Импортозамещение и рост отрицательного торгового сальдо

Как известно, отрицательное сальдо внешней торговли Беларуси за 2007 год составило 2,4 млрд. долларов, причем торговля товарами ушла в минус аж на 4 млрд. 335,1 млн. долларов. Очередной рекорд. Но наше руководство тоже «не лыком шито»: принята и успешно выполняется программа импортозамещения, строится все больше импортозамещающих производств, товары выпускаются почти сплошь с пометкой «импортозамещающий».

Правда, торговому балансу от этого буйства «импортозамещения», почему-то не легче. Вот это интересно.

Как мне кажется, термин «импортозамещающее производство», является некорректным в принципе. Потому что любое производство является импортозамещающим. Если что-то производится внутри страны, то этот товар теоретически уже не нужно ввозить из-за рубежа. Теоретически же потому, что реально не всякий  произведенный в стране товар может удовлетворить потребителя. Поэтому нет импортозамещающих и неимпортозамещающих производств. Есть просто производства. И некорректно говорить о развитии импортозамещающих производств, можно говорить лишь о развитии разных производств. Правда, об экспортоориентированных производствах говорить можно – такие встречаются.

Многие скажут: что за беда, ну говорят у нас не производство, допустим, утюгов, а импортозамещающее производство утюгов. Определенный убыток от этого, конечно, есть – там, где достаточно одного слова, используются два, так, что официальным СМИ для расстановки соответствующих акцентов понадобится чуть больше типографской краски. Только и всего. Других издержек, кажется, нет… И тем не менее: раньше, помнится, чаще говорили о развитии просто производств или о развитии экспортоориентированных производств, сейчас же если говорят «производство», то практически всегда с добавкой – «импортозамещающее». Такое редко бывает случайно.

На самом деле определение «импортозамещающее» помогает многое покрыть и оправдать. Есть ведь и другие определения, вполне адекватно, кстати, характеризующие большинство наших производств: устаревшее, энергоемкое, неэффективное, убыточное и т.п. Но добавление слова «импортозамещающее» оправдывает все. Раз производство импортозамещающее, то это «священная корова». И сравнивать тут не с чем по определению, ведь как уже сказано выше, неимпортозамещающих производств нет и быть не может, то есть антонима тут нет. Если же бессмысленное слово «импортозамещающее» отбросить, то сразу обретают законные основания другие критерии оценки производства: эффективное – неэффективное, передовое – отсталое, гибкое – косное, убыточное – прибыльное, экологичное – неэкологичное  и т.д. Подобных оценок очень и очень многие у нас хотели бы избежать и, кстати, успешно избегают. Не то что отдельные производства – целые отрасли многие годы являются не просто отсталыми, энергоемкими, малоэффективными и даже откровенно убыточными, но при этом они не только продолжают функционировать, но даже не реформируются и системно не модернизируются. Ведь нельзя – это удар по «импортозамещению» и, соответственно, «экономической безопасности».
Импортозамещением легко оправдать и любой масштабный инвестиционный проект. Если же этого не сделать, то «невооруженным глазом» станет видно, что проект, скажем, белорусской АЭС является «сырым», непроработанным, возможно, опасным и, вероятнее всего, бесприбыльным. Термины «импортозамещение» и «безопасность» (здесь – энергетическая) исключают даже намеки на какие-то альтернативные варианты. Никто эти варианты не станет всерьез оценивать, ставя под угрозу священный критерий импортозамещения.

Определение «импортозамещающий» – на сей раз применительно к товару – позволяет облагородить  неблагоприятную для нас ситуацию, кстати, имеющую определенное отношение к торговому балансу. «Импортозамещающий товар» в большинстве случаев означает товар неоригинальный, являющийся копией другого товара, причем копией иногда ухудшенной и в большинстве случаев устаревшей. Сказать, что наши предприятия выпускают преимущественно устаревшие копии, означает сообщить что-то неприятное. Но если говорить, как это делаем мы, об импортозамещающим товарах, то отсекается всякая возможность думать об улучшении ситуации. Конечно, и Япония, и Южная Корея, и Китай начинали с копирования. Но копии и аналоги бывают разные: дешевые – дорогие, улучшенные – ухудшенные, удачные – неудачные, своевременные – опоздавшие и т.д. Есть даже устойчивые выражения вроде «дешевая подделка», «удачный аналог» или «копия лучше оригинала». Например, японские автомобили конца прошлого века не были в полном смысле оригинальными. Но это был именно случай когда копия в чем-то превосходила оригинал. Японские аналоги зачастую были качественнее, надежнее и при этом дешевле своих прототипов. Ну, а когда достигнут уровень «копия лучше оригинала», то до выпуска оригинальных, прибыльных и востребованных в мире товаров остается немного.

Когда же мы приступаем к выпуску «Саманда» – плохой и при этом дорогой копии ухудшенной копии устаревшего автомобиля, то вопроса по поводу целесообразности лучше не поднимать. Поэтому говорят не о выпуске аналога ухудшенной копии, но о производстве импортозамещающего товара. При том, что имеется серьезное подозрение, что этот импортозамещающий товар, собранный из импортированных компонентов по импортной технологии, ничего не «ипортозаместит». А в Японии, кстати, импортных автомобилей очень мало, хотя про импортозамещение там никто никогда не заикался. Там больше думали о создании хорошей, качественной продукции. В том числе ориентированной на экспорт.

Кстати, последнее время об экспортоориентированных производствах у нас почти не говорят. Говорят же сейчас наши чиновники примерно так: мы построим импортозамещающее производство и будем экспортировать практически всю его продукцию. Понятно, что речь идет о экспортоориентированном производстве. Ну а вдруг с экспортом не получится? Тогда могут «дать по шапке». Да и если назвать производство экспортоориентированным, то надо отвечать на некоторые вопросы, прорабатывать которые не очень хочется. Например, на какие рынки будет ориентирован товар, какова там ситуация с аналогичными товарами, в какой потребительский сегмент попадет наш товар и с чем он там будет конкурировать, за счет чего мы эту конкуренцию надеемся выиграть и т.д.? Голова заболит от всего этого.

«Импортозамещающее производство» – термин беспроигрышный, лишних вопросов не поднимает, да и денег под импортозамещающий проект наверняка дадут. Ну, а чтобы потом возврата денег тоже не очень требовали, можно добавить слово «безопасность».

Эти терминологические игры не так безобидны, как кажутся. Один пример. После Корейской войны Северная и Южная Корея были разрушены практически до основания. И обе приняли программы восстановления и развития. Северная Корея приняла программу, примерно аналогичную нашей программе импортозамещения, а Южная – программу развития экспортоориентированных производств. Результат мы знаем. Южнокорейские товары (или хотя бы брэнды) известны практически каждому белорусу, да и не только белорусу, естественно. Товаров из Северной Кореи не знает никто, да и себя-то ими полностью обеспечить она не в состоянии – последнее время выживает во многом за счет гуманитарной помощи. У нас, правда, пока только стремительно растут отрицательное сальдо внешней торговли и сумма внешних заимствований. Ну и в области «импортозамещения» нам еще достаточно далеко до Северной Кореи, ведь там «импортозамещение» полное и окончательное, «чучхе» одним словом.

Обсудить публикацию

 

Метки