Открытое письмо Александру Козулину

Уважаемый Александр Владиславович!

Обращаюсь к Вам из толщи народной с репликой к Вашему открытому письму Ю. В. Ходыко. Вынуждает меня говорить с одной стороны Ваша действительная готовность «идти до конца», а с другой – традиционность и потому слабость предлагаемых шагов в сформулированных Вами задачах, так присущая всем тем, кто это «до конца» только декларирует.

Фундамент Вашего послания – нелегитимность Лукашенко с 20 сентября нынешнего года. Однако так ли уж важна эта его «бумажная» легитимность? Был ли он более легитимен месяц назад? И что изменилось? Может быть, есть смысл спуститься с высот демократического пафоса на бренную землю реальности с её деньгами, нефтью-газом, Ираком, Ливаном и в скором времени Ираном? Может быть, есть смысл поставить вопросы над ставшим уже общим местом желанием коварной Москвы задушить в своих объятиях «синеокую»? Может, наконец, есть смысл встряхнуться от собственных заклинаний о грядущей революции, так часто повторяемых, что и сами в них поверили?

Итак, давайте разбираться. Вначале придётся отвлечься от злобы дня и обратиться (для авторитетности) к промелькнувшему как-то и оставшемуся незамеченным мэтрами Белорусской политической мысли тексту «Государство, оно же корпорация» директора Института русской истории Андрея Фурсова, опубликованному в «Эксперте Украина» № 7(58) от 20.02.06. (см. НМ от 15.04.06). Смысл его – в выявлении тектонических сдвигов социального устройства под воздействием глобализации, конкретно – замены нации-государства государством-корпорацией. Текст, может быть, и остался незамеченным именно потому, что в основе глобализации – экспоненциальный рост глобального финансового рынка, а поскольку с этим делом у нас слабо, то это, вроде как, и не про нас.

Всё бесконечное многообразие финансового рынка – это ставки и сделки по ним на участие в проценте по долгам и/или прибыли. В свою очередь ставки меняются постольку, поскольку меняется информация о способности выплачивать интерес на одолженные и/или вложенные деньги. Иначе говоря, цена актива – это функция информации о нём. Т.е. как только появляются финансовые электронные информационные сети и параллельно запускается процесс дерегулирования национальных финансовых рынков финансовый «...капитал, превращающийся в электронный сигнал, оказывается свободным от всех ограничений локального и государственного уровня: пространственных, материальных, социальных.*» (*Вышеназванная статья). Завершу этот абзац ещё одной одной цитатой оттуда же: «Корпорация-государство – такое устройство, цели, функционирование которого носят прежде всего экономический характер, то есть направлены на снижение издержек по содержанию территории прописки – от сведения к минимуму социальных обязательств, характерных для государства, до избавления от экономически лишнего, нерентабельного с экономической (корпоративно-государственной) точки зрения населения (от отсечения от «общественного пирога» до фактического исключения из реальной жизни)».

Теперь, скажите-ка мне на милость, не пахнет ли вышесказанное Газпромом-Россией, особенно на фоне текущего размера стабфонда и нынешней демографической динамики этой страны? Да, действительно, капитал там оторвался от почвы по другим причинам, но выпадает ли это из общемировой парадигмы? Совсем уж изощрённых фантазёров хотелось бы спросить: «а как по поводу ООО «Беларусь» и его директора-так сказать-президента»? Ответ общеизвестен. Что остаётся незамеченным, так это наличие интернационального среза в Белорусских чудесах.

Здесь следует остановиться и спросить себя следующее: «Достаточно ли в качестве альтернативы доморощенному торжеству хозяйственников имплементировать либеральную экономическую модель для того, чтобы не вывалиться из общемирового увлечения делать деньги?». На первый взгляд, вроде бы всё в порядке, ибо в сухом остатке либерализма деньги и прячутся. Однако куда деть тысячу лет православия с его византийским мироустройством, с его смиренным поклонением, а не движением к Богу, с созерцанием, а не деланием жизни? Не приведёт ли прививка либерализма на такой почве к потере смысла, к хаосу? Или, может быть, всё-таки ради торжества Мадонны и Бритни Спирс над Бабкиной и дожинками помучаемся лет этак 50-100? Если нет, то, прежде чем бежать в народ, давайте-ка включим голову и подумаем как, в какой альтернативной существующей форме возможно внедрение власти денег на земле православного атеизма.

Вторая важная мысль вышеназванного текста – это смена ударных и безударных уровней предыдущей эпохи: «...государственный и локальный уровни отошли на второй план, а глобальный и региональный вышли на первый». И далее: «Макрорегионализация современного мира имеет два аспекта. Во-первых, это формирование наднациональных экономических и политических структур типа Евросоюза или Североамериканской зоны свободной торговли (НАФТА). Во-вторых, что намного важнее, появление уже в начале 1990 годов феномена, который известный японский менеджер и публицист, автор нескольких экономических бестселлеров Кенити Омаэ в книге с показательным названием «Конец нации-государства: подъем региональных экономик» (1995 год) назвал «регион-государством» (РГ) или «регион-экономикой» (РЭ)...». Наконец: «По мнению Омаэ, именно РЭ, а не приходящее в упадок национальное государство является естественной деловой единицей глобальной информационной экономики».

Россию (кроме Москвы) тяжело отнести к глобальной информационной экономике. Однако для тех, кто знаком с экономической географией Советского Союза нетрудно вспомнить, что задолго до открытия г-на Омаэ хозяйство СССР выстраивалось именно по этому самому принципу «регион-экономики». Учитывая, что в Беларуси советское разделение труда никто никогда даже и не пытался преодолеть, весь интеграционный порыв – это как ломиться в открытую дверь. Но здесь важно другое: задолго до «регион-экономики» ЕС была выстроена «регион — экономика» большой России – СССР – и мы её часть. Поэтому, когда и если мы хотим заменить административный произвол властью денег, то как это сделать? Через кассовый аппарат в Москве? Если нет, то какие у нас есть пряники, чтобы продав их, можно было бы купить билет в Европу? Если же предположить, что чудо вдруг случилось, и мы вожделенно влились, то кого мы увидим рядом с собой? Немцев и англичан? Или албанцев и румын?

Ещё одна мысль, по касательной вытекающая из рождения корпорации-государства – это уход со сцены политики и гражданского общества как главных механизмов социальной мобилизации. Как здесь не вспомнить о вертикали? Вот уж воистину внеполитический и внегражданский мобилизационный механизм! Что равное по силе можно предложить в качестве альтернативы? Где место политическим партиям и свободе печати в ООО «Беларусь»? Сколько раз можно наступать на одни и те же грабли выборов и ставить самим себе ловушки из различного рода конгрессов, тем более что уже и в книжках пишут, что всё это умирающие механизмы прошедшей эпохи?

Итак, подведём итог. Сдача белорусского суверенитета, равно как и его сохранение – формальности, ничего сегодня уже не решающие как для Кремля так и для статусных задач шкловского бонапартизма. На новом русском Пантеоне Меркурий занимает центральное место и наш сюзерен может рассчитывать на сохранение своего статуса в «регион-экономике» большой России, только лишь легализовав собственный капитал. Поэтому во весь рост встаёт задача трансформации из собственника de facto в собственника de jure, встаёт задача роста стоимости белорусских активов через реинкарнацию если не в друга, то, во всяком случае, не во врага Запада.

Поглощения Беларуси не будет уже просто потому, что новой постиндустриальной российской элите не нужна ответственность за судьбу её 10-миллионного населения. Эффективно контролировать «край лесов и болот» можно просто поставив белорусский правящий класс в подчинение к российскому. Инструменты? Да сколько угодно – образованность против жадности и глупости, изощрённость против хитрости, замена ценового субсидирования долговым и т.д и т.п.

Не поглощения нужно бояться, а тихого растаскивания по карманам страны теми, кто восторженно хлопает на Всебелорусских собраниях, переплавки их политической власти в экономическую. Ведь в скором времени их могут начать приглашать в Давос, и ничего с этим сделать будет уже невозможно. А может именно по этой причине и не бояться? Пусть уже гребут этими своими маленькими ручками под себя. Ведь в конце-концов важно не просто иметь, а удержать, правильно управляя.

Поэтому, сказав всё, что вы сказали, нужно добавить:

«Хотим рыночных цен на газ» – при поездках в Москву;

«Не боимся поглощения Россией» – Милинкевичу, когда он едет в Берлин;

«Не хотим приватизации в нынешних условиях» – своему народу;

«Обогащайтесь, товарищи» – всем большим и маленьким начальникам.

С глубоким уважением,

Метки