О политических сезонах на фоне дачной страды

В ближайшие годы в Беларуси скучать не придется. Ее ожидает череда политических и избирательных кампаний. Поэтому даже на фоне приближающегося отпускного сезона белорусских политиков волнуют отнюдь не дачные проблемы. В то время как усердный среднестатистический дачник занят прополкой собственных пяти-десяти соток огородного пространства, на политическом пространстве Беларуси развернулась настоящая посевная кампания. Политическая жатва еще впереди. Но вопрос о “вершках и корешках” будущего урожая во многом решается именно сейчас и во многом зависит от самих участников этого процесса. Кто же сегодня наиболее заметен на политическом поле Беларуси?

Первой и основной фигурой в политическом пространстве Беларуси остается ныне действующий президент. За длительный период пребывания у власти он смог создать отлаженную и управляемую политическую систему собственной поддержки и проведения нужных политических решений (даже если они не совсем совпадали с волеизъявлением народа). Эта система включает ряд структур – от Администрации президента до Совета министров и номенклатурной вертикали, а также подконтрольных СМИ и клиентельских организаций. Президент обладает достаточно широким кругом полномочий и возможностей и успешно их использует.

Но с некоторых пор основной проблемой для президента стала проблема обеспечения себе политического долголетия. Как оказалось, его возможности в решении данной проблемы все же ограничены. Существуют еще некоторые форматы легитимности, пренебречь которыми не может даже Лукашенко.

Наилучшим вариантом для него было бы проведение референдума о принятии Конституционного акта союзного государства с Россией, в рамки которого гармонично укладывался вопрос и об изменениях Конституции РБ, предусматривающих продление сроков полномочий действующего президента. Общественная поддержка референдума о союзных отношениях с Россией почти всегда была выше 50%, и это создавало неплохие возможности для обеспечения явки избирателей, а все остальное зависело от пропаганды и наработанной техники подсчета голосов. Но в последний момент российская сторона отложила проведение референдума, и возможности Лукашенко значительно сузились.

Тем не менее, поиск вариантов продолжается. Один из них связан с полномочиями парламента. И хотя белорусская конституция предусматривает внесение изменений по данному вопросу (раздел IY) только через референдум, все же некоторые варианты имеются и в ней. Об этом, однако, разговор отдельный. По сути же для того, чтобы воспользоваться парламентским вариантом, необходимо, по крайней мере, иметь надежное управляемое большинство в его новом составе. Это и составляет сегодня очередной предмет заботы белорусского лидера.

В сравнении с прошлыми выборами решение этой задачи осложняется множеством новых обстоятельств, в ряду которых и изменившаяся конъюнктура в отношениях с Россией, и значительно пошатнувшийся рейтинг президента, и новая линия стратегии политических партий, и появление в структурах власти открытой оппозиции.

Попробуем определить позиции тех политических сил, кто сегодня составляет конкуренцию президенту и их ресурсные возможности.

Среди них, в первую очередь, выделяются политические партии. Мы остановимся на основных оппозиционных партиях, которые определяют стратегические и тактические параметры конкуренции президенту. Неудачи избранной в прошлом стратегии, ориентированной преимущественно на протест и массовые уличные акции, а также бойкот выборов 1999-2000 гг. способствовали созданию вокруг партий атмосферы изоляции от населения. Это в совокупности с неослабевающим государственным прессом антипартийной пропаганды явилось одной из главных причин неготовности политических партий к прошедшим в 2001 г. президентским выборам, а также многих внутрипартийных конфликтов, приведших к реструктуризации партийного пространства. Часть из политических партий раскололась (БСДП (НГ), Женская партия “Надзея), другой части удалось сохранить единство (БНФ, ОГП, БСДГ), лишившись, тем не менее, некоторых сторонников.

Сумев извлечь необходимые уроки из негативного опыта периода кризисных лет и внесистемной оппозиции, политические партии в этом году приняли участие в избирательной кампании в местные выборы, что явилось, пожалуй, главным признаком изменения их основной стратегической линии (это не касается партий ПКБ и БСДП-НГ, которые участвовали в них и ранее). И несмотря на скромные, на первый взгляд, результаты выборов (всем оппозиционным партиям удалось провести в местные органы власти чуть более сотни депутатов), итоги этой кампании внушают надежду. Во-первых, партии смогли оценить “вживую” настроения электората, почувствовать степень интереса людей к новым идеям. Во-вторых, им удалось вызвать к себе интерес у определенной части общества, ощутить вкус успеха. В-третьих, наконец, они смогли получить поддержку у людей и даже “обзавестись” своими депутатами в местных советах.

Однако на сегодняшний день позиции политических партий в конкурентной игре оцениваются неоднозначно. С одной стороны, сказываются упущенные возможности прошлых лет и инерция общественного мнения, которое определяет степень доверия ко всем оппозиционным партиям не выше 17,5%. С другой стороны, этот рейтинг имеет тенденцию к медленному росту, что стимулирует усилия партий.

Сегодня мы наблюдаем заметное оживление деятельности партий по объединению своих усилий, налаживанию института взаимных консультаций. Однако в рамках созданных ранее коалиционных структур КРДС и КСОП это оказывается проблематичным – сказываются обиды прошлых лет. И эти структуры, хотя формально и существуют, но своей миссии не выполняют, а новых пока нет.

Консультации между партиями скорее носят функционально-проблемный характер, чем стратегический. Вообще было бы большим преувеличением говорить, что сегодня у оппозиционных политических партий есть некая единая и выверенная стратегия, закрывающая все направления возможных интервенций власти. Пожалуй, наиболее позитивным проектом на сегодняшний день является проект межрегиональной депутатской группы, объединяющий депутатов местных советов от разных политических партий, а также попытка создать некий единый блок на предстоящих парламентских выборах.

Идея создания межрегиональной депутатской группы на днях получила свое реальное воплощение. 8 июня прошло первое собрание депутатов местных советов от демократических партий. Ими было зафиксировано создание Ассамблеи депутатов местных советов и приняты 4 документа: Декларация о создании Ассамблеи и ее целях, Регламент Ассамблеи, Заявление о социально-экономической ситуации в стране, а также Заявление о проведении довыборов депутатов местных советов. На собрании присутствовало более сорока представителей местных советов разного уровня. На фоне более чем стотысячной армии депутатов это покажется мизером, но, как известно, важно не количество, а качество. В пользу последнего говорит открытый характер Ассамблеи, которая призывает присоединиться к ней тех, кто разделяет демократические ценности, ориентацию на солидарные действия, обмен опытом, активную работу с населением, получение необходимых знаний и компетенций.

Однако и новый проект не застрахован от повторения прошлых ошибок. Между партиями не преодолены идеологические разногласия, которые могут осложнить работу нового образования. По неизвестным пока причинам собрание было проигнорировано, например, социал-демократами Статкевича. Ко всему прочему стиль проведения собрания и принятые документы обнаруживают скорее приверженность традиционным методам деятельности партий, чем ориентациям на яркие ноу-хау и эффективный пиар.

Тем не менее, возможности стать конкурентной власти политической силой у новой структуры есть, в том числе и в рамках парламентской кампании, о чем, безусловно, свидетельствует превентивная атака на еще не возникшую Ассамблею со стороны информационных служб БТ (в известной программе Е. Новикова “По существу”). Как есть шанс стать реальной конкурентной силой и у политических партий. Однако осуществить его они смогут лишь в рамках консолидированных действий, через повышение степени доверия избирателей и выбор правильной стратегии по отношению к другим политическим силам, являющимся их потенциальными союзниками.

В качестве наиболее вероятного из таких союзников может быть рассмотрена еще одна политическая сила, успешно позиционирующая себя в политическом пространстве конкуренции власти. Речь идет о парламентской фракции “Республика”, которая вызывает все больший интерес не только у власти, но и у населения. Ее появление заставило многих говорить о третьей или новой силе, способной стать альтернативой традиционной оппозиции. И на это есть весьма веские основания – фракция открыла новый сезон (после 1990-96 гг.) существования системной оппозиции в структурах власти, что стало совершенно новым явлением за последние шесть лет полного внешнего единодушия. Фракцию возглавляют две достаточно яркие фигуры – В. Фролов и В. Парфенович, которые по всем своим внешним и биографическим данным соответствуют проективному образу идеального лидера, сложившегося у белорусского населения. Качественный состав фракции также свидетельствует о ее определенных ресурсных возможностях. А ее деятельность строится на яркой событийности (хотя медийные возможности предъявить это широкой публике пока невелики).

За короткое время своего существования фракцией “Республика” предприняты многие инициативы и акции как внутри парламента в рамках своих функциональных обязанностей, так и по отношению к другим органам власти (президент, правительство, конституционный суд). В заслугу ей можно поставить и высокую общественную активность по созданию объединений, и достаточно эффективное продвижение по линии признания различными общественными структурами. В недавно созданное по инициативе депутата Фролова движение “За достойную жизнь” вошли многие известные организации и лидеры (БХК, БАЖ, ОО ”Перспектива”, “Деловая инициатива”, Свободные профсоюзы и др.).

Укрепление позиций фракции не могло остаться незамеченным властью, и на сегодняшний день кроме информационного давления депутаты столкнулись и с давлением психологическим (наружная слежка, агрессивные пассажи президента во время послания парламенту и др.). И, наконец, давлением экономическим. Открытие уголовного дела на одного из ее лидеров – С. Скребца, обвинения в адрес В. Парфеновича, а также возможность подобных действий против других депутатов ставят под вопрос ее существование как фракции. Однако это вряд ли сможет изменить стиль поведения “Республики”, поскольку ее бренд уже начал раскручиваться за стенами парламента, и она по существу уже стала политическим игроком, обретая конфигурации протопартии. Последние инициативы фракции по созданию межрегиональной депутатской группы “Республика” свидетельствуют именно о таком характере ее эволюции. (Кстати, многие российские партии оформлялись по сходному сценарию).

Появление оппозиционной фракции и характер ее деятельности получают постепенное признание в обществе. Судя по социологическим опросам, 33,1% одобряют появление такой силы в парламенте, 33,6% относятся к этому равнодушно и только 15,4% высказываются против. Это создает ей потенциально благоприятную среду для дальнейшего продвижения.

Однако, как и все молодые структуры, она часто повторяет те же ошибки, которые были пережиты уже существующими партийными структурами.

Во-первых, ее деятельность отличает сумбурность и некоторая незавершенность (яркий пример этому “проект по ликвидации бестолковщины”, финал которого не смогли предусмотреть и сами организаторы – см. “Белорусский рынок”, № 21, 2003). Информационные поводы, инициируемые фракцией, не имеют логического продолжения, не встроены в единую стратегию, которая по всей вероятности отсутствует. В итоге вполне резонно может возникнуть вопрос “А зачем все это нужно?”

Во-вторых, фракция весьма ограничено использует преимущества парламентского пространства и, по-видимому, уже не ставит себе такой задачи. Ее малочисленность (почти на грани процедуры), незащищенность участников фракции, а также неспособность к составлению ситуативных ad hoc коалиций с близкими по духу фракциями (теми же “СЭРами”) делает ее более уязвимой перед давлением власти.

В-третьих, она использует ставшую уже традиционной для белорусской политики тактику частичного изоляционизма (например, демонстративно сдерживая свои контакты с политическими партиями), в соответствии с которой тактические разногласия становятся часто важнее единых стратегических целей.

Наконец, в-четвертых, “Республика” переживает период не только давления со стороны власти, но и признания со стороны общества. “Медные трубы” славы несут для фракции опасность всеядности, обрастания противоречивыми союзниками и размывания собственного бренда.

Из политических сил, которые близки к системной оппозиции, можно назвать также парламентскую фракцию “Содействие экономическому развитию” (СЭР), чья оппозиционность носит полулатентный характер. Она также немногочисленна (24 чел.), но достаточно ресурсна, поскольку объединяет в основном представителей среднего бизнеса и сторонников экономической либерализации. Ее деятельность в основном подчинена продвижению интересов членов фракции и созданию благоприятной среды для бизнеса. Именно поэтому ее позиции в парламенте отличаются противоречивостью: политически острые вопросы старательно обходятся (за исключением, пожалуй, О. Абрамовой), в экономических вопросах проявляется определенная смелость А любая инициатива рассматривается с точки зрения угрозы для собственного бизнеса.

Между тем объективные интересы фракции, безусловно, лежат в плоскости либеральных и демократических изменений. Возможно поэтому члены фракции предприняли попытку расширить свое влияние через продвижение своей креатуры в местные органы власти (прежде всего в Минский городской совет). Она оказалась неудачной. Осторожность и противоречивость в обозначении приоритетов фракции, тем не менее, не избавили ее от пристального внимания власти. И, несмотря на смену лидеров в целях новой рекогносцировки, ее возможности в рамках такой стратегии весьма невелики (если только она не предпринимает тайных попыток выхода на российские политические силы).

На прошлой неделе в печати и на сайтах появилась информация о презентации демократического блока “Свободная Беларусь”, инициаторами создания которого выступила Хартия-97. Целью блока является объединение демократических граждан Беларуси и подготовка к участию в парламентских выборах. В совет блока вошли достаточно известные политические и общественные деятели. Но, несмотря на звучность имен, сама по себе инициатива выглядит провокационной, особенно на фоне уже имеющихся конструкций. Конечно, можно было бы только приветствовать политическую активность еще ряда лиц. Но в сравнении с консолидированными действиями власти желание еще одной группы лиц (с достаточным стажем политической борьбы и, прямо скажем, в большинстве случаев мало удачной) создавать очередной демократический клон вызывает, по меньшей мере, недоумение. Беларусь – это все же не Франция и не Швейцария, и задачи у нее другие. Кстати, власть пока не очень обеспокоена появлением этой новой силы.

В качестве действующих политических сил, как это не покажется странным, сегодня выступают также и независимые СМИ, которые часто принимают на себя первый удар власти (и едва ли не самый болезненный). Поскольку только информация (и желательно массовая) способна сегодня предъявить белорусскому обществу существующую альтернативу. Однако это уже следующий сюжет для размышления.

Таким образом, конкурентное власти политическое поле пополняется новыми участниками. И, несмотря на отдельные успехи каждой из сил, отношения между ними складываются непросто. В лучшем случае каждая из них поддерживает отношения со своим сегментом общества и, пользуясь огородной терминологией, возделывает свой участок, почти не замечая друг друга. Но более пристальный взгляд способен рассмотреть и признаки конкуренции между ними.

Наиболее ярким примером в данном случае служит заявленная фракцией “Республика” инициатива о создании межрегиональной депутатской группы, которая должна объединить всех депутатов местных советов, разделяющих демократические ценности, в то время когда такая же группа уже создавалась политическими партиями. Не будем выяснять, кто у кого позаимствовал идею “межрегионалки” – “республиканцы” у партийцев или наоборот. Важно ответить на вопрос: ради каких целей происходит клонирование межрегиональных депутатских групп, создающихся параллельно по линии партий и по линии “Республики”. И конечно, на традиционный вопрос – кому это выгодно. Пока понятно только одно: в этом процессе одни будут наступать на пятки другим, и суета вокруг портфелей и центров поднимется невероятная.

Лидер ОГП А. Лебедько в недавнем интервью “Народной воле” заявил, что какая-то миграция между группами, партиями и движением “За достойную жизнь” неизбежна. В то же время он отметил, что и у политических партий, и у фракции “Республика” “есть серьезная мотивация для сотрудничества”. Очень полезное замечание. Только не видно пока, чтобы кто-то проявил инициативу.

Моралите в данном случае неуместно и, скорее всего, может быть истолковано как моветон (простите меня, французы, за кириллицу). Но все же, возвращаясь к известной сказке, хочется сказать: от того, насколько основные политические игроки, оппонирующие власти, смогут понять свой стратегический интерес как единый, зависит, что получит в итоге Беларусь – “вершки” или “корешки”. Правда, как известно из сказки, и то, и другое оказалось удачным для Мужика. Наверное, потому что он был отличным пиарщиком. Кто только станет этим Мужиком в Беларуси?

Метки