Зачем нужны выборы

24 июня Александром Лукашенко был подписал указ № 344, в соответствии с которым выборы в нижнюю палату белорусского парламента 28 сентября 2008 г. Зачем нужны, выборы и какие приоритеты в отношении к этому событию избрали представители Объединенных демократических сил? Об этом беседуют Анатолий Лебедько, председатель Объединенной гражданской партии и Александр Томкович, публицист.

Александр Томкович: Зачем участвовать в выборах, если  по данным экзит-пулов результаты одни, а в официальных протоколах – другие?

Анатолий Лебедько: Что бы ни говорили, но любая избирательная компания – это борьба. А политик, уклоняющийся от нее или ее избегающий, вряд ли может рассчитывать на позитивный результат.  Все решения, касающиеся формата участия Объединенных демократических сил в избирательной компании, приняты.  Дискуссии о том, как следует готовиться к отопительному сезону, надо проводить в апреле, а не в  октябре. Поэтому сейчас попытка некоторых политиков и представителей неправительственных организаций дискутировать о бойкоте  мне представляется крайне запоздалой и неудачной. Данный вопрос обсуждался летом прошлого года. Тогда звучали разные аргументы «за» и «против». Все это положили на чашу весов и приняли решение – участвовать. У нас дефицит времени, и если мы сейчас попытаемся еще раз войти в ту же самую воду, то  окончательно провалим всю подготовку к избирательной кампании.

 Я был не просто участником, а одним из организаторов бойкота-2000, и сегодня абсолютно уверен: мы должны быть гибкими и менять тактику в зависимости от ситуации. Даже если сравнить то, что имеем сегодня, с тем, что было восемь лет назад, увидим – произошло ухудшение ситуации. Тогда еще считали голоса, хотя и был определенный потолок приписок. Сегодня этим уже никто не занимается. Цифры в итоговых документах готовят заранее, голосов не считают вообще. Как видите, ситуации совершенно разные. Это первое.

Второе. Не надо облегчать власти работу. Если бы мы сегодня сконцентрировались только на бойкоте, она бросила бы все силы на решение единственной задачи обеспечение явки избирателей. Как известно, решать одну проблему гораздо проще, чем сразу несколько. У власти достаточно административного ресурса, чтобы организовать «первомайские колоны» к избирательным участкам. Студенты во главе с деканами, рабочие госпредприятий под присмотром директоров, госслужащие под чутким руководством идеологов. Кому-то напомнят о контракте, кого-то поманят пряником – необходимую явку обеспечат. И тогда ничего не нужно будет фальсифицировать. Власть проведет выборы, после которых 80% населения скажет:  голосование проводилось демократично.

А.Т: Таким образом, вопрос о бойкоте с повестки дня снят?

А.Л: Мы приняли решение об ограниченном участии в избирательной кампании. Это означает, что ОДС участвуют во всех ее этапах за исключением последнего, то есть голосования. Если представителей Объединенных демократических сил не включают в состав избирательных комиссий, а это, значит, не допускают к подсчету голосов, то мы оставляем за собой право за несколько дней до основного дня голосования снять всех кандидатов в депутаты из «единого списка». Окончательное решение будет принято после формирования участковых комиссий самими кандидатами и членами Политсовета ОДС.

 Недопустимо повторение ситуации президентской кампании, когда  среди 120 тысяч членов избирательных комиссий только один представлял оппозиционную партию. На практике это означало, что 119 999 человек представляли интересы Лукашенко, и только один – интересы двух демократических кандидатов. При такой системе подсчета, какие бы цифры не назывались, доверия к итоговым результатам никогда не будет.

А.Т: Сколько представителей оппозиции может пройти в Палату Представителей?

А.Л: Есть два сценария поведения власти. Либо Лукашенко, как и прежде, назначает всех 110 депутатов, либо все-таки позволяет пройти в Палату представителей нескольким оппозиционерам из списка ОДС. В  этом вся интрига, разворачивающаяся в коридорах власти. Честных, свободных, транспарентных выборов в сентябре не будет. Если бы они  состоялись, более половины состава ПП были бы кандидаты из списка ОДС, а не из списка Лукашенко. Это совершенно очевидно.

А.Т: Зачем  в нынешней ситуации вообще нужна эта кампания?

А.Л: В первую очередь, для черновой системной работы с людьми, которая, надо признать, не происходит масштабно в период между избирательными кампаниями. Кандидат в депутаты – это человек, мотивированный к действию. Замечаю это даже по себе. Раз в неделю собираю газеты, которых нет в киосках («Народная воля», «Новы час», «Товарищ»), и разношу их по почтовым ящикам потенциальных избирателей. В ситуации бойкота или в любой другой я вряд ли стану этим заниматься.

Если мы в той или иной степени приобщим к работе 110 команд во главе с кандидатами в депутаты, то, конечно же, может состояться разговор активистов демократического движения и избирателей в масштабах всей страны. Это крайне важно, чтобы донести до людей нашу позитивную альтернативу, наше видение развития страны. За счет этого мы можем расширить плацдарм тех, кто нас поддерживает (твердых сторонников перемен около четверти населения). Если после  кампании в нашем лагере их будет на 10-15% больше, это значит, что мы поработали неплохо. И тогда в президентской гонке единый кандидат может стартовать не с привычных 20-25, а уже с 35-40%. Увеличение сторонников перемен, расширение электорального плацдарма – это то, что стоит на повестке дня. И, конечно же, если наши люди будут допущены к подсчету голосов, надо драться за депутатские мандаты, за создание демократической фракции.

При реализации властями сценария назначения всех 110 депутатов надо сконцентрировать усилия на подготовке протестных  акций. Если нет честных, справедливых выборов, если наших представителей нет в избирательных комиссиях, надо мобилизовать людей на защиту права на выбор. Потому я и предлагал, чтобы список ОДС (хоть и формально) возглавили лидеры, претендующие на общенациональный масштаб. Формула проста: каждому лидеру – избирательный округ в столице. Абсолютно убежден, что те же Шушкевич, Милинкевич, Ярошук  могут представить  гораздо больший потенциал, чем молодежь, которая впервые участвует в компании. Человек, избиратель должен верить – это серьезно. Это именно те действия, та ситуация, ради которых можно и нужно проявить гражданское мужество.

На мой взгляд, большой минус, что мы идем на эти выборы не самым сильным составом. Понятно, власть убила мотивацию участия в избирательных компаниях, и никто не верит в то, что на самом деле будут считать голоса избирателей. Не случайно основу списка ОДС составили активные члены партий, для которых еще есть такие понятия, как партийная дисциплина и ответственность. К слову, приглашение войти в «единый список» получили 60 известных, знаковых фигур. Все они вежливо поблагодарили, выразили свою поддержку «единому списку», но впрячься  в повозку с названием «избирательная кампания» не захотел никто.

А.Т:  Из шести десятков?!?

А.Л: К сожалению. Поэтому и пришлось сделать ставку на партийных активистов. Кроме «единого списка» у ОДС есть согласованное послание к избирателям. Но нельзя сказать, что его восторженно приняло интернет-сообщество. Скорее наоборот.

Его многие сейчас критикуют. Честно говоря, текст мне тоже не очень нравится, но мне симпатична сама идея. Идея гражданского, общественного контроля над властью. В этом ключ к решению многих проблем. К примеру, поставили на 700 миллионов долларов  оружия колумбийским повстанцам – и «вляпались» в международный скандал. А почему это произошло? Потому что есть теневой бюджет, который никто не контролирует. Ни парламент, ни общество. Или взять последнее повышение  цен на услуги ЖКХ. Уже второе в течение текущего года. Об обещанных «пяти долларах» кто-то явно «забыл». Заявления звучат одни, а решения принимаются другие, и у граждан нет инструментов, чтобы на что-то влиять.  Этим как раз и отличается  Беларусь от европейского сообщества.

А.Т.: До президентских выборов еще  два года, насколько существенно могут повлиять предстоящие выборы на общественное сознание, на политическую ситуацию в стране?

А.Л.: Конечно, сейчас другой формат избирательной компании. Дело в том, что за последние годы сложилось устойчивое мнение:  Палата представителей что-то вроде пятого колеса в телеге. Когда мы понесли в ПП подписи против отмены льгот,  увидели, что в тамошней книге жалоб и предложений всего несколько записей. Что, и пожаловаться у нас не на что? В это верится с трудом. И если за три года Палату представителей пришло только несколько человек, это говорит об отношении к ней народа.

А вот действия властей в последнее время показали, что Палата представителей на самом деле может принимать существенные решения. Кто забрал льготы у пяти с половиной миллионов людей? Ясно, что инициатива исходила из Красного дома, но де-факто все осуществили депутаты парламента. И кастрирование Закона об образовании, и непринятие решений по развитию частного бизнеса, и новый Закон о СМИ – все это тоже дело рук так называемых народных избранников. Все было в их власти.

Многое зависит и от состава депутатского корпуса. Даже в сегодняшних условиях, в рамках действующей Конституции, при наличии политической воли белорусский парламент может влиять на ситуацию. Но политической воли нет  у назначенных депутатов. Она может быть только у тех, кто действительно избран. А если есть уверенность, что голосовали за одних, а избрали других, давайте требовать открытого, публичного пересчета  бюллетеней. И народ не смирится с тем, что к нему относятся, как к быдлу, не собираются с ним считаться. Такое пренебрежительное отношение к избирателям со стороны власти может стать детонатором  массового недовольства.

А.Т.:  Чувствуют ли демократы поддержку со стороны народа, находят ли понимание?

 А.Л.: Приведу конкретный пример. В газете «Народная воля» было опубликовано послание нашей партии к гражданам, бизнесу и государству, как альтернатива ежегодному посланию Лукашенко. Часть тиража мы раздали на улицах Минска, Витебска, Гродно, Борисова. Газета попала к рабочим одного из крупнейших заводов страны. Вскоре в нашем офисе раздался телефонный звонок. Звонил обычный работяга: «Мы в цеху читали ваше послание, все понятно, но есть несколько уточнений». Ярослав Романчук, один из разработчиков документа, пригласил этого человека на свой экономический салон, который он проводит каждую неделю, где собирается  интеллектуальное сообщество (преподаватели вузов, студенты, молодые ученые). Рабочий был очень воодушевлен. Он задал там много вопросов, касающихся самых разных сфер жизни. Сейчас мы готовим встречу с участием нескольких десятков работников этого завода. Проблема не в том, что люди не понимают  нас и наши предложения, а в том, что они их не знают. Но капля камень точит.

Обсудить публикацию

Метки