Профессиональный оптимизм?

А.Т.: БНФ, как и многие другие партии, участвует в политической борьбе почти двадцать лет. А есть какая-нибудь польза от этой борьбы?

В.И.: Если позволите, я не буду говорить про всех, но только про Белорусский народной фронт. На мой взгляд, партия БНФ была костяком избирательной кампании 2006 года. Агитационно-информационная составляющая и сбор подписей имели место во многом благодаря волонтерам БНФ. Во всяком случае, там их было не меньше половины. Так что результаты нашего труда очевидны. Как и в случае с белорусским майданом. Там нужно было все организовать, и занимался этим БНФ. Конкретно я. Привозил аппаратуру, подбирал людей, которые будут ее обслуживать, налаживал доставку бензина, палаток, спальников и т.д. Первые полутора суток практически жил на площади. К слову, БНФ там была единственной структурой, которая действовала как партия.

Сейчас мы начинаем компанию «Европейский марш», и занимается всем тоже почти один БНФ. В том числе – так и не состоявшимся на площади Бангалор концертом. День Воли, Чарнобыльскі шлях – это тоже результат деятельности БНФ. Я возглавляю оргкомитет «Европейского марша». Пока работа идет медленно, но в сентябре все активизируется. Планируем, что в «марше» примут не меньше 20 тысяч человек. Посмотрим.

А.Т.: Но, может быть, «Европейский марш» сейчас вообще не нужен?

В.И.: Нужен, и вот почему. Экономическая ситуация ухудшается с каждым днем. Пока это ощущается не так остро, но уже в следующем году добавится конкретики. Достаточно упомянуть, что в январе жировки станут «тяжелее» на 20 долларов. Да и сейчас многие зарплаты уменьшились наполовину. Власть ищет выход. Россияне дают деньги, но требуют взамен акции самых прибыльных предприятий. Европейцы тоже готовы помочь, но хотят реальной демократизации. В итоге власть оказывается перед очень сложным выбором.

Мы же намерены показать, что в Беларуси есть люди, которые хотят демократических перемен, готовы к свободным выборам и нормализации отношений с Европой. «Европейский марш» – своеобразная поддержка той позиции, которую сейчас занимает ЕС. С одной стороны, предлагая энергетическую помощь, переоснащение предприятий. С другой – требуя выпустить из тюрем политзаключенных, не избивать манифестантов дубинками и честно подсчитать на выборах бюллетени. Вот в принципе и все требования. А цена им – многомиллиардные инвестиции.

Естественно, мы не должны сидеть, сложа руки, и ждать, пока европейцы сами обо всем договорятся и преподнесут нам счастье на «блюдечке с голубой каемочкой». «Мы» – это активные, смелые, образованные люди, которые понимают, что в условиях свободы они могут добиться большего, чем при нынешнем социализме. Их приблизительно процентов двадцать. Их нужно расшевелить, чтобы они поверили: здесь можно что-то изменить. А оставшимся восьмидесяти процентам, которые свободе предпочитают гарантированные обеды, нужно будет объяснять, как это было в начале 90-х, что без реформирования станет еще хуже. Нужно дать возможность активно действовать тем 20-ти процентам, которые создадут рабочие места для 80-ти и дадут им возможность зарабатывать. Это большая работа. «Европейский марш» – это не разовая манифестация, намеченная на конец октября. Это информационная кампания, которая должна закончиться упомянутой манифестацией с требованием проведения свободных выборов.

А.Т.: Кажется, именно в конце октября будет рассматриваться вопрос о возвращении Беларуси торговых преференций?

В.И.: Совершенно верно.

А.Т.: И как лично вы относитесь к этой проблеме?

В.И.: Сразу же подчеркну: преференции – это льготы, которые дают европейцы. Выделяются они странам, проводящим реформы. Если «за цивилизованным миром не пойду», то и рассчитывать не на что. Если же хочешь, чтобы к тебе относились «специально хорошо», то и веди себя соответствующим образом. Подчеркиваю: специально хорошо, а не просто хорошо.

А.Т.: Несостоявшийся на площади Бангалор концерт был частью «Европейского марша»?

В.И.: Лишь в некотором смысле. Как известно, он был запрещен. А небольшие мероприятия – вроде того, что намечалось провести около Красного костела или памятника Янке Купале, блокировались милицией. Все было оцеплено. Людей, которые хотели туда пройти, не пускали. Одним не разрешали. Других, как меня, задерживали на три часа. Власть очередной раз показала свою сущность.

А.Т.: О вашем задержании, пожалуйста, расскажите поподробнее.

В.И.: Доехав до «Октябрьской», я пошел вдоль проспекта пешком, предполагая, что следующая станция метро будет закрыта. Возле здания КГБ уже стояли «пикеты». Высматривали тех, у кого есть какая-то национальная символика и разворачивали. Например, людей в майках с «Пагоняй». У меня был «неправильный» значок. Я сделал небольшой круг и по улице Володарского вышел к отелю «Минск». Там меня и пригласили в автобус, где продержали около двух часов. Затем отвезли в Центральный РУВД, переписали паспортные данные и отпустили.

А.Т.: Зачем подобное власти вообще нужно?

В.И.: С позиций элементарной логики получилось глупо. В нынешней ситуации, чтобы продемонстрировать свою демократичность, следует делать некие формальные жесты. Возможно, в условиях кризисных отношений с Россией это позволило бы получить от Европы какие-то средства. Но, на мой взгляд, у Лукашенко логика другая: не трогайте плотину. Даже игольная дырочка может привести к обрушению всей дамбы. Наверное, кто-то считает: ничего трогать не нужно и делать даже намеки на то, что что-то может измениться. Если они появятся, разнесет всю систему.

Лукашенко – сам «дитя перестройки. Он хорошо помнит, как произошло с КПСС. Думаю, он боится повторения той ситуацию. Тогда все началось с гласности, с того, что разрешили приехать в Москву Сахарову, а потом все вышло из-под контроля. Потому он предпочитает не выпускать Козулина, препятствовать даже самым незначительным скоплениям людей на улице. То есть лишь бы ничего не разворошить.

А.Т.: Несостоявшийся концерт, по вашим прогнозам, не посмотрело полторы тысячи человек. Откуда эта цифра?

В.И.: В прошлом году в «Джинсовом фесте» на концерте «Песни свободы» было около пяти тысяч. Мы сделали «скидку» на середину лета. 27 июля не планировалось политической акции. Идеей было: сделать молодежи, которая выросла в период независимости, своеобразный подарок. И дать послушать тех исполнителей, которых они не могут услышать вживую. Ровесникам государственной независимости уже 17 лет. К слову, на сайте БНФ мы делали опрос на эту тему. Немало тех, кто даже не задумывается обо всем. Для них это как нечто само собой разумеющееся. Есть и такие, которым родители говорили, что в СССР жилось лучше.

Повторюсь: акция была рассчитана в первую очередь на молодежь. Потому мы изготовили 10 тысяч почтовых приглашений, где все указывалось. Они раздавались только тем кто, родился после 27 июля 1990 года. Кроме того, лично я для участия в акции выдал 150 маек с «Пагоняй» «Малодому фронту», «Моладзі БНФ» и правому альянсу. Это не должен был быть штурм Зимнего дворца или взятие Бастилии. Намечалось чисто культурологическая мероприятие (к слову, Лукашенко тоже голосовал за Декларацию о государственном суверенитете). Никаких намеков на конфронтацию с властями не было. Наоборот. Когда власть 3 июля праздновала независимость, мы призвали своих сторонников принять участие в этом праздновании. Естественно, думали, что власть, если не будет помогать, то хотя бы не станет мешать. Увы, ошиблись. Понимание независимости у нас разное.

 

Метки