Нечто о корректности

Независимые социологи вызывают раздражение у многих. Власть именует их «западными наймитами» и стремится всяческими способами лишить возможности работать. Но и из противоположного лагеря нередко звучат гневные обвинения. Накануне кампании 2001 года профессор Вячеслав Оргиш заклеймил независимых социологов как отступников от общего дела демократии. По мнению ученого, исследователи должны были доказывать своими цифрами, что, так сказать, заря свободы занимается, что большинство жаждет перемен, а победа оппозиции неотвратима.

На сей раз эстафету у маститого профессору перенял Янов Полесский. За пять лет техника дискредитации выросла неимоверно, если проф. Оргиш простодушно пенял социологам на то, что они дают не те данные, которых хотелось бы, то г-н Полесский решает проблему в принципе, согласно его новейшему учению, любые данные социологов, полученные в нынешних белорусских условиях, есть шарлатанство и обман.

Янов Полесский велит интеллектуалам разочароваться в большинстве (то есть не в реальном большинстве белорусского народа, которым публика, читающая «Наше мнение», и без г-на Полесского не шибко очарована, а в самой идее что-то значащего большинства). Задание, что и говорить, непростое – привычные мы к большинству-то. Но больше всего этому «разочарованию в большинстве» препятствует разочарование в способности г-на Полесского аккуратно обращаться с фактами, наступающее безо всяких усилий во время прочтения его статьи. 

«Институт Геллапа и Левада-центр отказались проводить соцопросы в Беларуси, аргументировав это тем, что здесь не созданы условия для производства политических мнений». Правда красиво – всемирно известные социологические центры полностью разделяют оценку г-на Полесского. Только маленький вопрос: а где и когда помянутые центры высказали столь концептуальное мнение? Gallup organization/ Baltic Survey проводила в Беларуси соцопросы, причем именно по политическим вопросам и вопросам выборов, с мая 2005 года по февраль 2006 года ежемесячно. Видимо, аккурат в марте там пришли к глубокомысленному выводу, что в Беларуси «не созданы условия для производства мнений» и сообщили его лично г-ну Полесскому. В интервью «Радио Свобода» глава Gallup organization/ Baltic Survey Раса Алишаускене дала объяснение менее замысловатое, сказав, что проведение конкретного вида исследования – exit-poll – было невозможным для ее центра в силу административных препятствий: регистрация в комиссии при НАН РБ связывает исследователей по рукам и ногам, проведение опроса без регистрации ставит под угрозу белорусских партнеров Балтийского филиала Геллапа.

В интервью агентству БелаПАН пресс-секретарь Левада-центра Ирина Паликова сообщила, что Левада-центр во время предвыборной кампании даже пытался получить разрешение на проведение exit-poll в Беларуси, но получил отказ белорусской стороны. Если за разрешением из Левада-центра все же обращались, то, очевидно, собирались опросы проводить и, видимо, не были знакомы с всепобеждающим учением г-на Полесского о том, что соцопросы на политические темы в нынешних белорусских условиях бессмысленны. Так что и у Левада-центра объяснение на самом деле оказалось таким же, как и у его литовских коллег – дело не в эзотерической «невозможности производства мнений», а в административных запретах, сделавших технически невозможным для этих центров проведение полноценных исследований.

«Согласно оценкам специалистов Геллапа и Левада-центра, треть респондентов прямо отказывается отвечать на политические вопросы», – пишет далее г-н Полесский. На самом деле примерно треть респондентов отказалась отвечать на конкретный вопрос «За кого Вы проголосовали или будете голосовать», заданный в ходе конкретного телефонного опроса, проведенного Левада-центром 19 марта в Беларуси (см. интервью «Радио Свобода» заместителя директора Левада-центра Алексея Гражданкина).

Специалистам известно, что телефонный опрос часто дает высокий процент отказов отвечать на острые вопросы – при коротком телефонном интервью эти вопросы невозможно «спрятать» среди более безобидных, к тому же люди всегда больше доверяют интервьюеру, когда смотрят ему в глаза. Все это сотрудники Левада-центра прекрасно знают, просто они не имели физической возможности провести исследование иначе.

Что же до утверждения г-на Полесского, что на политические вопросы Gallup organization/ Baltic Survey треть опрошенных отказывались отвечать, то интересно узнать, откуда он почерпнул эту информацию. Например, в январском отчете Балтийского филиала Геллапа приводятся данные: за А. Лукашенко – около 55%, за А. Милинкевича – примерно 17%. (см. материал Month of election campaign set to begin в RFE/RL Reports). Уже сумма этих показателей составляет более 70%, а в момент проведения опроса на звание кандидата в президенты претендовали еще пять политиков, на долю которых в опросе также пришелся некий процент голосов.

Замысел г-на Полесского был совершенно ясен: побивая камнями г-на Манаева, очень хотелось приспособить к этому занятию уважаемых заграничных социологов. Однако оказалось, что узкие профессионалы неспособны понять величие философских доктрин г-на Полесского ни в Минске, ни в Вильнюсе, ни в Москве, что наглядно иллюстрирует старый анекдот о роте, которая вся идет не в ногу, кроме товарища прапорщика.

Метки