Кандидат высочайшей милостью

/Полевые заметки/

Кандидат высочайшей милостью

Через три недели, если не случится ничего из ряда вон выходящего, на белорусской политической арене появится единый кандидат в президенты страны от демократических сил. Ручеек усилий оппозиционных партий просочился таки сквозь плотину умолчания государственных СМИ. Информация о намеченном на 1-2 октября текущего года Конгрессе Демократических сил стала известна белорусским гражданам. Лидер Объединенной гражданской партии и один из претендентов на статус единого кандидата Анатолий Лебедько назвал это событие маленькой победой демократов: «До последнего времени нам откровенно говорили, что пока не будет политического решения, провести конгресс в Беларуси нам не дадут, – сказал лидер ОГП. – Но теперь власть, по-видимому, поняла, что остановить процесс уже невозможно и конгресс в любом случае пройдет – не в Беларуси, так за ее пределами. И можно предположить, что было принято решение разрешить, ведь здесь можно обеспечить хоть какой-то контроль».

Вопрос о месте проведения Конгресса Демократических сил, похоже, до сих пор окончательно не решен. И дело даже не в том, разрешат или не разрешат проводить его в Минске. Как всегда дело в нюансах и оттенках. Не случайно основным местом проведения конгресса считался «оранжевый» Киев с его Майданом. Однако сегодня чистота «памаранчевой» украинской революции поставлена под сомнение отставкой правительства «железной жинки» Юлии Тимошенко, уличенной в неблаговидных делах, связанных с переделом собственности и явным экономическим спадом в республике. Не до гостей нынче в Киеве, своих проблем предостаточно, тем более, что совсем не ясно, в какую сторону повернется завтра украинская власть: на Запад или в сторону России.

Показателен факт, что помимо Киева запасным местом проведения конгресса планировался Смоленск, но тот же Анатолий Лебедько публично высказался о том, что … на 90 процентов, нам будет отказано в проведении форума в этом городе… Однако, из телефонного разговора с заместителем главы администрации Смоленска господином Волковым, автор этого материала узнал, что никакого обращения по поводу проведения Конгресса Демократических сил Беларуси не было и достаточно официального письма, чтобы вопрос решился положительно. Понятно, что это всего лишь нюанс, оттенок, акция не прямого действия, пусть даже неосознанное, но явное желание найти союзников в Варшаве, Тбилиси и Киеве, но никак не в Москве.

Теперь давайте разберемся с «маленькой победой демократов», а значит, и с маленьким поражением режима Лукашенко. Понятно, что именно он, Александр Григорьевич, разрешил проведение в Минске Конгресса Демократических сил. Зачем? По мнению Анатолия Лебедько это есть проявление слабости и желание контролировать процесс. Позволю себе с ним не согласиться. Высочайшее разрешение получено в тот момент, когда в Минске проходил Первый белорусско-российский экономический форум, когда «на поклон» к белорусскому президенту пачками приезжали главы российских регионов и подписывали прямые долгосрочные договоры, когда Лукашенко обещал российским губернаторам, что он им поможет и россияне будут жить лучше, когда Минск имеет крепкие внешнеторговые отношения с 80 из 89 регионов России и главы администраций, похоже, чаще ездят к Лукашенко, чем к Путину…

Не наводит ли все это на мысль, что Минск осуществляет наступательную политику на российские регионы и находит там поддержку, но только ли в области экономики, социальной сферы и культуры? Разве не понятно, что авторитет Александра Лукашенко постоянно растет в среде российского политического истеблишмента? Разве не заметно, как удобряется под него российское электоральное поле? И это все, по мнению одного из возможных кандидатов в президенты страны, называется слабостью режима? Нюанс, оттенок…

Нисколько не удивлюсь, если президентские выборы-2006 в Беларуси будут самыми «прозрачными» в новейшей белорусской истории, вплоть до прозрачных урн для голосования и приездом большого количества иностранных наблюдателей. Все будет разрешено: и теледебаты, и публикации в государственных газетах, и встречи с избирателями, и участие членов команд кандидатов в избирательных комиссиях всех уровней, только, пожалуй, незыблемыми останутся два постулата: предварительное голосование и хранение урн с бюллетенями в районных администрациях.

Ничего другого Лукашенко для победы, похоже, не нужно  – административный ресурс и так сработает. А вот сделать свою победу в глазах мирового сообщества легитимной, пусть и не такой «элегантной» как раньше, это дорого стоит. Поэтому, разрешение провести конгресс в Минске, как мне видится, первый шаг в этом направлении. Ведь и подписание договора о создании Союзного государства сегодня невозможно, потому как подпись Лукашенко, не признанного в мире законно избранным президентом, вряд ли устроит Россию, и, скорее всего, Александр Григорьевич об этом знает. Нюанс, оттенок…

Мне видится, что «маленькая победа белорусских демократов» ими не заработана, хотя кампания по выдвижению единого кандидата от демократических сил и подготовка к проведению Конгресса, безусловно, есть наиболее значимое достижение оппозиции за последние несколько лет. Однако далеко не факт, что «пятерка-десятка» реально управляет процессом, скорее всего, штурм бастионов власти ведут герои-одиночки, готовые на жертву, но не имеющие шансов победить. Народ, как когда-то на Сенатской площади, будет смотреть и не понимать, за что страдают эти смелые люди.

Что касается странного каприза Лукашенко  – дать возможность провести крутую оппозиционную тусовку в Минске,  – можно с большой долей вероятности предположить, что это решение было принято в состоянии сильнейшей эйфории белорусского лидера, связанной с событиями в Киеве, экономическим форумом в Минске, а также появлением новой демократической коалиции в лице бывшего спикера Совета Республики и главы Академии наук Александра Войтовича, бывшего министра сельского хозяйства Василия Леонова и депутата Палаты представителей предыдущего созыва, генерала Валерия Фролова, которая, несмотря на пафосное название «За освобождение Беларуси от диктатуры», без сомнения, в целом, ослабила оппозиционный лагерь. Чего же теперь бояться Александру Григорьевичу? Почему бы ему и не поиграть в демократию, наблюдая, что оппозиционные мышки до уровня кошки еще не доросли?

Метки