Республиканцы, они же демократы

Последние две недели были отмечены как активизацией парламентской фракции «Республика», так и обостренным вниманием к ней со стороны властей.

Как известно, депутаты фракции начали сбор подписей по изменению Избирательного кодекса и заявили о создании межрегиональной депутатской группы «Республика». Власть тут же предприняла ряд шагов по дискредитации деятельности некоторых «республиканцев», в частности Сергея Скребца, в отношении которого было возбуждено уголовное дело, а также В. Парфеновича, которого БТ в одном из своих сюжетов обвинило в незаконной деятельности.

Заметим, что до недавнего времени официальные СМИ упорно делали вид, что ничего такого особенного в Палате представителей не происходит. Лишь после того, как президент в своем Послании Национальному собранию высказался прямо против некоторых депутатов, которые «до сих пор носят «тяжелые погоны», а других призвал выше поднять знамя гребного спорта в нашей стране вместо того, чтобы заниматься политикой, стало ясно, что начинается открытая политическая борьба.

Позиции власти в отношении оппозиционеров в парламенте предельно ясна – дискредитация любой ценой. Пиаровская схема также не нова: в ее основе лежит неизменный тезис о том, что люди, у которых нелады с законом, испугавшись справедливого возмездия, ударились в политику и стали оппозиционерами. Подобные схемы уже применялись к ряду политических деятелей, к коим, например, принадлежали депутаты Верховного Совета А. Климов, В. Круговой, В. Кудинов. Судьба их сложилась по-разному, но схема публичного обвинения была идентична.

Сама по себе подобная коллизия не лишена интереса, однако, не менее интересно и то, что же собственно представляет собой фракция «Республика» или каков сегодня образ парламентского оппозиционера.

Несомненным лидером «республиканцев» является генерал Валерий Фролов. Генерал-демократ – на постсоветском пространстве явление не новое, хотя такое сочетание «политических амплуа» само по себе неожиданно (в советские времена словосочетание «еврей-колхозник» называли, помнится, самым коротким в мире анекдотом). Валерий Фролов является генералом танковых войск, прошедшим все необходимые ступеньки военной карьеры. Его лейтенантская юность прошла в Борисовской 7-ой армии. В 1993–1994 г.г. он служил в Бобруйском 5-ом военном корпусе, потом 6 лет командовал Гродненским 28-ым армейским корпусом. Так что он наш – белорусский – генерал, несомненно, смелый и решительный человек, который пользуется уважением в армии. Генерал Егоров (экс-председатель КГБ), которого вряд ли можно назвать оппозиционером или просто сочувствующим, сказал о В. Фролове: «Как генерал генералу мне Фролов импонирует. Не могу сказать, что он простак или слабак ...Что касается его командирских качеств, знаю, что в Литве, будучи командиром дивизии, он пережил очень непростое время».

Внешне генерал Фролов резко отличается от всех белорусских политиков. Он – генерал, и играет именно генерала. Вольно или невольно, а скорее всего – и то, и другое, он подражает покойному генералу Лебедю. Конечно, Фролову еще далеко до той убийственной афористичности, которая была свойственна красноярскому губернатору, но уже сейчас многие его фразы, например, о сравнении полномочий президента и парламента с гирями или о том, что «лежа на диване свободным не станешь», подхватываются и повторяются журналистами.

Потенциал публичного политика, коим обладает генерал Фролов, оценивается теми, кто сталкивался с ним и слушал его выступления, по-разному, а зачастую и прямо противоположно. Кто-то говорит о его несомненной убедительности, кто-то – чуть ли не о беспомощности. На мой взгляд, дело тут не в симпатиях или антипатиях к генералу, а в недостатке у него опыта публичных выступлений. Лично мне довелось слушать его выступления в течение двух дней на одной из конференций, посвященной перспективам развития политических процессов в Беларуси. Замечу, что дело происходило в Литве, где генерал провел несколько лет в статусе «оккупанта», о чем он весьма неуклюже тут же сообщил слушателям. Вся его речь была что называется «плохо скроена», как плохо бывает скроен костюм, где и там морщит, и тут тянет. Генерал пытался объяснить позицию фракции, делая упор на то, что «мы – не оппозиция», и был при этом не слишком убедителен. На следующий день ситуация изменилась коренным образом. Речь Валерия Дмитриевича была ясна, лаконична, полна удачных аналогий и метафор. Конечно, у всех случаются неудачи, но причина в данном случае именно в нехватке опыта, который, как известно, дело наживное, было бы желание и учителя.

Генерала часто упрекают в недостатке знаний по экономике, политике, праву, да и общей эрудиции тоже. Что есть – то есть, но известно и другое, а именно то, что генерал Фролов сам это хорошо понимает. Поверьте, такое встречается не так уж часто. Человек, вышедший в начальники, в 90 случаях из 100 с большей или меньшей откровенностью реализует формулу «Я начальник, ты – дурак». Люди, работавшие и работающие с генералом Фроловым, утверждают, что он принадлежит к тем самым 10 процентам исключений, т.е. отдает себе отчет в собственной некомпетентности в ряде вопросов.

Что с этим делать? Известно, что генералов учить – только портить. Хотя советников и советчиков у В.Фролова, думается, немало (а со временем будет еще больше). Советы, конечно, следует принимать во внимание. Нужно при этом не потерять главного, а именно: обаяния, которое, несомненно, присуще генералу Фролову. Толковый словарь С. И. Ожегова трактует обаяние как «очарование, притягательную силу», но, согласитесь, это мало что проясняет в сущности обаяния. Обаяние либо есть, либо нет. У генерала Фролова оно, несомненно, есть, и в этом смысле он единственный достойный соперник А. Лукашенко, обаяние которого – важная часть его политического потенциала. «Наезжая» на генерала Фролова, А. Лукашенко, с точки зрения логики политической борьбы, совершенно прав – он точно видит главного соперника по харизме.

Главное оружие В.Фролова – его умение общаться с так называемыми простыми людьми и давать простые ответы на сложные вопросы. В.Фролов, на мой взгляд, единственный оппозиционный политик, который может переиграть ныне действующего президента на его же поле. Его армейское прошлое, простая речь, незатейливые рецепты и решительная внешность – это товар, на который есть спрос на белорусском политическом рынке. Кроме того, в биографии генерала есть и весьма драматические моменты, например, его недавнее вдовство. Допускаю, что многие интеллектуалы поморщатся, читая эти строки, но на то они и интеллектуалы, а для обычных людей этот факт многое значит и о многом говорит.

Однако только на обаянии политику не построишь. Верным соратником генерала Фролова является депутат В. Парфенович. У него с биографией и харизмой тоже все обстоит неплохо. Начнем с того, что В. Парфенович – привлекательный мужчина высокого роста и спортивной внешности, что в среде белорусской политической элиты большая редкость. В. Парфеновича отличает складная речь, умение общаться с журналистами и фотогеничность. Правда, он почему-то предпочитает сниматься в галстуке с приспущенным узлом, но, как знать, может быть, это некий особый (на мой взгляд, неудачный) прием?

Что находится в активе В.Пафеновича? Безусловно, его спортивное прошлое. В условиях, когда официальное руководство страны любит спорт и спортсменов, олимпийское прошлое – это несомненные плюс. Еще одно преимущество бывшего олимпийца – его искренность. Проанализировав все интервью, которые были даны им за последнее время, замечу, что В. Парфенович сознательно или интуитивно действует как опытный пиарщик, и в этом смысле воспроизводит основные ПР-приемы, которыми пользуется и президент. В частности, он охотно ссылается на свой личный опыт («Меня уже мама ругает за то, что ничего не делаю в парламенте»), признает свои ошибки («За всю свою жизнь я принял два укола ритаболила (анаболический стероид – С.Н.). По принуждению. Скажу честно, когда принимаешь запрещенные препараты, работать намного легче. Но – последствия крайне серьезные»), подчеркивает собственное бескорыстие («через два месяца после того, как я ушел из большого спорта, моя семья перешла на макароны»). Речь В. Парфеновича – это речь образованного человека, и в этом смысле он опровергает распространенный у нас миф об интеллектуальной несостоятельности спортсменов. В разговорах он охотно упоминает известных авторов, ссылается на те или иные исторические факты, вспоминает Дон Кихота как человека, творившего добро. В. Парфенович умеет полемизировать и делает это порой весьма остроумно. Так, отвечая на обвинения, выдвинутые в его адрес белорусским ТВ, он заметил: «Я хотел бы передать привет белорусскому Доренко и сказать, что я не Лужков».

Про таких как В. Парфенович можно сказать – «все при нем». Добавлю, не побоясь упрека в цинизме, что дополнительные симпатии к нему привлечет и то драматическое обстоятельство, что у него есть сын, инвалид по рождению. Как бы ни было грустно, публичный политик должен говорить и об этом.

Третий в списке «республиканцев» – депутат Сергей Скребец. До недавнего времени о нем было известно менее всего. Сегодня он – «enfant terrible». По-французски – «ужасный ребенок» депутатской группы «Республика». В последнее время газеты много писали о том, что ему как бывшему руководителю концерна «Белбабаевское» было предъявлено обвинение в невозвращении кредитов. Сам С. Скребец всячески отрицает свою вину, ссылаясь на то, что кредит «Белбабаевское» взяло уже после того, как он ушел на работу в парламент, что, как известно, не допускает совместительства. По поводу последней нормы сказано и написано немало. Не будем лукавить, многие депутаты лишь формально оставляют свой бизнес, переходя на постоянную работу в Палату представителей. Однако, не имея на руках вполне достоверных доказательств, воздержимся от такого рода замечаний в адрес С. Скребца.

В данном случае нас гораздо более интересует его ПР-потенциал. Скажем сразу, С. Скребец выбивается из общего ряда руководителей «республиканцев». Он проходит у них по ведомству экзотических фигур: прыгает с парашютом, ездит на Тибет, общается с буддийскими монахами и увлекается изотерикой. Одна из оппозиционных газет даже поместила его фотографию сразу же после приземления в парашютном шлеме со стропами в руках. Можно предположить, что ему не дают спокойно спать лавры недавно избранного литовского президента Роландаса Паксаса, который всячески подчеркивал свое умение обращаться с летательными аппаратами и даже провел часть своей избирательной кампании на вертолете. Впрочем, тем же порой грешит и белорусский президент, свято веря в помощь небес.

Репутация С.Скребца наиболее сомнительна среди всех членов группы «Республика». Неслучайно именно он стал главным объектом «наезда» со стороны правоохранительных органов. Это означает, что в отношении В. Фролова и даже В. Парфеновича (обвинения в его адрес пока звучат весьма неубедительно) сильных аргументов против просто нет. В этих обстоятельствах главная задача группы «Республика» – продумать четкую тактику защиты. Подобные случаи описаны во множестве учебников по ПР-технологиям. Если с фирмой (предприятием) случается неприятность, необходимо четко договориться о занимаемой позиции и не допускать разночтений в публичных комментариях.

События последних недель позволяют констатировать: фракция «Республика» вышла из стадии детства и отрочества и стала взрослой. Именно об этом свидетельствует нервная реакция властей на предпринимаемые ею действия. Личностный потенциал фракции, а вернее – потенциал ее руководства, по моему мнению, значителен. Во всяком случае, такой оппозиции в Беларуси после 1996 г. еще не было. В. Фролов, В. Парфенович и даже С. Скребец становятся заметными фигурами на политическом рынке страны. Сегодня вопрос заключается только в том, каково же содержание предлагаемого ими проекта. Об этом мы порассуждаем в следующем выпуске.

Метки