Белорусский вызов: демократический ответ (III)

Беларусь была и утвердилась с помощью проводимой политики страной с высокой степенью социальной идентичности. Точнее – равенством в бедности. Многое ассоциируется с социальной справедливостью как выбором белорусского народа. Конечно, воспитанное в советском духе население хочет справедливости, жаждет такой справедливости, когда все примерно равны. Хотя бы формально. Но на деле происходит обратное. После 2000 года растет социальное неравенство. Номенклатура отстраняется от равенства всеми «фибрами своей души». На деле, хотя на словах присутствует странный образ самоотверженной власти. Служащей народу и только ему родимому. Служат же чиновники президенту. Он – их народ, их «всё».

В этой странной идентичности и парадоксальности Беларуси также зарыты проблемы будущей демократической власти. Многое придется объяснять и применять в реальной практике достаточно жестко, райсобес по имени «Беларусь» пора закрывать. Но кто начнет первым диалог с обществом по совокупности данных проблем? Может, именно это и является самым сложным и важным политическим перфомансом страны? И пора начинать?

Посмотрим на наши достижения.

Кейс 6. «Экономическая и социальная дифференциация населения страны»

С 1991 по 1995 год средняя заработная плата в стране находилась на уровне 25-30 долларов. При наличии разных программ регулирования и различных установок политической и экономической элит она оставалась постоянной. Правящий класс номенклатурного типа приучил людей жить на 25-30 долларов в месяц. При субсидировании квартир, общественного транспорта и иных социальных товаров.

Что происходит сейчас? Нечто иное, но и не совсем. Равенство в собственности 95% населения страны – это равенство в лишении собственности. Рассчитывать наши сограждане могут только на получение сравнительно невысокой и устойчивой заработной платы. В целом – 300 долларов в месяц, что кратно в 10 раз показателям 1991-1995 годов.

Самые общие показатели номинальной заработной платы дают следующую картину положения дел в государственной политике доходов (приводим официальные данные, включая копирование диаграммы).

Диаграмма 8. Среднемесячная зарплата (отраслевые агрегированные показатели) Беларуси в 2006 году, в тысячах рублей.

Однако отличаются прежде всего отрасли и сферы деятельности. Есть абсолютные лидеры экономики среди основных секторов. По заработной плате они гораздо более привлекательные для своей корпоративной сообщности.

Диаграмма 9. Среднемесячная зарплата Беларуси в 2006 году (лидеры), в тысячах рублей.

Занятые на этих предприятиях и являются главными получателями денег «белорусского экономического чуда». Это основные отряды и группы объективно заинтересованных в сохранении целей и методов существующей экономической политики. Правда, ограничение поставок российской нефти может вызвать уныние и негативные аттитюды у данных категорий занятых, но их корпоративное сообщество смогло переключить часть акцизов на финансовую поддержку предприятий нефтехимии. Это своего рода пример реальных производственных отношений.

Перечисление самых «выгодных» отраслей показывает, что за ними стоят интересы нефтяного лобби и инфраструктуры этого лобби. За исключением авиаторов. Кстати, в последнее время из категорий, показываемых статистикой, исчезли руководители хозяйственных органов и банкиры. Категории самых высокооплачиваемых. Причины, скорее всего, в том, что слишком велика разница в доходах между ними и другими категориями работополучателей и чиновников.

Вторая сторона проблемы – наличие категорий занятых, заработки которых низки даже в столь социально однородной стране, как Беларусь. Показатели доходов таких сфер деятельности представлены на диаграмме 9.

Диаграмма 10. Среднемесячная зарплата Беларуси в 2006 году (аутсайдеры), в тысячах рублей.

Во-первых, низкие доходы в отраслях с низкими финансовыми показателями. Во-вторых, это производственные сферы женского труда. Как правило, текстильная, швейная, обувная промышленность. В-третьих, к лузерам политики доходов автоматически относятся те, кто связан с искусством и культурой. Это отражает природу государства, культивированием которого уже долго занимаются представители лидирующих политических элит. В-четвертых, с равной степенью старательности они так же реализуют свои взгляды и в отношении 95% занятых в самом сельском хозяйстве. Выдавая в эту отрасль ежегодно 1,5-2 миллиарда долларов субсидий. Планируя разместить там же 32 миллиарда долларов в течение пяти лет.

При развитии инфляционных процессов и ухудшении финансового положения в стране занятые в этих сферах окажутся в самом сложном положении и будут представлять собой наиболее уязвимые социальные и профессиональные группы. Это следует учитывать и практически при разработке вариантов социальной политики, мер по поддержке ряда категорий граждан страны.

Вместе с тем существует и достаточно выразительная дифференциация доходов внутри самих секторов экономики и социальной сферы. Рост неравенства в доходах начался с 2000-2002 года и отражал изменение соотношения сил в разных социальных группах общества. В определенной степени сказалась и позиция основных элитных групп. Часть интеллигенции, техноструктура и работники аппарата управления ловко обходили разные ограничения и запреты. Так, в настоящее время чиновники и научная номенклатура используют финансовые ресурсы, направляемые на инновационные исследования, и во временных творческих коллективах научились выписывать себе гонорары величиной в 50-60 миллионов рублей в год. Что соответствует «приработку» в 2000-2500 тысячи долларов в месяц. Это соответствует доходам ученых многих развитых стран. Заметим, что речь идет о дополнительных доходах. В то время когда основная часть инженеров, ученых и специалистов может получать в 10 раз меньше. За всю свою работу и научную деятельность. При наличии высоких гонораров и заработной платы для собственных руководителей 90% занятых получают 200-250 долларов, не более того.

Кейс 7. «Экономическая и социальная дифференциация пенсионеров»

В результате демографической политики последних лет в стране на 30-50 тысяч ежегодно уменьшается количество реального населения. До проведения переписи можно предположить о проживании на территории Беларуси 9750 тысяч человек, которые являются резидентами страны. Те или иные посольства ведут свои подсчеты иностранных граждан. Скажем, китайские дипломаты считают, что в Беларуси находится всего 500 граждан Китая. Более подробно эта тема может быть развернута специально, но пока в этом нет необходимости.

Главное – понять демографические детерминанты. Они важны для проведения экономической и социальной политики. Наиболее важный момент – самая многочисленная демографическая группа населения страны – жители в возрасте 70 лет и старше. Их число составляет 933 тысячи человек. Все они в той или иной степени связаны с пенсионной системой и находятся в прямой зависимости от финансового положения страны.

Среди пенсионеров есть своя дифференциация. Наиболее крупные получатели пенсий имеют следующие доходы.

 Диаграмма 11. Среднемесячная пенсия Беларуси в 2006 году, в тысячах рублей

Но это не всё. Есть и свои тонкости доходов данной категории в 2600 тысяч человек. Конечно, получатели пенсий из числа военнослужащих могут обеспечиваться суммами в 750 тысяч и выше. Таких пенсионеров очень много в Беларуси, которая стала второй родиной для значительного количества офицеров и прапорщиков СССР. Никто и никогда настойчиво не ставил задачи выравнивания условий жизни пенсионеров. Учитывая знаковость вопроса и цели социальной политики, требуется и изменение рамочных параметров пенсионного финансирования. Не сразу, но в течение 1,5-2 лет это следовало бы сделать.

Одновременно следует увеличить средние показатели пенсий по указанным категориям получателей данных доходов. Параллельно с созданием накопительной системы пенсий, превращением вкладов в пенсионные фонды в капитализируемый доход. Как это и должно быть в условиях справедливого общества. Тогда и не будет пенсионеров с 55 долларами месячного вспомоществования. Едва ли является «социальной» пенсия в условиях действующего «белорусского экономического чуда». Впрочем, с этими виртуальными представлениями скоро расстанутся даже авторы этого феномена.

Неравенство пенсионеров может быть триггером социальной политики настоящего и будущего. Общество реально плохо знает, какие пенсии какие профессиональные группы получают. Чем шахтеры отличаются от милиционеров, а министры – от профессоров университетов. Элементарное знакомство с такой статистикой повергло бы в изумление многих сторонников белорусского президента.

Новая пенсионная политика должна быть прозрачной и простой. Давать шансы для всех, кто больше и лучше работает, достигает более высоких экономических результатов. Важно и обеспечение пенсионных выплат посредством капитализации доходов в форме собственности. Что можно делать уже сейчас. Политические лидеры вполне могли бы инициировать лоббирование проектов новых частных пенсионных фондов, которые частично уже существуют, но малозначимы в масштабах страны.

Таким образом, новая экономическая политика будет сталкиваться с рядом горячих тем, неравенством нового типа. Что требует подготовки и отработки самой модели новой социальной политики в XXI веке.

 

Метки