Ватерлоо

/Оправдания/

Ватерлоо

В разгар сражения под Ватерлоо Наполеону указывают на появившуюся вдали колонну войск. Свита императора мучается догадками: «Кто это, маршал Груши или Блюхер?». Наконец, подзорная труба позволяет рассмотреть черные мундиры. Сомнения отпадают – это прусская армия спешит на помощь Веллингтону. Наполеон не может ничего им противопоставить, его полководцы увязли в сражении с англичанами. Император требует от свиты: «Молчать!» – это единственное, что ему остается.  Поражение неминуемо.

Дискуссия вокруг позиционирования единого кандидата белорусской оппозиции стала приобретать  характер словесной перестрелки. Это хорошо, так как открытая полемика, безусловно, полезней щипков под столом. После появления на сайте «Наше мнение» трилогии «Минск – Москва» тема роли и влияния России на кампанию единого кандидата, да и на сами президентские выборы 2006 года получили отражение в статье одного из лидеров ОГП Л. Грязновой (сайт ОГП, 19.10.05), реплики А. Федуты «Убийцу на ханство», статьи Я. Полесского «Поперек алфавита» и статьи Я. Абзаватого «Через шантаж к единству». В принципе, библиография за неделю, даже если не привлекать форумы и отклики на сайтах коллег, набралась довольно богатая, что, конечно, огорчает, так как косвенно свидетельствует – далеко не все в сценарии «единого» было продумано и предусмотрено. В частности, пресловутый «российский фактор» интеллектуальной элитой оппозиции воспринимался «по умолчанию». Но он, как колонна пруссаков на подходе к Ватерлоо, никуда не делся.

Напомним основные выводы трилогии «Минск – Москва»:

- Оппозиция проиграла выборы 2006 года, решив «лететь с одним крылом». Это был ее  осознанный выбор, так как она преднамеренно проигнорировала системную работу с Востоком, не создала для обсуждения реальную стратегию работы с Москвой.

- Оппозиция никогда не культивировала в своей среде пророссийский фланг, молчаливо соглашаясь с монополизацией российско-белорусских отношений в руках А. Лукашенко, поддаваясь его попыткам выдавить оппозицию исключительно в прозападную сферу политики. Она задвинула российский вектор на «задворки» своих партийных документов. Существующие в партийных программах «российские блоки», как правило, либо полны фантазий, либо чванства.

- Инстинктивно понимая, что основа успеха лежит в поиске совпадающих целей Востока и Запада на белорусском политическом поле, оппозиция, тем не менее, не применила все свои возможности, включая интеллектуальные, для того, чтобы найти точки соприкосновения, увязать интересы крупнейших международных партнеров для достижения главной цели – возвращения страны к демократии. Вместо этого часть белорусской оппозиции – в негласном союзе с белорусскими властями – занялась разжиганием вражды между Москвой и Вашингтоном, Варшавой, Брюсселем. Вот и получилось то, что получилось: А. Лукашенко демонстрирует «верность» Москве, а оппозиция Западу. В итоге политическая трансформация режима оказалась заморожена.

Автор этих строк в той же трилогии осветил основные «запросы» Москвы к Минску:

- Беларусь не должна вступать в НАТО и иные региональные геополитические блоки;

- Беларусь должна сохранить союзнические отношения с РФ (не обязательно союзные), уважать ее военно-стратегические и транзитные (и не только России, но и ЕС) интересы на взаимовыгодных экономических (свободных от политических пристрастий) принципах;

- Беларусь должна исключить из своей экономической практики инструментарий выдавливания и недопущения российского капитала;

- белорусское руководство обязано не допустить социально-экономического кризиса и резкого снижения уровня жизни населения (по устоявшейся привычке и с подачи любого руководства страны население во всем обвинит Россию, следом начнется расцвет национализма, русофобии и т.д.);

- отношение к «русскому населению», само существование которого А. Лукашенко отрицает (беседа 07.10.05 с академиком Ж. Алферовым), должно быть в формате ЕС и ОБСЕ.

С целью продемонстрировать сложность подбора альтернативной кандидатуры, устраивающей Кремль, было сознательно подчеркнуто: «стоит прямо сказать, что А. Лукашенко с данным форматом отношений справляется только частично, с огромными издержками, но пока в целом «тянет воз»… В этом-то и проблема поиска приемлемой и для Запада, и для Востока кандидатуры. А иначе нельзя. Авторитарные режимы практически невозможно свергнуть без привлечения внешнего ресурса, так как внутри страны все давно зачищено. Это, извините, азбука...

Хотя, может быть, проблемы и нет, а некий Андрей Суздальцев (между прочим, никогда не использовавший псевдонимов) просто морочит людям голову, или, как писала глубоко им уважаемая Л. Грязнова, «вышеупомянутые политтехнологи плетут паутину уже не первый год с целью удержания Беларуси в своей орбите (Москвы. – А.С.). Можно предположить, что с их подачи будут принижаться результаты Конгресса демократических сил, отторгаться выбор, сделанный большинством делегатов и выстраиваться некие новые комбинации, чтобы всех снова перессорить, запутать и в ситуации некоего абсурда выдвинуть новых «единых».

Каким образом это делается, можно отследить по действиям некоторых политиков, неискушенных в сопротивлении к манипуляциям, в публикациях некоторых политологов, жонглирующих терминологией и наводящих «тень на плетень» в умах читателей немногочисленных независимых газет».

Действительно, наверное, стоит успокоиться и «не наводить тень на плетень» в умах людей, буквально рвущихся к своему Ватерлоо. Без сомнений, мы непременно уйдем на «покой», как только ответим на град претензий в свой адрес.

Попытаемся суммировать весь спектр контраргументов, предъявленных уважаемыми коллегами автору «Минск – Москва»:

1. Участие-неучастие оппозиции в выборах ни в коем случае не влияет на их легитимность.

2. Кремль – организатор появления «альтернативы» «единому» кандидату.

3. Сценарий выборов «единого кандидата», как и предвыборную стратегию оппозиции, нельзя считать «западным» проектом.

4. Россия никуда не денется от «единого кандидата» и с ростом его рейтинга и ресурсов «сама придет на поклон».

5. Стоит ли вообще вести переговоры с Кремлем, обсуждать формат его отношений к западной соседке, когда истинный сценарий Кремля в отношении Беларуси «в инкорпорации под видом создания фантасмагорического союзного государства» (Я. Абзаваты).

Начнем все-таки «от печки», то есть с выборов. Жаль, что на вопросе участия оппозиции в выборах заострил внимание только коллега Я. Полесский, совершенно справедливо, на первый взгляд, отметивший, что незачем спешить оценивать моральный аспект участия оппозиции в выборах, пока в качестве кандидата не зарегистрировался А. Лукашенко. Пропуская почти всю развернутую аргументацию Я. Полесского, которая, надо признать, вполне убедительна и основывается на озвученном выше тезисе, обратим внимание  на его последний аргумент: «участие/неучастие оппозиции в выборах не окажет существенного воздействия на их легитимность. В конечном итоге всегда найдутся желающие подпереть эту легитимность своим «альтернативным» плечом. Например, вечный «альтернативщик» Гайдукевич. Наконец, даже если не найдется ни одного человека в этом или другом городе, который бросит вызов Лукашенко, каким образом это непосредственно скажется на его легитимности?».

Правильно, господин Полесский, зачем шуметь на групповом изнасиловании, ведь все равно девственность не вернешь. Лучше принять участие, так как что ж  «добру пропадать», а то, не дай Бог, «соседу достанется». Кроме того, автор этих строк осмелится напомнить г-ну Полесскому, что когда А. Лукашенко зарегистрируют на выборах в качестве кандидата (кто бы сомневался), будет уже поздно обсуждать дилемму участия в предвыборном соперничестве с нелегитимным кандидатом. Не отправят же «единого» домой, в Гродно. Так что там писала Л. Грязнова про «тень на плетень»?

Но на самом деле проблема в том, что хитрые политтехнологи под видом заботы о легитимности готовят почву для участия в выборах неких третьих лиц. Как отмечала Л. Грязнова «надо настраиваться на то, что некоторые силы будут пытаться под разными предлогами пересмотреть решение Конгресса и затеять некие игры вокруг новой фигуры «единого». Подоплека таких действий может быть разной. Самая простая и безобидная – личные неудовлетворенные амбиции некоторых политиков. Не буду называть фамилии. Все знают, кому длительное время предлагалось участвовать в подготовке Конгресса и в номинировании своих фигур на звание «единого». Умоляли, просили, предлагали, откладывали время для подключения к общему процессу. Организаторы Конгресса понимали, от количества и представительства кандидатов на звание «единого» зависит качество окончательного результата. Гораздо опаснее то, что ревизия результатов Конгресса будет проводиться серьезными политическими силами, незаинтересованными в демократических переменах в Беларуси. Не надо быть «семи пядей во лбу», чтобы догадаться, кто относится к таким силам. Это и существующая в стране власть, это и власть, действующая из Кремля». Нечто подобное можно найти и у Я. Полесского. В общем, открыли жуткий заговор пророссийских «альтернативщиков».

Поговорим начистоту. Теоретически действительно существует возможность появления пророссийского кандидата, который, имея неограниченные ресурсы и предполагаемую, но не гарантированную поддержку белорусской номенклатуры (в этом случае полезно вспомнить предупреждение П. Марцева о том, что белорусское высшее чиновничество не примет ставленника Москвы), может, выпихнув «единого» от оппозиции из «круга», полностью занять площадку для борьбы в политическое сумо с А. Лукашенко. (Между прочим, в этом случае не исключено блокирование «единого» с Александром Григорьевичем). Автор этих строк сам неоднократно говорил о таком варианте, но только в качестве гипотезы… рассматриваемой в Москве.

Однако в реальности найти еще одного политического «миссионера», готового отправиться в «ласковые объятия» лукашенковского ЦИКа, вряд ли возможно. Привычку к постоянным поражениям просто так не заработаешь, нужны годы тренировок в штабах. Так что печаль неминуемого поражения с «единым», скорее всего, разделит только С. Гайдукевич. Оппозиция может спать спокойно, готовясь в очередной раз удивляться людоедской системе подсчета голосов.

Где же еще найдешь подобных политических самоубийц?

Между прочим, оппонентов возмущает уверенность автора этих строк в том, что между неминуемым поражением и «западным» происхождением «единого» кандидата существует прямая связь. Но с достойным ответом коллегам возникают проблемы, так как критики говорят прямо противоположные вещи.

Так, Л. Грязнова категорична: «можно предполагать, что единого кандидата, выбранного на Конгрессе, кое-кто попытается представить западным проектом. Что, мол, все это происки западных экспертов и фондов, выбравших кандидата под себя. Западная маркировка на реальном белорусском проекте, на выборе восьми сотен белорусских делегатов представительного собрания нужна таким интерпретаторам для того, чтобы обосновать необходимость другого проекта. Странно, но именно такую позицию артикулировал уважаемый политолог Андрей Суздальцев, посчитавший, что единый кандидат – это западный проект…и сделавший вывод, что «восточного» проекта, оппонирующего А. Лукашенко, просто нет».

Коллега Я. Полесский, словно полемизируя с активисткой ОГП, справедливо утверждает, что «перво-наперво хотелось бы уточнить, что имеется в виду под «западным» кандидатом и чем он отличается от своего «восточного» брата. Подразумевается ли здесь, что российская политическая модель существенным образом отличается от своих западных прототипов? По всей видимости, нет, ибо гласно или негласно признается, что современная Россия – это не столько «отдельное человечество на отдельной земле», сколько относительно интегрированная часть мирового сообщества. Быть может, у России и есть какой-то особый путь, но она ничего об этом не сообщает. Она строит «западную» капиталистическую экономику, а ее политическая система полностью имитирует западную. Потому и неясно, в чем состоит неустранимое различие между «прозападным» Милинкевичем и «пророссийским» мистером Икс». Но точку поставил Я. Абзаватый: «Не должно вызывать удивления, что при отсутствии в стране условий для политической деятельности оппонентам власти приходится искать помощь за рубежом. Разумеется, аналогичные усилия предпринимаются ими и на Западе». Все правильно, проект потому и «западный», так как его сценарий утвержден и наделен ресурсами Западом. Плохо ли это? Да нет, и автор не раз об этом утверждал. Пошел бы и северо-юго-западно-восточный проект, если бы он был  согласован между всеми сторонами и внешними силами, замешанными в белорусской «холодной войне».

Но этого сознательно сделано не было. Сейчас будут приложены все усилия, чтобы Москве «единого» навязать. В принципе, процесс уже идет, куплены билеты, заявлено, что «примут даже в Кремле», Я. Полесский утверждает, что все в порядке: «Андрей Суздальцев выдвигает пять основных требований правящей элиты России к правящей элите Беларуси. Взять, к примеру, требование «не вступать в НАТО». В одном из своих интервью Милинкевич как раз говорит о том, что он не является сторонником вступления страны в НАТО. По вполне очевидным причинам: белорусская конституция предусматривает военный нейтралитет. По другим интервью несложно уяснить, что позиция Милинкевича полностью вписана в данный «формат». Что же мешает единому кандидату реализовать этот формат – задается задумчивым вопросом Суздальцев? И отвечает: «К сожалению, очень многое. «Единый кандидат» – это западный проект».

В том то и беда, что проект «единый кандидат» односторонний, в этот «политический» кооператив Россию не позвали, долю, равную ее влиянию на белорусское политическое поле, не предложили, а теперь вертят головами, как Наполеон при Ватерлоо, – «А вдруг подойдут пруссаки?». Конечно, подойдут, да еще и накостыляют. А все почему? Делиться надо!

Между прочим, Москва до сих пор не определилась. Многое покажет ноябрьский Высший Госсовет. С Москвой можно и нужно было работать, но по нашей привычке мы ничего не доделываем. Годами ОГП убеждала Москву в коварстве белорусского президента. В итоге, где оппозиция, где сам А. Лукашенко своего добились – сейчас ни одна, за исключением маргиналов, политическая сила в России на главу белорусского государства ставку не делает. Но а дальше что… Неужели кто-то наивно рассчитывает, что Москва займет «нейтральную позицию» в соседнем государстве, прямо у порога своего дома, имеющего немалое военно-стратегическое и транзитное значение и куда вложены десятки миллиардов долларов помощи?

Делиться не хочется, проще навязать свой сценарий: «На мой взгляд, тот, кто действительно нуждается в «поддержке Москвы», должен стремиться попасть в нее не с заднего крыльца, но с парадного входа. Дело, в общем, в том, что российская власть в конечном итоге признает лишь тех, кто уже признан. У лидера оппозиционной партии меньше шансов быть принятым в Москве на высшем уровне, нежели у победителя выборов на КДС. У кандидата, который сумел заручиться поддержкой европейских лидеров (особенно Ангелы Меркель), таких шансов еще больше. Кандидата, который перед телекамерами обнимался с Бушем, говоря ему «my friend», скорее всего, Путин примет лично» (Я. Полесский). Абсолютно верный посыл. Конечно, В.Путин  примет «friend» Буша, но только тогда, когда «friend» победит на выборах, если вообще победит, так как можно представить, как его раскатает БТ на пару с президентом Дж. Бушем – junior. Вот когда В. Ющенко победил, то он поехал в Москву и поговорил с В. Путиным, а до третьего тура Москва говорила только с В. Януковичем, сколько бы ни обнимался В. Ющенко со всей Европой и США. Ну не считает Москва себя колонией Запада, хоть ты тресни… В свою игру желает играть. Так что коллеги, по-моему, торопятся, они сами пока еще не в НАТО, чтобы Москве что-то и кого-то навязать.

Здесь стоит уточнить некоторый аспект: ведь сама Москва не навязывается, и никто в ней не «оставляет шанс на милость» кандидату, предлагая «развернутую стратегию российско-белорусских отношений, вписывающуюся в стандартный формат отношений между Москвой и Минском». Этот формат включает в себя ряд обязательств, в том числе отказ Беларуси от вступления в НАТО и иные региональные геополитические блоки; сохранение союзнических отношений с РФ (правда, «не обязательно союзные»), уважение ее военно-стратегических, экономических и транзитных интересов; отношение к «русскому населению» в соответствии со стандартами ЕС и ОБСЕ и т.д. При этом с уверенностью утверждается, что «все вышеназванные требования не противоречат интересам белорусского народа». Как представляется, хотя бы из деликатности следовало бы дать белорусскому народу возможность самому определить их соответствие своим интересам. Мне лично, например, как частичке этого самого народа, некоторые кажутся приемлемыми, другие – не вполне» (Я. Абзаваты). Прекрасно и, как говорится, «флаг в руки» и долгих лет жизни на «определение» приемлемости московского «формата» в обнимку с первым президентом суверенной Беларуси. Тем более, что Москве от этого белорусского «не вполне» ни холодно, ни жарко. ПОКА, это не ее проблема, а наша…

Но так ведь не должно быть,  это неправильно, или, как замечал Я. Абзаваты, «не счесть примеров того, как в течение всего постсоветского периода Россия на постсоветском же пространстве преследовала исключительно свои интересы (в собственном понимании, разумеется). Примеров же поддержки ею демократии просто нет, что, впрочем, не удивительно. Такая политика не слишком привлекательна, но понятна. Вот только не нужно при этом лицемерить и строить из себя оплот свободы». Строг белорусский демократ к дерущейся исключительно за свои, а не его интересы России. Обличает в лицемерии.

Но вот что любопытно. Обратим внимание на оценки белорусской оппозиции итогов визита Юрия Еханурова, премьера Украины – посланца от самого, как говорится, «оранжевого» президента на постсоветском пространстве в «логово» «последнего диктатора Европы». В данном случае примечательно интервью почетного председателя Объединенной гражданской партии Станислава Богданкевича: «Ющенко сегодня президент страны, и как государственный деятель он просто обязан решать любые вопросы, касающиеся взаимоотношений со всеми странами-соседями, в том числе и с Беларусью. Поэтому, я полагаю, он будет поддерживать отношения с Лукашенко и в дальнейшем, решать вопросы, связанные с преодолением последствий аварии на ЧАЭС, вопросы торговли, инвестиций, погашения взаимных долгов, исходя из экономических интересов Украины. Это вполне нормальная практика. И это не говорит о том, что Ющенко перестал быть достойным и прогрессивным представителем оранжевого большинства Украины. На его месте любой президент (выделено мной. -  А.С.) проводил бы такую политику, которая исходит в первую очередь из интересов Украины» (Оранжевый посредник для Лукашенко. Пресс-служба ОГП, 19.10.05).

Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. У В. Ющенко, как оказалось, есть интересы Украины, а вот у В. Путина интересов России и быть не должно. Наверное, по мнению Я. Абзаватого, российский президент должен бороться за интересы А. Милинкевича и В. Вечерки? Так как там насчет лицемерия при обмене договора о белорусско-украинской границе на поддержку белорусской оппозиции?

Так что в сухом остатке? Оправдания, бесконечные оправдания. Действительно, зачем ломать голову над московским «форматом» отношений к Беларуси, когда проще послать Россию куда подальше и объявить, что она сама виновата в том, что с ней никто не хочет «водиться». Л. Грязнова (напоминаем, эта цитата не из «СБ» и не от АТН): «Если у кого-то еще остаются иллюзии по поводу доброго Путина, цивилизованно рассуждающего по поводу демократии с экранов телевизоров, то стоит напомнить о правовом беспределе в самой России, о войне в Чечне, о дедовщине в российской армии, о сотнях заложников, погибших в Норд-Осте и Беслане. Можно еще вспомнить загадочные отравления Анны Политковской и Виктора Ющенко» (можно было бы еще и птичий грипп добавить. – А.С.). Ну вот все и повылазило. В принципе, с этого и надо было начинать. Только в таком случае хочется спросить: а в какие Кремли кто-то ехать собрался, по каким приемным толкаться… Надо все-таки определиться, с кем воевать – с А. Лукашенко, с В. Путиным, с Россией, с русским народом или со всеми скопом…

А в целом все хорошо устроились. Через восемь месяцев ударно провалят выборы и напишут в отчетах: «Россия виновата, поддержала А. Лукашенко». Можно подумать, что ей оставили иной выбор.

P.S. Коллега Я. Абзаваты укорял автора этих строк в том, что он воздал должное появлению в белорусских ПВО С-300, обеспечивающих исключительно политический формат борьбы Запада с А. Лукашенко, отметив, что «при этом, правда, остается неясным, почему Соединенные Штаты, которые, безусловно, предполагаются заводилами этой злодейской агрессии, уже в течение почти полувека терпят у себя под боком не менее, если не более нелюбимый режим Кастро, не обладающий толковой ПВО».

Ну почему же «неясно», г-н Абзаваты? Для того, чтобы на Кубе не повторилась высадка в заливе Свиней, мир 43 года назад пережил Карибский кризис, одним из условий выхода из которого, помимо вывоза ракет с острова и из Турции, и была неприкосновенность Кубы. Вашингтон умеет держать слово даже тогда, когда исчез СССР. Все бы так…

Метки