В преддверье нового политического сезона: стратегии и контр-стратегии

Круглый стол под эгидой консорциума Евробеларусь

Участники:

Андрей Егоров – политолог, эксперт Агенства гуманитарных технологий, института политических исследований «Палiтычная сфера»

Валерий Карбалевич – политолог, обозреватель Радио Свабода

Алесь Лагвінец – политолог , преподаватель Европейского гуманитарного университета, помощник лидера движения «За свободу»

Петр Марцев – аналитик, бизнесмен, издатель БДГ-онлайн, руководитель группы МАГ

Вячеслав Позняк – независимый эксперт, преподаватель ЕГУ, координатор интернет-проекта Wider Europe

Оксана Шелест – модератор КС

Ситуацию, в которой оказалась Беларусь после президентских выборов, а также возможные стратегии перемен в стране обсудили на круглом столе эксперты в сфере политики и международных отношений. Обсуждение служит предварительным этапом в подготовке к конференции «Роль и место гражданского общества в стратегии будущего».  Предлагаем тезисы выступлений участников круглого стола, состоявшегося в Минске 15 марта.

Оксана Шелест. Круглый стол задумывался как подготовительный этап к конференции, которая должна была состояться 19-20 марта, и которая должна была быть посвящена обсуждению направлениям и стратегиям развития ситуации. Она была инициирована Гражданской платформой форума Восточного партнерства. Однако она не состоится, потому что Мингорисполком, который является соучредителем ИББ, отказал в предоставлении этого помещения. А найти другие залы под конференцию этого масштаба у нас не получилось. Конференция состоится не позднее 1 декады апреля.

Тема круглого стола сформулирована как «В преддверье нового политического сезона: стратегии и контр-стратегии». Мы находимся на очередном переломном этапе в истории Беларуси. Сегодняшняя задача – не только оценить ситуацию, в которой оказались, но и обсудить различные программы и стратегии, которые позволят несколько сдвинуться с того места, в котором находимся. Сейчас разговоры о необходимости консолидации стали общими. Но говорить о том, на основе чего консолидироваться, достаточно сложно.

В Беларуси пока мало кейсов консолидированных действий. Сегодня мы собрали ведущих экспертов, чтобы они предложили свое видение, и мы могли публично обсудить стратегии, которые могли бы привести к изменениям.

Валерий Карбалевич. После выборов мы не стали жить в другой стране. События, которые произошли во время этих выборов и после них, показали, что попытка перейти к режиму управляемой демократии провалилась. Созданная в Беларуси система оказалась не готова к переходу к управляемой демократии, хотя бы по российскому образцу. Достаточно было 2 месяцев относительной либерализации, чтобы вся стратегия поломалась.

Из избирательной кампании власть вышла гораздо более ослабленной, с гораздо меньшей степенью легитимности, чем это было до сих пор. Споры о количестве полученных Лукашенко голосов продолжаются. Но ясно одно – его поддержка упала, а, значит, упала и легитимность. И это падение власть пытается компенсировать с помощью силы.

Выборы и события 19-го декабря показали раскол белорусского общества. Сейчас можно говорить о холодной гражданской войне. Две части общества друг друга ненавидят, между ними стало еще меньше коммуникаций и площадок для диалога.

Сегодня власть действительно ослаблена. Это вызвано и международной изоляцией, как со стороны Запада, так и со стороны России, хотя в этом направлении конфликт скрыт. Давление экономических проблем, которые нарастают на глазах, и другие проблемы ведут к тому, что власть становится слабой. Вероятность авторитарной либерализации снижается. Реформы может осуществлять только сильная власть, а слабая власть будет бояться что-то трогать.

Белорусское общество созрело для того, чтобы проголосовать за другого кандидата в президенты. И если бы белорусская оппозиция действительно являлась политической силой, то можно было организовать борьбу за власть.

Но общество не готово для того, чтобы отстаивать свой выбор. Главным предметом дискуссии стал вопрос, кто разбил стекла в Доме правительства. Но это мелочь, которую и обсуждать нечего. Власть показала силу, и значительная часть общества испугалась. Есть пример, когда человеку, который собирался устраиваться на работу дворником, спросили, был ли он на площади 19-го.

Развитие гражданского общества в Беларуси будет идти другими путями, не такими, как это происходило в других государствах. Сегодня белорусское общество атомизировано. Главной тенденцией развития гражданского общества будет создание социальных сетей. Для его структуризации нужны будут другие механизмы.

Гражданское общество смогло показать себя в Европе, но хотелось бы, чтобы то же самое произошло и в Беларуси. То же самое можно сказать и о белорусской оппозиции. Она не участвует в политических процессах. И эта тенденция после выборов еще усилилась. Оппозиция превратилось в диссидентское движение. Часть вины в этом положении лежит на самой оппозиции, но большая вина – на режиме.

Сегодня два мифа мешают консолидации белорусской оппозиции и белорусского гражданского общества. Первый миф – может быть худший президент, чем Лукашенко, поэтому борьбу против существующего режима нужно вести очень осторожно. Второй – если уйдет Лукашенко, то придет другой политик, который сдаст Беларусь России, и поэтому не нужно давить на существующий режим. Они очень вредны. Они не соответствую существующей политической реальности.

Андрей Егоров. К Стратегии нужно относиться как к первому стратегическому документу, который может измениться. Но он предполагает путь изменений. И это не просто теоретическая разработка. Стратегия уже работает. Реализуются стратегии диалога с режимом и внутри оппозиции. Из-за подобных формулировок начинаются нападки, что пока есть политические заключенные, нельзя вести никакого диалога. Но все забывают о том, что переговоры могут вестись и об условиях освобождения политзаключенных.

Осенью 2012 года будут новые парламентские выборы. И это повлечет за собой начало нового политического сезона. От действий политических сил и гражданского общества будет зависеть ситуация, которая будет после выборов.

Поэтому главной целью стратегии является восстановление функций парламента как полноценного политического института. Если выборы пройдут свободно и справедливо, то в парламенте будет сформирована дееспособная демократическая фракция, в которую войдут 15-20% депутатов. Если мы собираемся изменять режим, то он может быть изменен легитимным путем. Демократические силы слишком слабы, чтобы победить на выборах.

Но свободных выборов нет. Они могут быть только при определенных гарантиях: представители демократических сил должны быть в избирательных комиссиях, должна быть свобода СМИ, гражданский контроль  подсчета голосов. Но этого нет, и оно само по себе не появится. Нужен диалог с режимом. А для этого должно быть легитимное представительство сторон. От демократических сил должны быть выдвинуты единые переговорщики. От власти это может быть не собственно Лукашенко, а специально делегированный помощник. Для того чтобы переговоры прошли нормально, должны быть посредники, например европейские структуры. Это не могут быть СЕ или ОБСЕ, но вполне – ЕК. Давление на режим должно быть организовано до начала круглого стола.

Сегодня нужна не номинальная консолидация, а реальная: на основе единой стратегии, легитимная, с реалистичным учетом и взвешенным подходом к принятию решений. Сейчас одна часть Беларуси выполняет программу построения современного авторитаризма. Другая часть – построение современного демократического общества.

Сегодня тяжелая экономическая ситуация. Режим будет искать денег на Западе, и ему будет нужно Восточное партнерство. Международные институты будут вводить санкции против режима. Кроме того, давление будет происходить со стороны России. И эти факторы будут иметь свое действие. Но они должны совпасть с внутриполитическим протестом.

Сегодня политическими силами совершенно не учитывается коммуникация. Уровень политической коммуникации выпадает из анализа. Это уровень, где должен происходить диалог. Политика редуцирована до форм администрирования и государственного управления.

Коммуникация в 2012 году должна быть осмысленной. Мы можем говорить о свободных выборах, об освобождении политзаключенных, но не можем говорить о свержении режима.

Важен уровень мышления, идеологий, где, собственно, и формируются стратегии. Это оценка рациональности и продуманности того, что предлагается.

Сегодня гражданское общество имеет больше возможностей реагировать на решения ЕС, потому что оно обладает большей легитимностью.

Алесь Лагвінец. У 2010 годзе ў самай рэсурснай кампаніі быў амаль год для камунікавання з грамадствам напярэдадні прэзідэнцкіх выбараў, хаця ў 2006-м годзе было толькі 4 месяцы. У 2006 годзе было два дэмакратычных кандыдаты, хаця намінальна быў адзін, які меў большую легітымнасць. У 2010 годзе – мноства кандыдатаў, якія мелі розныя стратэгіі.

У 2010 годзе былі вялікія спадзяванні на Плошчу. Апазіцыя спадзявалася на большую мабілізацыю. Але людзі не занадта актыўна адрэагавалі на кампаніі, якія праводзіліся апазіцыяй.

Варта паглядзець на ступень цікавасці людзей выбарчымі працэдурамі, на ўдзел у назіранні. На выбарчых ўчастках бракавала актывістаў для назіранняў за выбарамі.

Не такая актыўная была рэакцыя грамадзянаў на пікеты Аляксандра Лукашэнкі. Гэта значыць, што для тых людзей, якія не пасаромеліся адкрыта стаць на бок улады, грамадства не стварала неабходны грамадскі ціск, каб яны цураліся гэтага.

Апошні паказнік – рэакцыя ўсяго грамадства на паслявыбарчую сітуацыю. Патэнцыйна дэмакратычна скіраванае грамадства актыўна зрэагавала толькі ў адзін дзень – 19-га снежня. Некаторыя аналітыкі кажуць пра тое, што гэта быў парад сярэдняга класу. Але адной ночы рэпрэсіяў хапіла для таго, каб у наступны дзень вулічны пратэст быў заглушаны.

Удар па дэмакратычных сілах быў вельмі моцны. Магчыма, такі моцны сілавы ўдар па дэмакратычных сілах рабіўся рацыянальна. Кіраўніку дзяржавы трэба даказаць, што ён вераемны, калі ён казаў, што будзе змагацца за ўладу да апошняга патрону.

Ёсць тры сцэнары развіцця падзеяў.

Азербайджанскі. У пэўны момант нямоглы дыктатар перадасць уладу свайму пераемніку, грамадства будзе расцярушанае, апазіцыя будзе існаваць у якасці дысідэнтаў, і дзейны рэжым будзе так ці інакш існаваць далей.

Румынскі, калі кіраўніцтва так давядзе сітуацыю ў краіне, што адбудзецца непрагназаваны пратэст. Адбудзецца пэўны разлом у кіроўнай наменклатуры. Да ўлады прыйдуць людзі, якія атрымаюць падтрымку ў суседніх сталіцах. І дэмакратычная супольнасць толькі часткова зможа паўдзельнічаць ва ўладзе, бо адбудзецца збольшага наменклатурная змена.

Польскі. Паўстае шырокая грамадзянская кааліцыя. Палітычныя сілы яднаюцца дзеля таго, каб салідарна выставіць свае патрабаванні рэжыму. Сёння ёсць вотум недаверу рэжыму. І сёння мы бачым гэта ў пунктах абмену валюты. Але, на вялікі жаль, сёння мы не бачым ніякага вотуму даверу да дэмакратычных сілаў. Няма ніякіх страйкаў у падтрымку палітзняволеных. А гэта таксама індыкатар. Калі казаць пра польскі сцэнар, то апазіцыя, якая мае падтрымку ў грамадстве, павінна быць у стане арганізаваць дзеянні масавага пратэсту, каб паказаць рэжыму сваю моц. І разам з тым яна выстаўляе свае патрабаванні да рэжыму, у якога выбар: або шырокі народны пратэст, або круглы стол і перамовы.

Першае патрабаванне – спыненне палітычных рэпрэсіяў і вызваленне палітычных вязняў. Але трэба глядзець праўдзе ў вочы. Сёння шырокае грамадства гэтае пытанне не вельмі турбуе. І, магчыма, пашырэнне інфармацыі пра палітычных зняволеных пашырае страх у грамадстве. Але канец схаванай грамадзянскай вайны – перадумова любога дыялогу.

У польскай “Салідарнасці” была пратэстная плынь, якая не ўспрымала ідэю дыялогу з рэжымам. Яна адрознівалася вельмі актыўным радыкальным стаўленнем. Была і іншая частка, якая прапаноўвала ўвесці мараторый на малалікія пратэсты, бо яны ў нечым дыскрэдытуюць саму ідэю шырокага масавага пратэсту. Такая падзеленасць унутры дэмакратычнай апазіцыі не абавязкова з’яўляецца перашкодай для дэмакратычных зменаў. Галоўнае – большая актыўная падтрымка дэмакратаў і масштабнае непрыняццё “старарэжымнага” ладу.

Існуе магчымасць для дамагання паступовых дэмакратычных зменаў. Сёння мы бачым шырокую незадаволенасць у грамадстве эканамічнай палітыкай уладаў. Акрамя таго, на яго ўплывае і еўраарыентаванасць беларускай грамадзянскай супольнасці, аднак, праеўрапейскія настроі не дамінуюць у грамадстве. Ідэя нацыянальнага адраджэння і еднасці – магутны чыннік шырокай мабілізацыі ў навачасных грамадствах. Нацыянальныя дэмакратычныя сілы, якія былі асновай пратэсту ў краінах Цэнтральнай Еўропы, сёння ў Беларусі не ў самым лепшым стане, але іхны патэнцыял даволі вялікі.

Важным па-за-апазіцыйным чыннікам, які паўплывае ў будучым на развіццё сітуацыі, з\`яўляецца ступень кансалідаванасці рэжыму. Сёння, на вялікі жаль, рэжым у Беларусі адносна кансалідаваны вакол свайго кіраўніка. Аднак эканамічныя праблемы і нежаданне патрапляць у стан ізаляцыі ад цывілізаванага свету ды і ўласнага грамадзства могуць спрычыніцца да ўсё большага расколу ўнутры наменклатуры.

Петр Марцев. В любом планировании важно найти опорные точки для понимания, куда идем, и кто может помешать. Есть 4 стратегии. Две из них – у власти, которые могут помешать оппозиции действовать, и две – у оппозиции, причем направлены они не против власти, а против друг друга.

Может быть, то, что придумает власть, может помешать любой стратегии. Мало кто еще сильно разбирался, что сейчас происходит во власти. Я не согласен с мнением, что идея управляемой демократии исчерпана. Вполне вероятно, что произошедшие события – это просто зачистка политического поля. Это означает окончательный конец старой оппозиции. Этому можно помешать, но этому мешать никто не будет.

В принятой стратегии плохо то, что власти могут не сесть за стол переговоров. Просто с теми людьми, которые многие годы выступали против Лукашенко, он не сядет за стол переговоров.

Власти могут создавать однапартийную систему, если они сделают ставку обойтись без ключевых точек. Или трехпартийную систему, если Лукашенко будет нужен диалог с Западом и Россией.

В настоящих условиях единство желательно, но мало возможно. Сейчас сложно поверить, что люди смогут договориться, и будут слушать аналитиков, которые будут советовать, как действовать. Либо аналитикам нужно будет стать политиками, разрушить старые и создать одну крупную новую структуру.

Если понятно, что протестный электорат больше оппозиционного, нужно думать, что может его привлечь. Сегодня политики борются с человеком, а не с идеей.

Нужно искать единомышленников. Нужно создавать новую политическую силу, потому что не верится, что оппозиция выживет в неизменном виде. А то, что она не выполнит стратегию, это точно.

Желательно еще поискать людей. Оппозиция думает, что она исчерпала весь актив. Но есть предприниматели, профсоюзы, молодежь и еще много людей, которые жаждут новых людей. Нужно менять и оппозицию, и власть.

Вячеслав Позняк.

Ожидать, что пыль скоро уляжется, не стоит. Представители НГО собрались как актеры в ожидании нового сезона. Но оказывается, что проход на сцену закрыт, и начало сезона под большим вопросом.

Мы должны проанализировать заново наши дискурсы и стратегии. Умные люди говорят, что стратегии нужны слабым. Тот, кто силен, делает то, что нужно. Чем слабее политические силы, тем более детальная и эффективная стратегия требуется.

Раньше если стратегии и были, то они были слишком аморфными. Элементы политического процесса были спутаны. Гражданское общество понималась как составная и наиболее мощная часть политической оппозиции, что неправда. Политические лозунги понимались как разделяемые всеми демократические лозунги и движение в сторону ЕС, но это опять неправда.

Гражданское общество с 2009 года изменилось крайне мало. Некоторые организации "лежат на поверхности": правозащитные организации, профсоюзы, женские организации. Но есть еще незарегистрированные организации. После событий 19 декабря деятельность многих из них была парализована.

В самом широком смысле гражданское общество -- это те, кто был на площади. Это те самые граждане страны, которые осуществляют свою деятельность за рамками политического процесса.

Представление об обществе у представителей "третьего сектора" оторвано от представлений основных оппозиционных сил и идеалистов в наших рядах. Общество не понимает, зачем нужно свергать тирана, зачем вступать в ЕС. ЕС сейчас переживает не лучшие времена. И это сказывается на сознании наших людей. Перспективы радикальных изменений для основной массы населения не сулят ничего хорошего. Они бояться люстрации, некомпетентности новой власти. Уровень жизни, несомненно, будет хуже, а нужна экономическая и социальная стабильность.

Вряд ли реалистичны призывы к гражданскому обществу взять на себя груз задач, которые сегодня выполняются политическими силами страны.

Гражданского общества нет в процессах обеспечения национальной безопасности. Наоборот, оно в гетто, оно демонизировано. И от этого применять стратегии двух типов: защита (reaction) и ответные действия (pro-action).

Защита. Сегодня нужно изучать не столько документы ЕС, сколько УПК и УК. Нам не нужно изучать Конституцию Беларуси.

Pro-action. Нужно накапливать силы и обеспечить сохранение солидарности. Нужно смотреть вперед на то, что любая организация могла бы сделать, чтобы на ближайших парламентских выборах пришли прогрессивно мыслящие люди.

Нам не хватает ностальгии по настоящему.

 

Опубликовано при содействии Агентства политической экспертизы