Левые объединяются

В минувшее воскресенье прошел учредительный съезд Союза левых сил. Формирование нового объединения вызвало неоднозначную реакцию, хотя факт реального объединения противников власти уже сам по себе заслуживает внимания. Некоторые комментаторы усматривают в нем скрытую угрозу объединению демократических сил. Насколько эти и другие предположения обоснованны, об этом беседа Александра Томковича и одного из сопредседателей новой структуры, а также руководителя оргкомитета по проведению второго Конгресса демократических сил Александра Бухвостова.

А.Т.: Почему учредительный съезд Союза левых сил прошел именно в Чернигове?

А.Б.: Мы были вынуждены проводить съезд за рубежом.

Начать с того, что довольно большой период времени шли только разговоры о создании Союза левых сил. Причем попытки создания подобного объединения предпринимались и ранее, но всё сводилось к каким-то формальностям. Обычно всё заканчивалось подписанием совместных деклараций.

А.Т.: Хочется верить, что в этот раз будет иначе…

А.Б.: Сейчас в законодательстве, регламентирующем деятельность политических партий, появилась возможность создавать союзы и регистрировать их в Министерстве юстиции. Именно это мы и хотим сделать.

Был создан оргкомитет, в который вошли представители трех зарегистрированных партий. Принять участие в его работе пригласили и нас, то есть Партию труда, которая белорусским Министерством юстиции была ликвидирована в 2004 году. С тех пор мы не можем действовать легально, то есть официально представлять интересы партии, которой по закону нет. Партии юридически не существует, но люди-то остались. Их пришлось «перевести» в другие близкие по духу структуры, то есть в ПКБ, БСДП (Г) и партию «Надзея», деятельность которой была реанимирована.

Оргкомитет планировал проведение учредительной конференции в Минске. Было много вариантов мест его проведения, но, в конце концов, договор был заключен с Минским тракторным заводом. Не могу поручиться за достоверность информации, но данный вопрос якобы рассматривался в Совете безопасности, и было принято решение в аренде актового зала отказать. Перед оргкомитетом возник вопрос: либо вообще отказываться от идеи, либо проводить конференцию за границей. Было принято решение в пользу Чернигова, где у нас много друзей и единомышленников.

Началась подготовка. Планировалось, что в работе конференции примет участие около 600 делегатов, но доехало до Чернигова только 484. Люди добирались с большими сложностями. В Могилеве был такой случай. Наших людей, то есть тех, кто раньше состоял в Партии труда, было 46 человек, они ехали на четырех микроавтобусах. Возле Белыничей их остановила милиция и объявила: микроавтобусы в угоне. Это почти не укладывается в рамки здравого смысла, поскольку микроавтобусы заказали в фирме, которая специализируется на маршрутных такси. Это было в 18.00, а через три часа, в 21.00, из Минска уходил поезд «Рига – Симферополь». Естественно, делегаты не успевали. Когда их отпустили, они доехали до Жлобина, где «перехватили» нужный поезд и добрались в срок. Схожие проблемы были и у других. И в разных городах, и непосредственно на белорусско-украинской границе.

Несмотря на эти «мелкие пакости», конференция всё же состоялась – в черниговском Доме химика. Руководители трех политических партий – Партии коммунистов Белорусской, БСДП НГ и партии «Надзея» – подписали Учредительный договор, конференция приняла Устав и программное заявление. Кроме того, было одобрено письмо в поддержку А. Козулина, которого избрали почетным председателем, ибо иначе, согласно существующему в РБ законодательству, поступить было нельзя. Союз левых сил состоялся. Теперь впереди процедура регистрации в белорусском Министерстве юстиции. Мы хорошо понимаем, что будут чинить всевозможные препятствия, и одним из проблемных вопросов станет место проведения конференции. Но это уже чисто политические проблемы. Нам непонятно, почему зарегистрированным политическим партиям на территории республики не дали провести мероприятие. Это абсурдно, но абсурда, как известно, в Беларуси хватает.

А.Т.: Но объединились не все левые партии?

А.Б.: К сожалению. Есть еще одна зарегистрированная партия – БСДГ, которой руководит Станислав Шушкевич. На мой взгляд, там просто не проявляют должного интереса к объединению организаций левого толка. Наверное, им это не нужно.

Что касается Н. Статкевича, то его партия, как и наша, находится в стадии регистрации. Кстати, новым нашим названием, возможно, будет: Белорусская партия трудящихся. Мы планируем в следующем году провести учредительный съезд.

А.Т.: Бытует мнение, что создание Союза левых сил существенно навредит объединению демократических сил, даже может их расколоть.

А.Б.: Я так не думаю. Демократические силы объединяют представителей различных политических сил, которые, в свою очередь, относятся к различным политическим направлениям.

На мой взгляд, принцип, который мы сейчас закладываем в новую расстановку руководства политических сил, приведет к серьезному реформированию объединенные демократические силы. Для этого, собственно, и проводится второй Конгресс демсил. До этого политсовет был сформирован по несколько иному принципу. Вначале была «пятерка плюс», которая совместно работала на парламентских выборах, затем к ним присоединилась «Европейская коалиция». Образовалась «десятка плюс», после конгресса возник политсовет Объединенных демократических сил. Конгресс выполнил свою задачу и избрал единого кандидата в президенты. Итоги же президентской кампании подведены не были. Мы должны были оценить результаты нашей борьбы. Посмотреть, есть прогресс по сравнению с 2001 годом или его нет? Большинство аналитиков считают, что оппозиция осталась примерно на том же уровне.

Сдвиги в сознании людей есть, народ отторгает режим, но он не понимает, что нужно делать. Задачей предстоящего конгресса и должен быть ответ на этот вопрос. Цель у всех одна – демократизация белорусского общества. Если у кого-то есть реальная поддержка, это весьма красноречиво покажут местные выборы, ведь для того чтобы на что-то серьезное претендовать, нужно опираться на те силы, которые более всего поддерживаются народом.

В руководстве демократических сил произойдут существенные изменения. Будут перемены в политсовете, там появятся фракции, которые в большей степени станут отстаивать интересы своих единомышленников, не противореча при этом общим принципам объединения. Чтобы было понятней, проиллюстрирую это примером.

Я не поддерживаю русофобию и чрезмерную прозападную ориентацию. Глубоко убежден, что пока Лукашенко у власти, суверенитету Беларуси ничто не угрожает. Он никогда и нигде не согласится на «вторые роли». Разве только его «припрет» инстинкт самосохранения, но пока этого не предвидится. Поэтому нам нужно искать союзников и на Востоке, и на Западе. Только тогда у оппозиции есть какие-то шансы. Мы должны показать, что намерены реализовывать более сильную социальную политику и имеем для этого весомые основания. А всем нашим союзникам продемонстрировать, что будем надежными партнерами. Мы не станем открывать двери только перед кем-то конкретно: для инвестирования все равны, и географическое положение здесь абсолютно ничего не значит. Главное, чтобы появлялись новые рабочие места и были высокими зарплаты.

А независимость была, есть и будет. Сейчас она рассматривается в несколько узком формате. Это не национальная экономика, это национальная культура. Не нужно бояться открытой экономики, тем более что она и сейчас несколько приоткрыта. Следует быть открытыми, но и всегда придерживаться интересов государства. Я, например, сторонник того, что не всё нужно отдавать на откуп инвесторам, контролировать те отрасли, которые для нас особенно важны. В частности, мы не должны допустить, чтобы наши основные базовые предприятия «рухнули». Государство обязано их всячески поддерживать. В том числе вкладывая в них иностранный капитал.

Таких взглядов и будет придерживаться наша левая фракция. Но со сторонниками других взглядов нас объединяет главное – понимание, что ни один из возможных путей развития страны не требует отказа от демократии и не оправдывает изоляционизм, конфронтацию и волюнтаризм.

А.Т.: Многие вас знают прежде всего как профсоюзного активиста, поэтому, мне кажется, было бы уместным спросить о вашем отношении к возможному исключению Беларуси из системы торговых преференций?

А.Б.: Моя позиция здесь однозначная. Давно пора по отношению к режиму применить серьезные санкции. Нельзя всё время обманывать уважаемые организации, нельзя постоянно грубейшим образом нарушать права трудящихся. Много лет наблюдатели обращают внимание на то, что в Беларуси государство «подминает» под себя профсоюзы. Ставит туда нужных людей, разваливает неугодные структуры, уничтожает любое инакомыслие. Наши государственные деятели давно обещали подобную практику прекратить, но своих обещаний до сих пор не выполнили. И делать это, похоже, не собираются.

Преференции – это своеобразные премиальные за то, что развивающееся государство строго соблюдает права человека в сфере трудовых отношений, права профсоюзных организаций. Если этого нет, то, по идее, должно быть стыдно, что ты получаешь премию незаслуженно. Происходящее же равносильно получению денег за невыполненную работу. Нельзя получать от ЕС немалые деньги и при этом посылать Европу на три буквы за совершенно справедливые упреки с ее стороны. Да и куда эти деньги идут? На строительство ледовых дворцов?.. В общем, мне не совсем понятна такая логика: власть получает льготы и при этом делает всё, чтобы их не стало. Кроме нынешнего белорусского руководства, никто не будет виновен в утрате торговых преференций. Очень многие это хорошо понимают. В том числе и рабочие, которые так и говорят: доигрался.

А.Т.: Последние инициативы России в области торговли энергоносителями некоторые уже называют аншлюсом. Как вы к этому относитесь?

А.Б.: Очень не хотелось бы всерьез размышлять о перспективе аншлюса. С одной стороны, грустно и смешно наблюдать потуги политиков, которые сейчас определяют курс России. Это как раз и есть издержки имперского менталитета. С другой стороны, отношение к Лукашенко у многих россиян терпеливо-снисходительное, а это очень ошибочное отношение. Безусловно, Лукашенко может пойти на некоторые уступки, но реально своей власти никогда не отдаст.

Метки