Холокост в контексте…

Zamknij X
Холокост в контексте… Вторая мировая война продолжается. Военные действия пока, слава Богу, ведутся на страницах прессы. Есть, правда, и некие государственные мероприятия вроде переноса памятника советскому солдату в Таллинне.  Проходят общественные акции, в которых дряхлые ветераны дивизий СС выступают в роли борцов за независимость. Естественно, что имеется нужда в идейно-исторических обоснованиях «новых» подходов и требований, вплоть до пересмотра решений Нюрнбергского трибунала.

Основные зоны конфликтов – Латвия, Эстония, Украина, Польша, Германия. Очередной скандал разразился в связи с публикацией в популярнейшем немецком еженедельнике «Шпигель» статьи, утверждающей, что Гитлер был бы не в состоянии проводить массовое уничтожение евреев, если бы не опирался на помощь других народов. «Помощников и организаторов Холокоста среди «ненемцев» было столько же, сколько немцев и австрийцев вместе взятых», -- цитирует журнал немецкого историка Дитера Поля. Как положительное явление констатируется: «Довольно поздно, но все-таки первыми о своей ответственности за Холокост стали говорить французы и итальянцы. В начале этого пути находятся поляки, венгры и румыны».

Последнее утверждение вызвало сверхраздражение в польском обществе. «Сверх» - потому что оно, раздражение, копилось на протяжении, может быть, уже более десяти последних лет. Поляков давно и не без оснований раздражает упоминание в немецкой прессе «польских лагерей смерти», среди которых Освенцим, Собибор, Треблинка… Они давно призывают своих соседей руководствоваться в обозначении этих ужасных мест не географическим принципом, фактором их расположения в Польше, а прежде всего тем, что организованы и действовали эти лагеря в соответствии с немецкой расовой политикой. И потому называть их нужно немецкими лагерями. Кажется, были даже официальные польские ноты на этот счет. И вроде немцы извинялись. Но – увы – нехорошая традиция продолжает жить.

Другая не менее раздражающая проблема –  действующий в Германии «Союз изгнанных», возглавляемый неистовой воительницей Эрикой Штайнбах (дочь фельдфебеля немецкой оккупационной армии в Польше и депутат бундестага от ХДС с 1990 г.) и домогающийся признания равенства драмы немцев, выселенных из своих родных мест в Силезии и Поморье (эти территории были переданы Польше в результате решений Потсдамской конференции), с трагедией народов оккупированных немцами стран. Как можно ставить в один ряд судьбу народа, подвергшегося агрессии, и пусть и пострадавших, но представителей нации, выступившей в роли агрессора? – возмущаются поляки, изо всех сил сопротивляющиеся попыткам той же Эрики Штайнбах открыть в Берлине Центр памяти жертв послевоенных депортаций.

И вот новая напасть. «Немцы ставят поляков в один ряд с литовскими, латышскими, украинскими, венгерскими, голландскими, румынскими, итальянскими и норвежскими антисемитами, -- пишет, откликаясь на статью в «Шпигеле», варшавская газета «Дзенник». Правда, гамбургский журнал упоминает о 125 тысячах поляков, спасавших евреев, но одновременно отмечает, «что это был небольшой процент по отношению к количеству польского населения, не имевший в целом серьезного значения, поскольку оккупанты сумели использовать многих, кто охотно помогал им в уничтожении евреев».

Польская пресса остро отреагировала на публикацию в «Шпигеле». Сотрудник того же «Дзенника» Анджей Талага пишет об очевидном стремлении размыть немецкую ответственность за Холокост и одновременно европеизировать ее, в результате чего Холокост предстает проектом не только немецким, но и общеевропейским. При этом предлагается забыть, что именно в Германии родился гитлеризм, как государственная система, сделавшая своей идеологией и практикой уничтожение людей по национальному признаку. Статья в «Шпигеле» в полном согласии с историческими фактами фиксирует антисемитские настроения в ряде европейских стран, созвучные идеологии нацизма. Вместе с тем, подчеркивает польский публицист, не следует смешивать антисемитизм с целенаправленным уничтожением людей по тому же национальному признаку. Даже коллаборантские режимы, такие как Виши, производили аресты евреев и отправку их в концентрационные лагеря по прямой указке немецкой оккупационной власти.

Здесь, безусловно, возникает сложная и циничная проблема: насколько короток или длинен путь от национальной нетерпимости до непосредственного убийства человека за принадлежность к той или иной нации? Вполне понимая эмоции, связанные с размыванием «немецкой ответственности за Холокост», нельзя не видеть и стремления немецких историков выстроить контекст, в котором получило развитие это чудовищное преступление. И вот этот-то самый контекст в Польше считают величайшим историческим обманом. Поляки видят здесь угрозу фальсификации не только истории Второй мировой войны, но и собственной страны.

Польский интернет полнится самыми разными высказываниями на этот счет. Есть сожаление по поводу того, что в целях политкорректности Освенцим сегодня именуется не немецким, а нацистским лагерем смерти. «Если так пойдет дальше, -- пишет один интернавт, -- то скоро объявят, что это Польша была агрессором по отношению к Германии и начала Вторую мировую войну». Звучат призывы к правительству выступить с официальной нотой по поводу публикации в «Шпигеле». Кое-кто, впрочем, сомневается в такой возможности, указывая на немецкие корни в родословной нынешнего премьера Дональда Туска.

Есть и призывы к самокритичности и взвешенности оценок. «Чего вы кипятитесь, поляки? – вопрошает некий Анджей. -- Ваш антисемитизм очевиден и сегодня, спустя 64 года после войны. В Польше до войны жили миллионы евреев, но вы были этим недовольны, они вам мешали. И вот Гитлер помог вам решить «еврейскую проблему». Петр призывает: «Давайте будем справедливыми. «Шпигель» не утверждает, что все поляки принимали участие в уничтожении евреев. Вместе с тем история такова, какова она на самом деле. В каждом народе есть свои выродки. И не следует всячески открещиваться от того, что нас выставляет в нелучшем свете».

И вот еще одно мнение стремящегося быть объективным – студента Михала: «Как всегда правда где-то посередке. Конечно, поляки были по обе стороны… Вопрос в том –  почему кто-то по собственной воле творил добро, а кто-то по той же воле – зло…»

Впрочем, здесь уже начинаются исторические и психологические глубины, исследование которых лежит за рамками этих заметок.

Обсудить публикацию

 

Метки