Диктат монополиста

? Очередной конфликт Беларуси и России вокруг газовых поставок и транзита разрешен: Минск оплатил задолженность. Можно подводить промежуточные итоги «третьей газовой» войны между Газпромом и Беларусью. Почему, несмотря на то обстоятельство, что требования Газпрома формально справедливы, Европа в очередной раз, проявляя беспокойство о безопасности энергопоставок в ЕС, призвала к осторожности и взвешенности обе стороны? Какие выводы, как вам кажется, из этого конфликта важны для Беларуси ?

А. Железняков: ЕС видит резкость реакций Газпрома, не соответствующую той ответственности, которую, как считает ЕС, должен нести фактически монопольный поставщик газа. Европейцы полагают, что у Газпрома были более мягкие пути разрешения кризиса в свою пользу, однако основным инструментом выступило использование монопольного статуса «в полную силу». В общем случае, ограничение поставок газа стране, которая испытывает временные сложности с оплатой поставок газа, может привести к резкому снижению её платёжеспособности, и руководство ЕС не устраивает отсутствие публичной воли Газпрома к поиску мягких решений в данной ситуации. Ответственность монопольного поставщика – это главное, что было проигнорировано Газпромом с позиций ЕС.

Главным итогом конфликта может стать негативная оценка способности обоих сторон вести переговоры, избегая резкого обострения отношений. Белорусская сторона и представители Газпрома оказались не склонны проявлять гибкость в отношении друг друга. Даже, казалось бы, основной инструмент смягчения подобных переговоров – публичный разбор конфликта, его вывод из состояния закрытости, был использован резко наступательно, что нанесло вред репутации как Газпрома, так и РБ. Нет явных причин полагать, что мы видим именно политическое давление: напротив, ситуация заставляет внимательнее отнестись к озабоченности ЕС способностью Газпрома учитывать интересы партнёра вне политического контекста.

В ходе конфликта была озвучена возможность пересмотра условий контракта – руководство Газпрома испытывает желание придать дополнительную юридическую защиту транзиту через белорусскую территорию с помощью разделения единого «газового контракта» на независимые документы, касающиеся поставок газа и транзита. Этот вопрос не выглядит урегулированным, скорее – отложенным для более позднего выяснения. Существует опасность, что он станет почвой для дальнейших конфликтов, и белорусская сторона должна быть готова к дальнейшим переговорам по данной проблеме.

Метки