«Единая Беларусь»

Наполеон всегда хотел быть один,
а это надежное средство против долголетия.

Ш. Талейран

Политический мир Беларуси постепенно втягивается в подготовку новых президентских выборов. Это только кажется, что до выборов 2,5 года. Ведь через месяц, с учетом ныне действующей белорусской Конституции, А. Лукашенко вступит в свою последнюю 900-дневку. Если не будет конституционных изменений, если не будет референдума, если не будет международного форс-мажора, то через 30 месяцев в стране будет другой президент.

Сомнительно, что в данном случае сослагательное наклонение имеет шансы на претворение в жизнь. Скорее всего, будут и конституционные изменения, закрепленные референдумом, и сильное влияние на политическую жизнь страны внешних факторов. Мы знаем, что власть уже заготовила сценарии на все случаи жизни. Некоторые из них, в частности проблема проведения референдума, продуманы и прописаны фундаментально. Другие задачи, решение которых позволит увековечить не только власть первого белорусского президента, но и закрепить в политической жизни страны «лукашизм», как социально-политическое движение, находятся в стадии разработки. Важнейшей и одновременно требующей решения в ближайшие год-два является задача создания массовой правящей политической партии.

Для А. Лукашенко партийное строительство является исключительно болезненной проблемой. За годы своего президентства он постоянно возвращался к идее создания собственного политического авангарда, и каждый раз убеждал самого себя, что претворение в жизнь столь масштабной политической задачи в настоящее время несвоевременно, отвлечет массу сил от выстраивания «вертикали» власти и преобразования по единому лекалу профсоюзов, молодежных организаций, местных Советов. По некоторым сведениям, в личных беседах Александр Григорьевич никогда не скрывал, что на него оказал огромное негативное воздействие тот развал, который произошел с КПСС. Исторически мгновенное исчезновение огромной, на первый взгляд монолитной и отмобилизованной правящей партии, особые права которой на политическую монополию были закреплены 6 статьей Конституции СССР, убедили главу белорусского государства, что партийное кресло только внешне может казаться незыблемым.

Но время шло, а вместе со временем менялась и политическая ситуация внутри страны и вокруг нее. Политика и история – родные сестры. Логика политического развития Беларуси строго соответствует исторической колее, в которую удалось столкнуть ее руководству. То, что ранее казалось только признаками авторитаризма, наконец, приобрело внутреннюю динамику, обросло традициями и стало укореняться в народном сознании. К концу 2003 года Беларусь окончательно оформилась в авторитарное государство. Ограничения политического плюрализма и плюрализма политической идеологии, отсутствие реального разделения властей, специфический белорусский опыт проведения выборов, особое место в политическом спектре силовых ведомств постепенно стали неотъемлемыми чертами белорусской политической модели.

Но авторитарная система все-таки не закрыта от окружающего мира. Ветры от расширяющейся глобализации врываются в ее окна. Так что общество должно куда-то двигаться, иначе оно просто дезинтегрируется. Если Беларусь направится дальше по авторитарному руслу к тоталитаризму, то без массовой правящей партии нашим властям не обойтись. Тоталитарный строй основан на монополизме партии, партийный стержень пронизывает все общество, экономику, внешнюю политику. В итоге партия замещает традиционные религии и сама превращается в предмет культа.

Если белорусские власти понимают, что в стране нет ресурсов для поворота к тоталитарному строю и демократизацию и рыночную экономику не минуешь, то им тем более необходима мощная партийная структура, на которую можно будет опереться в момент массовой приватизации и борьбы за сохранение остатков политического влияния.

Правящий режим готовится к грядущим испытаниям. В частности, уже упомянутый 2003 год прошел под знаменем окончательного укрепления «святой троицы» – советов, молодежных организаций, профсоюзов. Завершился очередной этап формирования белорусской государственной идеологии. С огромным трудом в целом удалось структурировать огромный государственный пропагандистско-агитационный механизм. Однако целостной политической системы до сих пор не создано. Нет политической вершины – партии, которая и должна, по идее, возглавлять политическую пирамиду. Судя по всему, только сейчас подошло время для партийного строительства.

Почему именно сейчас? Что мешает и дальше балансировать на политических тенденциях, стравливая и противопоставляя их друг другу? Дело в том, что именно в конце 2003 года и в начале 2004 года причудливо переплелись несколько серьезных долговременных негативных внутренних и внешних факторов белорусской политической жизни. Большинство из этих факторов носит фундаментальный и многолетний характер, и для противопоставления им необходим серьезный политический ресурс.

Выберем наиболее важные из тех, что лежат на «поверхности»:

1. Падение рейтинга А. Лукашенко приобрело внутреннюю динамику и перестало быть «национальным секретом». Президент навсегда вышел из группы news. Постепенно затухли дискуссии по поводу его политики, что говорит о том, что общество ощущает ограниченность ресурсной базы и возможностей влияния на социально-экономическую ситуацию в стране со стороны исполнительной власти. Беларусь постепенно втягивается в новый этап жизни постсоветского пространства, который олицетворяется такими противоречивыми персонажами, как В. Путин, Алиев – младший и т.д... А. Лукашенко, как продукт ушедшей ельцинской эпохи, стал «старомоден». Белорусскому президенту, как воздух, нужен новый имидж, его фамилия должна приобрести новое политическое звучание, его титулы должны быть модернизированы и закреплены политической волей сплоченной организации единомышленников.

2. Нерешенность политической загадки «3-ий срок» все больше дестабилизирует среднюю, и даже часть высшей номенклатуры. Наличие для будущего конституционного референдума негативного общего внутреннего и внешнего фона говорит о том, что «вертикали», которая и должна проводить референдум, требуется не только внутренняя мобилизация, но и серьезный внутренний и внешний политический «рычаг». Власть понимает, что повторить 1996 год не получится. Нужны новые политические силы.

3. Начавшаяся ликвидация основ Союзного Государства будет ускоряться. Демонтаж монументов вечного «братства» должен проходить под непосредственным патронажем членов Высшего государственного Совета СГ России и Беларуси. Эта давно назревшая работа будет сопровождаться всевозможными эксцессами, скандалами, конфискациями и взаимными депортациями. Как ни стремится Игорь Иванов смикшировать надвигающиеся на его ведомство проблемы, но, безусловно, постепенно «белорусский вопрос» будет выдвигаться на первый план российских внешнеполитических задач. Иначе этим «вопросом» плотно займутся другие могущественные страны и международные союзы… Наличие в руководстве РФ сторонников использования в отношении личности первого белорусского президента сталинской формулы «Нет человека – нет проблемы» ставит задачу выхода на политическое поле Беларуси сплоченной и массовой политической организации во главе с А. Лукашенко.

Мы, затронув только самые «горящие» проблемы, с которыми пытается совладать белорусское руководство, видим, что без собственного политического авангарда единолично справиться с ними Александр Григорьевич не сможет. Он сам себе отдает отчет в том, что времена его электорального триумфа прошли, а останки его «харизмы» увлеченно доклевывают российские эстрадные пародисты.

Массовая правящая политическая партия была бы исключительно полезна в организации противостояния вышеперечисленным вызовам. Кроме того, как мы уже говорили, партия А. Лукашенко является логичным завершением строительства авторитарного строя, мостиком для перехода к тоталитаризму или спасательным кругом в случае необратимой деградации правящего режима. Но есть ли дополнительные стимулы сегодняшнего дня для начала партийного строительства? Безусловно, есть. К ним можно отнести:

– Успех на думских выборах «Единой России», которая при всех своих слабостях в условиях выборной демократии (представляю, как кое-кто здесь поморщится), обеспечила Кремлю монополию в законодательной ветви власти. Для официального Минска пример создания и быстрой раскрутки «ЕР» оказался в роли хлопка стартового пистолета.

– Не зря всю последнюю неделю официальные СМИ твердят о рождении в РБ «среднего класса». Мы, конечно, понимаем всю преувеличенность этого посыла, но, тем не менее, несомненно, что в социальной базе режима произошли серьезные изменения. Планируется, что выразителем интересов этих социальных слоев через партийные структуры будет А. Лукашенко. (Разговор о социальной базе партии власти впереди и вне рамок данной статьи).

– Глава белорусского государства нуждается в приобретении дополнительной «объективной причины» для объяснения невыполнения очередной международной договоренности. При низком рейтинге сложно ссылаться на волю народа, но на мнение партии как раз вполне удобно. Партийное решение – наиболее удобный инструмент для быстрой и маневренной борьбы против превращения РБ в субъект российской федерации.

– Партийные структуры предоставляют дополнительные переговорные площадки и коммуникации для прорыва политической изоляции не только с Запада и Востока, но и внутри белорусской политической элиты.

– Для А. Лукашенко был бы нелишним и собственный партийный культ личности, хотя он панически боится обязательной для любой партийной структуры партийной демократии. Раньше ему хватало собственного авторитета. Сейчас ему требуется подкрепление.

Два месяца назад (5 декабря) А. Лукашенко собрал особо доверенных депутатов НС ПП РБ. Состоялся весьма примечательный разговор. Слушатели убедились, что А. Лукашенко уже решился на референдум, но здесь, на этой встрече, глава белорусского государства впервые дал понять, что для проведения конституционного референдума на политическое поле будет выпущен новый мощный политический игрок. Это был сигнал.

Сигнал не обманул. В декабре в беседах с главой белорусского государства о будущем партийном строительстве были «засвечены» ряд персон. Пока назовем двух – депутат Костян и первый секретарь ЦК КПБ В. Захарченко. Из анализа крайне разрозненных реплик и небрежно оброненных слов появилась некая мозаика, которая, тем не менее, позволяет сделать три вывода:

1. Старт партийному строительству в РБ будет дан сразу после переизбрания В. Путина.

2. А. Лукашенко не допустит появления белорусских Грызловых. У партии и государства будет один лидер.

3. Ввиду отсутствия в команде президента опытных партийных строителей, А. Лукашенко подумывает о том, чтобы заняться созданием партии единолично.

Итак, как же белорусский президент собирается строить массовую правящую партию? Для ответа на этот вопрос стоит обратить внимание на предыдущие политические «постройки» белорусского президента.

Вся современная политическая конструкция Беларуси является ни чем иным, как развитой клиентелой – то есть низшей формой организации социально и политически активных граждан. Для сравнения, стоит отметить, что клиентелами являются преступные группировки. Развитой клиентелой можно считать феодальное общество. Структура клиентелы была внедрена в политический механизм фашистских и нацистских режимов.

Для клиентел характерны полное подавление слабого сильным, непререкаемость авторитета вождей (патронов, патрициев, «крестных отцов» и иных «батьков»), обязательное самоунижение и рабская преданность нижестоящих перед вышестоящими. Для захвата и удержания власти строго ограниченный период времени клиентела вполне сгодится. Так была построена партия большевиков до начала 20-х годов.

Для руководства современной Беларуси клиентелы мало. Для управления страной требуется создание политической структуры, в которой каждый «солдат партии» ориентируется на некий «устав», а не на волю политического патрона. Такая структура должна иметь строгую иерархию.

Политическая иерархическая структура вносит в политическую систему элемент конкуренции, возможности карьерного роста для всех участников иерархии. Конечно, к чему лукавить, любая иерархическая система – это скопище кланов, которые борются друг с другом не на жизнь, а на смерть. Но такая борьба не позволяет какому-нибудь клану занять на продолжительное время монопольное положение в системе, что резко отличает иерархическую политическую организацию от клиентел. Но обе эти системы – родственники. Они выстроены строго вертикально, подчиненность всех нижерасположенных ярусов высшим строго контролируется. Так возникает «управляемая» политическая система.

В Беларуси начался переход от клиентел к иерархии. В руководстве появляются новые люди, готовится кадровый резерв, постепенно уходят на покой или в оппозицию старые зубры традиционных белорусских номенклатурных кланов. Появляются новые кланы. Они уже не привязаны к областям или райкомам партии (как не вспомнить Ленинский райком г. Минска!), а группируются вокруг финансовых потоков и коммуникационных линий с внешним миром.

Но у иерархической системы, как, между прочим, и у клиентел, есть существенный недостаток – «страшно далеки они от народа». И если у клиентел социальная база – это деклассированный элемент (вчера сельский Анискин, а сегодня вице-спикер), то иерархия – это мир бюрократии. Теоретически массовую политическую партию на этой базе построить можно, но она будет похожа на осиновый кол, воткнутый в болотную кочку. Так что нужны «корни» – горизонталь.

С «горизонталью» власть «работает» не один год. Ведь тут размещены структуры гражданского общества, состоящие из граждан, объединенных не вертикально структурированной иерархией, а добровольно принятым уставом. Здесь, по идее, не должно быть карьерных страстей, подчиненности до раболепия, жестко организованных кланов. Вот власть и очищает этот ярус от НГО, независимых профсоюзов, молодежных организаций, не забывая прикрывать своей широкой спиной ФПБ и БРСМ.

Единство нашего общества должны составлять три столпа: первый – сильные Советы, представители народа,второй – сильные молодежные организации, молодежь, третий – сильные возрожденные, возвращенные к жизни профсоюзы.

А.Г. Лукашенко

Однако на горизонтальном уровне у А. Лукашенко проблемы. Пытаясь создать «свое» гражданское общество, он переносит в него внутренние законы и традиции, которые характерны для клиентел и иерархий. Но соединить бюрократию и добровольно принятый устав невозможно, поэтому государственные профсоюзы Л. Козика и молодежь М. Орды составляют основу псевдогражданского общества. Но без активного участия структур гражданского общества создать массовую правящую политическую партию нельзя.

Конечно, можно бесконечно завидовать английским лейбористам, которые имеют в своем составе трейд-юнионы в качестве коллективных членов, но тогда власть должна признать, что ФПБ далеко даже до анархо-синдикалистов. Так что с «корнями» пока плохо.

Однако без «горизонтали» партийную бюрократическую иерархию ожидает жизнь в политическом «парнике», наподобие томатов на гидропонике в совхозе «Ждановичи».

Теперь о «гидропонике». Массовая правящая партия невозможна без «кружковщины», то есть целой сети клубов единомышленников. Здесь должны формироваться идеи, концепции, программы, создаваться идеология. Это сфера деятельности интеллигенции. Нет нужды объяснять, что с интеллигенцией, да и с интеллигентностью у нашей власти имеются неразрешимые проблемы.

Поменьше политической трескотни.
Поменьше интеллигентских рассуждений.
Поближе к жизни.

Ленин

Тем не менее, судя по оптимизму наших властей, задача создания идеологии белорусского государства на грани окончательного решения. Но удастся ли ее приспособить для партийных нужд – это большой вопрос. В противном случае нас ждет государственно-партийный идеологический мутант в духе «Программы Коммунистической партии Советского Союза».

Но вернемся к «кружкам» «умных голов» или клубам единомышленников, а если вернее, к проправительственному экспертному сообществу, которое, по идее, обязано стать партийным.

Экспертное сообщество – важнейший компонент успеха партийного строительства. Эксперты и аналитики – товар штучный, и по ним стоит пройтись персонально. Где мы их найдем? Там где их прикармливают – в государственной системе агитации и пропаганды. Во всяком случае, здесь их наибольшая концентрация.

Структура государственного агитпропа многоярусна. Начнем с нижнего – третьего яруса. Здесь мы обнаружим тех, кто озвучивает мнения, сформированные выше. Помимо депутатов и сенаторов – господ Чергинца, Машеровой, Пашкевича, Хрола и других, которые не допущены к принятию решений, а выполняют на совещаниях исключительно представительские функции, сюда же «зачислены» и ряд привлекаемых личностей, которые претендуют на создание собственного идеологического продукта (Е. Новиков). Здесь мы не обнаружим лиц, способных внести достойный идеологический вклад в партийное строительство.

Поднимемся на второй ярус. Это мир правительственных аналитиков. Здесь можно встретить Лилию Станиславовну Ананьич с небольшой группкой собственных экспертов, ее патрона министра Русакевича, практикующего в геополитике Валерия Николаевича Суряева. Сюда же можно отнести и господина Скобелева – создателя концепции «восточно-европейской цивилизации». Стоит обратить внимание театрального режиссера Давыдько, «следы» которого обнаружены даже на Северном флоте РФ. Но эти люди также вряд ли будут полезны при развертывании массовой политической структуры.
Не поможет в этом деле и В. Цепкало, который по мере сил стремится посодействовать росту имиджа РБ.

Главная фигура на втором ярусе – господин Пролесковский. Он в силах организовать информационную «завесу» партстроительству. Во всяком случае, «Особое мнение» ОНТ говорит его голосом. Людьми ему поможет господин Зимовский. Он превратил свое СТВ в настоящую кузницу кадров для телепропаганды. Для партийного дела наверняка будет привлечен господина Гридюшко, который сейчас занимает пост заместителя министра культуры, до этого работал с детьми, а еще ранее был секретарем ЦК ЛКСМ республики. Есть и иные…

На верхнем ярусе мы найдем дирижеров информационных кампаний. Основных трое. Это господа Мясникович, Долголев и Козик. Мало того, что эти люди выходцы из старых номенклатурных кланов, но они, кроме того, имеют собственные информсети в российской столице. Но то, что хорошо для организации антироссийской кампании, будет только мешать при создании правящей партии. Поручать им партстроительство президент не будет. Но некоторыми их кадрами наверняка воспользуется. Во всяком случае, стоит обратить внимание на «человека Долголева» в белорусской столице – главного «кадровика» Мингорисполкома господина Козела. Мы еще услышим о нем.

Не стоит забывать М. Орду и его свиту, в которой есть несколько любопытных личностей. Эта группа в намеченном деле будет задействована практически полностью.

На этом аналитические резервы власти исчерпаны. Прямо скажем, не густо.

Но ведь задача стоит фантастическая по сложности. Предстоит из элементов лукашенковской клиентелы, создающейся новой партийно-государственной иерархии, из профсоюзов, молодежных организаций и системы советов, крайне скудных ресурсов государственного «экспертного сообщества» создать жизнеспособный партийный механизм, сочетающий в себе преданность членов, партийную демократию, культ вождя и интеллектуальный прорыв партийных идеологических центров.…Эта работа для титанов!

Но только так можно создать действительно правящую массовую партию, которая будет выполнять свои основные задачи:

– станет центром формирования идеологии развития страны, включая, политические, экономические и общественные составляющие;

– станет кадровым источником для всей системы управления страной;

– будет присутствовать в политической жизни Беларуси на всех уровнях, начнет заниматься своей социальной базой, работать с ней, водить к избирательным урнам.

Сможет ли лично А. Лукашенко вытащить столь тяжкий воз? Мы знаем характер белорусского президента. Он начнет с энтузиазмом, а затем быстро устанет и начнет искать тех, кто эту работу сделает для него. Как мы уже говорили, в современной президентской команде столь опытных политтехнологов нет. Если он привлечет к этой работе В. Захарченко, то, как в том анекдоте про производство на оборонном заводе (как ни собирали холодильник, все равно получилась гаубица), вместо нужного политического результата получим гаубицу. Если на это дело он поставит депутата Костяна, то нас ждет немало веселых минут.

Возможно, что власть обратится к услугам именитых отставников – В. Заметалину и мастеру по проведению Всебелорусских собраний С. Посохову? Во всяком случае, это было бы логично. Так что, если мы вдруг заметим этих лиц в коридорах власти, то это будет означать: «Час пробил!»

Партия? Это безумие многих ради выгоды единиц. / Д. Свифт /

 

Метки