериканский фронт». По этой причине Уго Чавес позвонил Медведеву, правда неизвестно, готов ли новый российский президент (от которого теоретически ожидают военной техники) предложить что-либо, кроме дружеского сочувствия и дипломатической поддержки. Что касается Беларуси, то здесь сложилась довольно щекотливая ситуация. Дело в том, что, перекрыв торговые отношения с Колумбией, Венесуэла поставила под угрозу собственную продовольственную безопасность (Колумбия является одним из ключевых поставщиков продовольствия в эту страну, прежде всего продукции животноводства). Тут Уго Чавес и вспомнил о том, что у него в друзьях числятся: Аргентина, Бразилия и Беларусь. Министр сельского хозяйства Элиас Милано упомянул в связи с этим о соглашении между Беларусью и Венесуэлой. Соглашение это носит дежурный характер (что-то про сотрудничество в торгово-экономической сфере), т.е. непонятно, оно к чему-то обязывает стороны, или же нет. Но, как говорится, друг познается в беде. Предполагается, что Александр Лукашенко в вопросе производственной безопасности может сильно помочь. Он и любит-то представляться своего рода специалистом по решению сложных проблем: то он сдерживает НАТОвский натиск на Москву, то технологиями нефтедобычи располагает. Он даже ПРО Уго Чавесу предлагал построить (и 5 декабря 2007 г. соответствующий указ подписал).

В чем, собственно, проблема? Проблема в том, что, вступая в различного рода пакты и соглашения, следует иметь в виду, что твои авансы и декларации могут быть в какой-то момент предъявлены, словно долговые расписки, к оплате. Нужно ли еще раз вспоминать о Союзном государстве Росси и Беларуси? В случае с «осью» Минск-Каракас едва ли следует забывать, что Беларусь собственную продовольственную безопасность едва обеспечивает. Это стало особенно ясно в конце 2007 г., когда российские политики, озабоченные удержанием цен на продовольствие в канун президентских выборов, вспомнили о «белорусском резерве» (по принципу: шире предложение – ниже цены). Поскольку, считается, что в стране продовольствия избыток. Мы такой имидж себе создаем. И что же? Ничего сверх обычных экспортных объемов.

Таким образом, Александр Лукашенко, как уже замечено, оказывается в весьма щекотливом положении: он должен, с одной стороны, продемонстрировать добрую волю и определенную верность достигнутым соглашениям, а с другой – он попросту не является продовольственным королем Европы, каковым, возможно, отрекомендовался  Чавесу. В противном случае, зачем тому вспоминать про белорусский «животноводческий резерв» – обратился бы по данному поводу к тому же Медведеву. И должен белорусский режим эту добрую волю продемонстрировать еще до того, как реализуется эта страшно выгодная сделка с венесуэльской нефтью и деньгами, которые подлежат обмену на наши особые секретные технологии. Словом, еще один союз пройдет проверку на прочность. Но, с другой стороны, вся прелесть Движения неприсоединения в том, как мне кажется, и состоит, что можно в нем состоять, ни к кому и ни к чему не присоединяясь.

Обсудить публикацию

 

Метки