Чужая среди своих

А.Т.: Насколько мне известно, вы отстаиваете довольно нетипичную для руководства ОГП точку зрения, в соответствии с которой в замене Александра Милинкевича нет необходимости?

Л.Г.: Я считаю, что сегодня вообще не нужно ставить вопрос о лидерстве. Почему? Мы не накануне президентских выборов. Кроме того, это приведет только к распылению, внутренним конфликтам в демократических силах.

Два года назад, накануне того памятного конгресса, мы все были заряжены на выборы единого кандидата, поскольку этот вопрос был судьбоносным и решающим. Оппозиция просто была обязана иметь одного лидера, ибо все помнили прошлые уроки. Тогда у всех была одна мысль: избрать человека, который представлял бы оппозиционные силы на президентских выборах. Сегодня такой ситуации нет.

А.Т.: Так может, и есть смысл в некоторых коррективах, пока всё спокойно?

Л.Г.: И зачем нужны эти коррективы?

А.Т.: Подвести какие-то итоги, сказать о каких-то ошибках…

Л.Г.: Безусловно, в этом есть смысл, но самое ли сейчас подходящее время? Все помнят предыдущий конгресс, когда слаженно, в одном порыве были решены важнейшие вопросы. Тогда эти решения были обусловлены самой ситуацией. Сейчас всё иначе. Проявились различные интересы, как левого, так и правого толка. Выйти на конгресс для того, чтобы подвергнуть друг друга критике и ничего в конечном итоге не решить? Это далеко не самая эффективная форма политической деятельности. Конгресс может быть успешным лишь как своего рода кульминация деятельности партий, организаций и людей, состоявшаяся накануне каких-то судьбоносных событий. Такими, на мой взгляд, в следующем году будут выборы в Палату представителей.

Кроме того, кто его знает, что может произойти в стране в связи с новыми экономическими условиями. Экономика может подтолкнуть нас к неким чрезвычайным обстоятельствам. Следует также учитывать, что вся тоталитарная система может рухнуть в связи с проблемами со здоровьем у одного-единственного человека. То есть готовиться нужно ко всем вариантам. Именно тогда и будет нужен конгресс. Для того чтобы показать, что в стране есть альтернатива, сила, реальные политики, способные удержать власть и двинуть страну в демократическом направлении.

А.Т.: Насколько я понимаю, руководство ОГП придерживается других взглядов?

Л.Г.: У нас либеральная партия. Есть много разных точек зрения. Это естественно и нормально. Плохо было бы, если бы мнение существовало только одно.

А.Т.: И то, что почти весь «гомельский куст» работал на Милинкевича, – это тоже нормально?

Л.Г.: Я, вообще говоря, против намеков, что кто-то на кого-то работает. Считаю, что есть определенные идеи, интересы. Если человек начинает работать на кого-то – это его слабость, недостаток. Если политик отстаивает интересы страны, людей, то это совершенно логично. Это дает ему возможность двигаться дальше, не теряя достоинства и политического реноме.

А.Т.: Некоторые политики говорят, что кадровые вопросы окажутся за скобками конгресса. Как вы к этому относитесь?

Л.Г: Мне бы очень не хотелось возникновения проблем, о которых мы не знаем и не догадываемся. То есть неожиданных. Например, вдруг будет предложена резолюция по поводу дружбы с Россией. Подобной «спонтанности» я не приемлю совершенно. И пойду на конгресс только в том случае, если буду четко знать его повестку, которая не допускает вольных корректив.

А.Т.: Последней возможной датой проведения конгресса назывался конец апреля. Это реально?

Л.Г.: Сроки менялись уже не раз. Думаю, что не только по каким-то техническим причинам. Это отражение нашей реальности. Ожидание от всех политических сил демонстрации их возможностей. На мой взгляд, правоцентристы показали себя 25 марта. Теперь очередь за левыми силами. Тогда на конгрессе у нас будет возможность увидеть два очень мощных крыла оппозиции. Эти ожидания и откладывают конгресс на май, а может быть, и на июнь. А может быть, даже на тот период времени, про который я уже говорила.

А.Т.: Коль скоро мы вспомнили 25 марта, то следует отметить разницу в оценках одной и той же акции. Козулин называет ее провальной, Милинкевич – успешной. А как считаете вы?

Л.Г.: Я была участницей этих событий. Видела людей, их глаза, стремление к переменам. Реальное, а не купленное, как это видно сейчас на украинском майдане. Мы открыли свои сердца. Те, кто преодолел сопротивление властей, совершили свой, пусть и небольшой, но всё же подвиг.

Конечно, людей могло быть больше. Конечно, акция могла быть неординарной, нетривиальной – с какими-то неожиданными поворотами. Они, к слову, потом и произошли возле нового здания Национальной библиотеки. Милиция растерялась, а затем стала разгонять толпу, кричавшую «Агурбаш! Агурбаш!».

Возможно, из тюрьмы что-то видится плохо. Возможно, есть другие «подводные течения». Но то, что среди белорусов много тех, кто понимает обреченность режима и видит робкое движение в будущее, – бесспорный факт. Нужно это продолжать, спокойно относиться к критике, извлекать уроки из ошибок. Не стоит посыпать голову пеплом, постоянно страдать и стонать. Следует брать хорошее, отбрасывать негативное и постепенно двигаться вперед.

А.Т.: Власть часто переигрывает оппозицию. Может, что-то действительно нужно менять, сколько можно проигрывать? Так ведь и в полных маргиналов можно превратиться.

Л.Г.: Частично маргинализация уже происходит. В некоторых структурах это чувствуется. Тем не менее появилось что-то абсолютно новое. Незнакомые лица, непокорная молодежь, неподконтрольные властям интернет-ресурсы. В 2006 году на Октябрьской площади родился новый дух. Сегодня нужно двигаться дальше. Громко всякий раз не повторять высокопарное выражение Чехова «выдавливать из себя раба», но, в принципе, такую работу проводить. Во всех направлениях. Прежде всего среди тех, кто способен от этого раба избавиться. Абсолютно всех изменить невозможно, но можно тех, кто способен на перемены. Это главная задача оппозиции.

А.Т.: И она способна с нею справиться? Такое впечатление, что кое-кто засел в окопы борцов с режимом и никого туда пускать не хочет.

Л.Г.: Даже затрудняюсь ответить так, чтобы одних не обидеть и в то же время дать путь другим. Конечно, нужно поклониться тем, кто уже почти 13 лет держит оборону в этих окопах. Но проходит время, меняется ситуация, появляются новые люди. Их нужно послушать, присмотреться. Дать импульс, продвинуть, направить, показать перспективы.

А.Т.: А может, просто освободить окопы?

Л.Г.: Может быть. Если это касается лично меня, то я готова. Так и стараюсь поступать. Процесс ротации сложно, но идет. Что касается окопов, то из них пора выходить всем. Находить способы альтернативного видения жизни, отстранения от логики существования, навязываемого режимом.

А.Т.: А кроме этого что-то еще нужно делать, или это бесполезно? Дескать, «экономика всё сделает сама».

Л.Г.: Ни в коем случае. Есть масса наработанных методик для действий в подобных ситуациях. Если нет носителей информации, нужно их создавать. Если кто-то на кухне плачется, найти возможность наладить с ним коммуникации, подтолкнуть к активным действиям.

Конечно, это общие рецепты. Сегодня требуются более конкретные советы. Абсолютно согласна с политологами, которые говорят, что актеров у нас достаточно много, не хватает режиссеров-постановщиков. Они есть, но они пока не способны повлиять на развитие ситуации. Думаю, дело только за этим.

 

Метки